Сообщение Ельцовой Ирмы Георгиевны


Ельцова Ирма Георгиевна 1938 года рождения
п. Маринино (Молсовхоз) Курагинского района – 14.07.2017 г.

Родители Боль Егор Яковлевич1905 г.р. и Екатерина Яковлевна 1906 г.р. Четверо детей -брат 1935 г, сестра 1936 г.р., брат 1941 г.р., и брат родился в 1947.  Проживали в селе Гук Бальцевского района Саратовской области.

Было хозяйство: коровы, свиньи, гуси, сад. Быа родственница в США, присылала посылки.

Депортированы в 1941 в с. Ирба Курагинского р-на.

"Такой голод, голодовали. Мать привезла перину да подушки, перину пошла, поменяла на куль картошек. А подушки – за ведро картошек отдала". Всё имущество в Поволжье забрали, но в Ирбе выдали корову.  Корову подержали лето, а осенью оказалось, что налог большой, а денег нет. Взяли веревку, корову за рога и увели. Брат Виктор 1941 г.р.  умер от  голода.  "По неделям ничё в рот не брали. Кричим: «пить, пить хочем». Мать пойдет, воды принесет, маленько даст, напоит водою".

Отец был в трудармии, там заболел лёгкими, работать не мог. Починял чашки (лудил-паял).  "Кто картошку даст, кто редьку, кто морковку, мы неделям ничё не едим, они сварят суп, и мы этой воды нахлебалися. Меня дуло, мать меня тоже караулила. Говорила, что «все, наверное все, сегодня». Но вот Господь, видать, выжила, дал. И вот так вот жили. Голодовали, нас всяко обзывали, били, там были ребятишки такие: пришли раз взяли стекло, разбили мелко-мелко и заставляли нас наступать на это стекло. Я была меньше всех,  меня пожалели. А брата, сестру, они их заставили вставать. Пойдем побираться с сестрой, ись неча, чё-нибудь дадут люди, они нас встретят, все поотоберут, и мы голодные так и были. Как-то еще выжили, не знаю, не могу сказать, уж как я выжила"

В Ирбе прожили года три или четыре . Отец устроился на участок Южного совхоза, работал там  в пекарне. "Колоски ходили, собирали,  хлеб уберут, – пойдем. Отец нас возьмет колоски собирать. Мы насобираем. Но раз как-то принесли, колотили, да варили эту пшеницу. А второй раз пошли, тоже поймали, отобрали все. Косили крапиву, косили траву,  мать эту траву  топором рубила и варила, и мы вот это ели".

"...отец сперва скотником работал, а матери не в чем было идти работать. Дадут кусочек вот семьсот грамм хлеба, принесет отец, вот по то-о-о-о-ненькому пластику разрежет всем по кусочечкуо. А у нас катанок нет, катанки одни были отцовы, он пойдет на работу, день на работе, а ночью катанки подшивает. Ночью катанки подшивает,  они сырые все, а утром опять надо идти на работу".

Родители дома говорили по-немецки, потом научились по-русски, но  плохопо-русски разговаривали. Дети освоили язык быстрее.

Родители были крещеные, и детей крестили. Они католического вероисповедания. Обряды сначала соблюдали, потом перестали. Но песни немецкие пели.  Ирма Георгиевна язык уже знает плохо.

Мать стряпала кребли, с творогом то-то (название забыла) пекла хлеб, шаньги. "Когда стали  уже маленько жить получше, стали муки помаленьку давать: по пять килограмм, по два килограмма. Картошки не было, садить нечего было. Посадят картошку, её хватает до половины зимы, картошки нет, и мы голодуем".

"Утро – картошка, в обед –картошка, вечером – картошка. Хлеба нет, а больше ничего нет. Вода-картошка, вода – картошка. И все. "

"Ну конечно, на первую ферму ходила к немцам – знакомые были, встречалась,  разговаривали. Была Гейдао Валентина Алексеевна, к ней в гости ходила. Она вот к Гейдовым ходила. Вызовут её на поминки, она выучила «Свети Боже», она пела тонким голосом. Её позовут, она с ними поет .и на немецких похоронах, и на русских".

На первой ферме был немецкий ансамбль, главным там был Бирих – отец. Им давали автобус, они приезжали и пели по-немецки и молились. "Потом русские маленько пели. По немецкому обычаю,  привезутгроб и заставляют нас, детей,  по пять раз обойти. Отца так хоронили, мать тут похоронили. Они тут все. Отец больной был, голодал в трудармии. Но семьдесят два года прожил. Мать побольше".

"Вот про школу расскажу. Мы до семи лет голые на печке сидели, в школу не в чем было идти. Потом мать родила вот этого – в сорок седьмом году, парнишка. Дали 10 метров белого товару. Она нам  платьишки узенькие нашила. Год я походила в школу, но ничему не научилась,  бежала к кому-то что-то сделать, чтоб меня только накормили. Пойду вот, у Белоусовых, у них полы мою, коров загоню, все делаю. Они мне бутылку обрату нальют и то я была довольна. Не молока, обрату нальют. Так вот было. Вот все четверо мы – неграмотные осталися".

Замуж вышла за русского, родители не были против. Сестра уехала в Германию вслед за детьми.

Немецкие обычаи в семье уже не соблюдаются. Было три Библии отцовы, когда отец умер отдали Бириху-отцу. Но ИРма Георгиевна считает себя немкой.

Мать по-русски говорила плохо, скажет: «тот хлям надо убирать», «палька», скажет не «палка», а «палька».

В селе были эстонцы. Они наряжались в национальные одежды,  плясали в избах. Игатсон всегда начина-а-ает: «а ты иди сюда, будем песни с тобой петь».

В пятьдесят втором году пошла на работу – доить коров. Надо воды наносить, надо на поле ехать, травы накосить. Три раз доила, четыре раз доила.Пойдешь отделенщице помогать, она хоть маленько обрату даст поесть вечером.

Беседовала Зберовская Елена.

Экспедиция Красноярского государственного педагогического университета  им. В П. Астафьева по проекту "Этносы в Сибири: условия сохранения культурной памяти"  2017 г. Каратузский и Курагинский районы.


На главную страницу