Сообщение Фецер Ирмы Генриховны


1931 г.р.
Отец - Фецер Г.Г., 1908 г.р.
Мать Ресле Л.Е., 1901 .р.
Предки И.Г. прибыли на Украину из Германии еще при Александре I (АБ -проверить: не при Екатерине разве?)
Жили в с.Нойбург (Новоградовка) в 25 км от Одессы.

Жизнь до 1941 года

Отец И.Г. был председателем колхоза. В колхозе выращивали многие садовые культуры, в т.ч. виноград, была и винодельня. Отец никогда не стремился быть богатым, зажиточным, иметь излишки - хотя возможности были.

В деревне росли черешня, акация (вдоль дороги), яблони. Все деревья на 1 метр обязательно белили. Дома строили из цельных кусков камня, крыши крыли камышом.

2 августа 1941 года его забрали без объяснения причин. О его судьбе И.Г. узнала только спустя много лет: его обвинили в антисоветской пропаганде и расстреляли 2 октября того же года. Вместе с ним арестовали еще 20 человек, расстреляли четверых - отца (председателя колхоза), его секретаря и двух учителей. (АБ - а в 1941 году ли это было? В августе 1941 года Одесская область не под немцами ли уже была? И по методе больше похоже на Большой террор 37 года, и по месяцу, как раз после объявления "немецкой" операции НКВД. Проверить по Одесскому мартирологу).

Оккупация

Никаких карательных операций немцы не устраивали. Они отдали землю в личное пользование, вернули отобранные виноградники. И люди начали работать "как бешеные" ("Хотя всегда трудились, но тут - вдвойне "- И.Г.)
И.Г. пошла второй раз во второй класс. Все предметы велись теперь на немецком языке, который стал обязательным (русский не преподавался). Снова открылась лютеранская церковь, священник приезжал из Германии.

Вынужденная миграция

28 марта 1944 года они вынуждены были отправиться в Германию: немецкие войска отступали и насильственно забирали "фольскдойче" с собой. Питание приготовили в расчете на сорок дней пути: сухари, курятина, залитая салом, стряпня, сушеные абрикосы. Взяли одежду, одеяло и подушку на каждого.

Схема их следования

Новоградовка - через Днестр на пароме - Молдавия - Румыния - Болгария - Венгрия (здесь у них забрали лошадей, пересадили на поезд) - Польша. Шесть месяцев они жили в г.Врешен (небольшой польский городок), питались по карточкам, по которым выдавали хлеб, мясо, повидло, сливочное масло. Кормили хорошо.

Затем они оказались в Германии в д. Кимриц (около города Хале-Сале (? -АБ)). Их подселили в семью пекаря, который имел свой небольшой магазин и торговал сдобой. Жена его была не очень дружелюбной и общительной, и И.Г. старалась лишний раз не мелькать у неё перед глазами, не топтать пол. А средний брат И.Г. был настоящим бегунком, который никак не мог усидеть на одном месте и, чтобы не злить лишний раз хозяйку (чтобы не заходил лишний раз в дом) ему спускали кусок хлеба, намазанный вареньем или маслом.

Освобождение

И.Г.помнит, как в Кимриц вошли американцы - большие, высокие, красивые мужчины, все как на подбор, одни были на "Уралах" (АБ - видимо, на "студебеккерах"), с автоматами черз плечо. Никто им не оказал сопротивления. Погиб лишь один американец, и то как-то случайно. Через некоторое время пришли советские войска. Стали ходить разговоры, что скоро всех отправят домой. Однако отправили их в Сибирь. Когда это поняли, было уже поздно и бежать было невозможно.

Сибирь

До Красноярска их везли по железной дороге, а дальше их повезли на колёсном пароходе "В.Маяковский". 13 октября 1945 года их привезли в Крутой лог. Кто-то был вынужден ночевать на берегу, укрывшись одеялами, которые к утру закуржавели, а семье И.Г. удалось переночевать в Каргино у дяди Вани. В этом доме они прожили четыре года. В одном доме жило четыре семьи (16 человек), спали на топчанах, бОльшую часть времени проводили в Крутом логу на 5-м участке, где работали в леспромхозе и жили почти всю неделю до выходных. Затем в 1950 году они постоянно переселились в Крутой лог, а работали уже на 9-м участке (9 км от Каргино). В 1962 году построили свой дом. Жили в Крутом логу бедно, но спокойно. Двери никогда не запирали, пускали на ночевку совершенно чужих людей.

Сначала дали по две сотки под огород, постепенно надел увеличивался. С 14 лет И.Г. работал в леспромхозе. Постепенно привыкли к новому укладу жизни. Мама И.Г. была потомственной швеей, за пошив платья брала 1,5 руб. Со временем она выписала себе швейную машинку из Подольска (товары почтой). Средний брат вместе с мальчишками делал корчажки, одновременно ставил на озере и протоке. Этим уловом и кормились.

Ирме давали 600 гр. хлеба в день, на иждивенцев (мать и брата) по 200 гр., но не всегда.

В леспромхозе И.Г. валила лес, рубили сучки, заготавливала дрова, работала на сплаве. Работала честно, добросовестно, за что её не раз премировали (коричневый шёлк, кремовое платье... но всё это было обменяно на продукты).

У И.Г. шестеро детей, вся их семья (внуки, дети, невестки) - больше сорока человек.

И.Г. старается жить по совести, она религиозна. Сейчас И.Г. 77 лет, всю жизнь она привыкла трудиться, и сейчас она встаёт с солнцем и ложится очень поздно. Усадьба И.Г. образцово- показательная, здесь растёт 32 вида георгинов, астры, гладиолусы. Ко всему - к людям, земле, растениям - она относится с любовью. И.Г. очень приятный, обаятельный человек.

Опрашивали Ирина Саранова, Мария Пичуева

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Пятая историко-правовая экспедиция, Новокаргино 2008 г.


На главную страницу