Сообщение Еркаловой Веры Антоновны


1934 г.р.

Отец Сваринский Антон Петрович, мать Барсукова Адольфина Андреевна

Жили в с.Бароковка Кемеровской (?) области. Отца арестовали в 1937 или 1938 г.

Деревушка была небольшая, домов двадцать.

Из детских воспоминаний: ребятишек собирали в каком-то доме и кормили манной кашей. Но их, детей врагов, не пускали и каши им не давали.  Это было очень обидно. Они бегали вокруг как собачки. В садик их тоже не брали.

Со сверстниками они общались, а взрослые их не принимали.

Запомнилось, что не было обуви, и весной они босиком бежали по снегу на бугорок, на котором снег таял первым. Добегут - а там уже ногам теплее, и можно играть.

Однажды мать послала Веру к поезду - продать вареную картошку, чтобы купить керосина. Картошку продала, и очень хотела купить на эти деньги хотя бы одну конфетку, но смогла удержаться. Однако конфеты эти, которые она так и не купила, до сих пор стоят в глазах.

После 4 классов учёба прекратилась: надо было ходить в школу за 7 км, но было не в чем.

Когда умер Сталин, Вера Антоновна как раз уезжала в Ачинск. Она вышла замуж, а мать ей говорила: не рассказывай мужу, что отец репрессирован. Скажи, что он в шахте погиб. Года через два она всё-таки рассказала ему правду, отнёсся к этому спокойно. Они прожили вместе 42 года.

 Налоги были большие: ели был поросёнок, надо было сдать шкуру и отдать мясо, а ведь опаливать не разрешалось. Если были куры, надо было сдавать яйца раз в месяц. Молоко приходилось только снятое, потому что надо было сдавать сметану.

Было очень голодно, весной искали и выкапывали невыкопанную с осени картошку. Снимали шкурку, а размякшую картошку сжимали, выжимали крахмал и высушивали его, и делали драники. Собирали и колоски на поле. Осенью это делать не разрешали, а весной - можно было.

За год мать зарабатывала всего мешок зерна. Не было смысла везти  это на мельницу, поэтому мололи дома сами.

Платье ей сшили из палатки, очень жесткое поначалу, но потом расстиралось и стало мягче.

Запомнилось, что ссыльные немцы привезли цветные карандаши, они давали эти карандаши, если у них просили, только говорили: "не слюнявьте". Немцев  пускали в дом, в основном одинокие женщины - немцы помогали по хозяйству и были очень аккуратны. Спали они на полу - проснутся, аккуратно постель соберут, всё подотрут, вымоют. Исключительные были чистюли.

Вера Антоновна рассказала о строительстве дамбы. Сама она не была очевидцем, но муж её, местный, утверждал, что заключённых, погибших при строительстве дамбы, закапывали в неё же. Это рассказывают практически все опрошенные жители Подтёсово. однако, скорее всего, это легенда.

Опрашивала Мухамедрахимова Маргарита

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")Седьмая историко-правовая экспедиция, Подтёсово, Новотроицкое 2010 г.


На главную страницу