Сообщение Гартвих (Штайнц) Екатерины Августовны


Гартвих (Штайнц) Екатерина Августовна – 04.08.1936 г.
Запись беседы 04.07.2016 года село Сагайское Каратузского района Красноярского края в доме Екатерины Августовны

Как вспоминает Екатерина Августовна, она родилась в деревне Скатовка Саратовской области. Ее родители (Август Генрихович 1910 г.р. и Елизавета Генриховна 1912 г.р.) и их трое дочерей в сентябре 1941 г. были депортированы в Каратузский район Красноярского края. Наша респондент была старшим ребенком в семье. Еще двое детей родились в Сибири (в 1950 г. Виктор и в 1953 Маша г.). В Каратузский район попали родственники семьи – сюда же переселили из Скатовки брата отца с семьей.

Поволжский период жизни в силу возраста слабо отразился в памяти нашей респондентки. По отрывочным воспоминаниям на Волге остался дом, хозяйство, была корова. В семье хорошо запомнили день выселения – потому что на сборы дали всего 24 часа. Ехали в Сибирь в товарном вагоне, где было очень много народу. О том, что дали семье при вселении в Сибири, Екатерина Августовна не помнит.

В ходе интервью выяснилось, что их семью подселили к местным жителям, т.к. другого свободного жилья не было: «хоть выкидывай на улицу».

В годы войны отца и его брата призвали в трудармию, правда, куда и когда точно она не смогла назвать, но скорее всего они были в известном У-235 на ст. Решеты и в Свердловской области. Впоследствии родители говорили, что подробности о трудармии детям знать не обязательно. Ее воспоминания больше связаны с послевоенным временем.

Через некоторое время после переселения семья оказалась на золотых приисках на Верхнем Амыле. Там удалось купить корову, а вот «стайку» первоначально пришлось выкопать из снега и обставить березками. Сначала Екатерина Августовна работала на подсобных работах на пекарне (переставляла и мазала формы, мыла полы), а затем стала трудиться в разрезе. Когда прииск стал закрываться, семья переехала в Сагайское, купили небольшую избушку. Папа работал в колхозе – возил воду и горючее на лошадях. Мама работала на уборке табака. Туда же по приезду в Сагайское устроилась работать и Екатерина Августовна; «мы его пластовали, вешали и сдавали». А затем, она много лет работала дояркой и в 1991 г. пошла на пенсию.

В Сагайском родители обжились: держали корову и птицу (куры, гуси), овечек.

В 1959 г. Екатерина Августовна вышла замуж за немца Данила Давыдовича Гартвиха. К тому времени у нее уже была маленькая дочка Эмма, но против брака с отцом девочки выступили родители и бабушка Екатерины Августовны: они хотели видеть зятем только немца. На брак с Даниилом Давыдовичем они легко согласились. В этом браке родились сын Андрей и дочь Анна. Вообще, в семье Штайнц только самая младшая дочь Мария вышла замуж за русского парня, остальные выбрали себе пару из немцев.

Екатерина Августовна прожила с мужем более 50 лет. Их дети имеют семьи и живут с русскими супругами. Только старшая дочь Эмма вышла замуж за немца.

Родители Екатерины Августовны не были верующими людьми. А вот бабушка сохраняла лютеранские религиозные традиции. Бабушка молилась дома. Часто вместе с другими немками-переселенками собрались по воскресеньям в одном доме (всомлюнг): пели национальные песни, вязали, читали молитвенные книги. Глубоко верующим человеком была и свекровь Екатерины Августовны, которая также в начале войны вместе с детьми была выселена из Поволжья. Она от руки переписывала религиозные тексты (Ксонпух) в тетради, которые потом часто перечитывала. Свекровь очень просила, вопреки существующей немецкой традиции («Божественное слово в землю не закапывают») захоронить ее вместе со своими тетрадями. Она считала, что для несоблюдающих религиозных обрядов потомков, это «Божественное слово» не будет иметь никакой ценности.

В поддержании немецких традиций именно старшее поколение играло основную роль. Так, бабушка Екатерины Августовны оставалась долгое время главным носителем немецкого языка в семье. Родители быстро освоили русский и он вытеснил родной язык даже в домашнем общении, а бабушка говорила по-русски плохо, в основном общалась с детьми и внуками по-немецки, благодаря чему они еще какое-то время могли разговаривать на родном языке. Бабушке удалось привести из Поволжья религиозные книги, которые она бережно хранила.

Екатерина Августовна вспоминает, что отношения с местными жителями складывались нормально: «они нас не обижали», «работали вместе». Были подружки среди русских и немцев.

Бабушка и мама часто готовили немецкие блюда: штрудель, кухэ, савокатопс (картофельный суп), сладкий суп из пахты. Да и сама Екатерина Августовна с удовольствием их делала и научила своих детей. Многие местные жители переняли рецепты вкусных немецких блюд и готовят их, как сами признаются «немного по-русски», признавая немецкое происхождение.

Некоторые родственники Екатерины Августовны в начале 1990-х гг. уехали в Германию, но жизнью на исторической родине они не очень довольны. По их признанию, в Сибири «даже воздух другой» - лучше и свободнее. Сама Екатерина Августовна возможность уехать в Германию никогда не рассматривала «я уж тут обжилась и тут буду помирать». Да и дети все устроены рядом и ехать никуда не хотят. «Мы уж тут привыкли».

Екатерина Августовна, несмотря на зрелый возраст сохраняет бодрость духа и оптимизм. Она считает Каратузскую землю своей для себя, детей и и внуков.


Екатерина Августовна с мужем и детьми (1970-е гг.)


Свадьба дочери Эммы (1970-е гг.)


Екатерина Августовна с родственниками

Опрашивала Елена Зберовская

Экспедиция Красноярского государственного педагогического университета  им. В П. Астафьева и Красноярского общества "Мемориал" по проекту «Антропологический поворот в социально-гуманитарных науках: методика полевых исследований и практика реализации устных нарративов» (грант Фонда Михаила Прохорова). 2016 г. Каратузский район


На главную страницу