Сообщение Ивана Ивановича Егорова


Рассказ Дундуковского, из деревни Опочки Псковской обл. С выходом указа о наказаниях за опоздание на работу под Москвой, на берегу Химкинского водохранилища, был создан концентрационный лагерь для осужденных за опоздания. Дундуковский сидел в этом лагере шесть месяцев. Главной работой заключенных было выпиливание льдин на водохранилище и складывание их в штабеля, якобы для холодильников Москвы. Кто не выполнял норму выработки, оставался на вторую смену. Конвой естественно менялся. Не выполняющим норму не разрешалось ни писем, ни посылок. Смертность в лагере доходила до сорока человек в день. Если бы не освобождающийся земляк передавший мне освобождающуюся должность, сказал Дундуковский, (должность пожарника (!!!)), я бы оттуда не вышел. 18 июня Дундуковский, освободившись из лагеря, ехал поездом и наблюдал, как ветром и волнами разгоняло по водным просторам результаты труда несчастных. Ни одной льдины в холодильники Москвы не попало.

Egorov_II.jpg (6282 bytes)АЛЖИР. 44-51 годы. И.И. там работал на транспорте. Начальником транспорта был бывший консул японского города, Левина, Софья Исаковна. Начальник мехмастерских, Миша Ремизов, бывший офицер, получил свои 10 лет за восхваление немецкой техники. Однажды обокрали сарай, начальник лагеря сокрушался: “японские гуперы стащили, лучшие в мире”. Миша, уже ученый, сказал: “Лучшие в мире гуперы – советские!” – “Да-да”, - торопливо согласился начальник.

Глазычев, офицер, тоже 10 лет. Служил, воевал. Вызвали в особый отдел, на стене плакат: “Все гады начинаются на Г”. Как утверждает, за это и взяли.

Изобретательность в работе. Водопой: сделали насос, колоду на тонну воды. В 1947 году вышли на 3-е место из 30 по выработке на транспортную единицу.

И.И. часто сажали в изолятор, за то, что не давал лошадей куда попало, по вздорным требования, берег их. Но, поскольку И.И. был нужен, его выпускали. Иван Мацегора, начальник изолятора, говорил: будешь освобождаться на полгода позже, ты мне задолжал.

Кужелева (ЧСИР) сидела и работала заведующей мельницей и маслобойкой. Освобождалась – везла кучу чемоданов. Остальные ЧСИР, кто остался жив, уезжали с парой белья, и все.

Начальник Акмолинской базы – Прима.

УРБ – учетно-распорядительное бюро. БУР – барак усиленного режима.

Случай. И.И. назначили старостой, он пошел в женский барак, обитатели которого не вышли на работу. Девицы, чтобы его озадачить, выстроились в бараке нагишом. И.И. сказал: “300 гр. за невыход”. Тем дело и кончилось.

В 1951 году у И.И. кончился срок, и он с этапом прибыл из Караганды в Красноярск. Всем, несмотря на их специальности, были предложены только общестроительные работы. Все прибывшие должны были раз в неделю ходить на отметку. Кроме того, им был зачитан указ Президиума Верховного Совета СССР от 1925 года: “Тот, кто приписан к левому берегу (р.Енисей) г.Красноярск, за то, что самовольно окажется на правом, будет приговорен судом к двадцати пяти годам каторжных работ”.

История со знакомым И.И., который, будучи еще в ссылке, нечаянно попал на встречу Нового года в компанию судейских. Речь прокурора о том, что враги всюду вокруг нас, и те, кого мы выпустили, притаились и вредят.

Сталин рассказывал, что он бежал из Туруханской ссылки. И.И. рассказывал директор музея им.Свердлова (бывш. им.Сталина) в Туруханске: по документам, хранящимся в архиве крайкома, видно, что ни одного побега из Туруханской ссылки не было. В 1915 году Сталина мобилизовали в армию, и он служил в Ачинске. Условия жизни в Туруханской ссылке: ежемесячно 15 кг муки, 6 руб. денег на табак, а в Енисее Сталин ловил осетров.

Записал Бабий 30.03.89


На главную страницу