Сообщение Гнедовой Татьяны Аввакумовны


Родилась в 1936 году в Читинской области, поселок Линево-Озеро.  Сёстры и братья: Евдокия, Александр, Федосия, Иосиф.

Отец Быков Аввакум Филиппович, 1898 г.р., мать Анастасия Никитична. Семья имела хозяйство в  село Быково Красночикойского района Читинской области . Семья была очень большая, у отца было 7 братьев и 7 сестер.  В 1933 г. семья была раскулачена и выслана в Линево-Озеро Хилокского района Читинской области. Раскулачивание произошло несмотря на то, что семья вступила в колхоз.

Семья была трудолюбивая и ни одного работника не было. 6 сестер замужних. Дедушка в этом поселке построил мельницу, из-за этой мельницы их раскулачили. До этого возили зерно за 60 верст, что бы пропустить зерно, когда организовали, этот колхоз все сдали: 30 лошадей, 50 коров, на всю большую семью оставили 1 лошадь и 1 корову. Дом был очень большой и все жили в одном доме. После того как выселили, был и сельсовет и школа и больница в итоге его разобрали и построили здание администрации в Красном Чикое. Раскулачили в феврале 1933 г. Лошадь забрали. Шли пешком до Петровского Завода. По дороге сын Александр чуть не утонул в болоте, мать однажды отстала и с трудом нашла остальных. Потом  их отправили в поселок Линевое-Озеро, в  леспромхоз, которые в то время назывался лестранхоз.  Работали кто плотником, кто лес готовил. Комендатуры не было. жили в бараках большими семьями, очень бедно.

Родственница из Тарбагатая рассказывал о раскулачивании: «Уроженец села Быково Красночикойского района. Малограмотный, холост, до ареста работал плотником в лестранхозе в поселке Линевое-Озеро. Верховодившие в комбеде с жадностью смотрели на его ухоженных лошадей и буренок, конечно, он чувствовал нависшую над его семьей опасность и, чтобы отвести беду, вынужден был отдать всех своих лошадей и коров. Оставил на свою многочисленную семью только две лошади и две коровы. Но не могли, ни его сыновья, ни он сидеть, сложа руки, не привыкли. Не умели бездельничать. Ходили в тайгу на охоту, знали все золотоносные жилы, ходили мыть золото. Пушнину, орехи – сдавали государству. Семья жила с достатком, товарищи комбеды разводили руками, что с ними не сделай все равно живут лучше других. Это плохо сказывается на настроении колхозников в поселке – надо с ними, что - то делать. Хлеб нужен всегда и всем. Голодным народом легче править. И вот 15 февраля 33 года, ночь, мороз, ветер до костей продувает, хорошее время для разбойников, для неправильных дел. Коммунисты в то время ночь любили и вот вооруженный отряд НКВД из Красночикойского района с уполномоченными приступил в соответствии с генеральной линей партии к очистке поселка Быково от чуждых несоциалистических элементов. Приказали покинуть свои дома, оставить все: скот, собранный урожай, запасы, в общем все и выехать из поселка.»

В Линево-Озеро отец работал плотником лестранхоза. Арестован 17 ноября 1937 г. Осуждён по ст. 58-2,1-  УК РСФСР. Постановлением тройки УНКВД по Читинской области от 3.12.37 приговорён к ВМН. Расстрелян 12 декабря 1937 г. Реабилитирован 6 января 1958 г. Читинским областным судом. Дедушку и братьев буквально всех арестовали: Быков Иван, Александр, Дмитрий, Степан, младший Иван.

Остался один живой - дядя Ваня, которому не было 18 лет. Он отсидел 10 лет на Колыме. В Читу его не пустили после 10 лет, отправили за Красноярск - послелагерная ссылка. Брат Александр ездил к нему и рассказывал, что дядя Ваня просил никому не говорить, что все братья погибли не расстрелянными. «Когда меня бросили в камеру, на цементный пол  - я не помню сколько лежал. Но когда очнулся там был второй такой же. И нам в темноте редко приносили кружку холодной воды и кусок черного хлеба. И один раз охранник принес и открыл дверь широко, и мы видели эту историю: что всех загоняли в бетонированную камеру всех, стоя, плотно и заливали кипятком. А снизу подходили машины, открывался люк и трупы в эту машину сваливались». (А.Б. - маловероятно, надо проверять по читинским источникам). Когда его отправили в Красноярск, проезжая мимо станции Хилок, он написал записку, и попросил передать. Незнакомый мужчина пришёл в Линёво-озеро и передал письмо. Потом тоже нелегально прислал письмо, что он в Красноярском крае.

Было 10 месяцев, когда забрали отца.  Когда росла, мама ничего не говорила, всё это было скрытно. Ей сказали, что отец простыл в горной речке Блудной м получил воспаление лёгких. Двое старших помнили отца, но они младшим не говорили.  Узнали про отца, когда уже училась на 3-м курсе и приехала как раз после сессии домой. Принесли извещение получить последнюю зарплату. Это был 56-й год. На эту зарплату она нам всем купила по крепдешиновой косынке.  Семья сильно рассеялась по стране, боялись друг о друге рассказывать, и только в последние годы они начали как-то отыскивать родственников.

В поселке по нашей улице всего один мужчина остался, слух шел, что он предателем был. У нег все дети погибли от несчастного случая. Одной дочери нечаянно отрубил руку, когда колол дрова. И сам взорвался в тракторе.

Никогда не видели у своих матерей улыбки. Мать работала в подсобном хозяйстве, уезжала в утром в темноту и в темноту возвращалась. Но денег почти совсем не платили.

В 1 класс пошла в 46-м, потому что не в чем было идти. В октябре снег выпал ничего не было на ноги надеть, договаривались, что один день ходит один, другой - второй, а потом друг у друга списывали. В школе не ставили пятерки, потому что было приказано (учительница говорила матери, что ставила бы Тане одни пятёрки, но ей запрещено), старшим не дали поступать никуда.  В восьмой класс не взяли учиться. 8-9-10 классы были платные. 55-54 год.  (А.Б.: !!!)

Пионером бала, комсомольцем была, в техникуме 4 года училась. Проработала 36 лет конструктором в тех отделе в Подтесово. Не давали  путевок  в семидесятые годы, в очереди на квартиру в девяностом году -  и аргументировали тем, что отец репрессирован.  Сын в 1986 году пошёл в армию. Сначала записали в погранвойска, но подняли анкету - и в погранвойска он не попал.

В 60 году переехали в Подтесово с мужем. Стаж 38.5 лет.

Работала в конструкторском бюро, там были ссыльные конструкторы Чеботарёв, Богданов Вячеслав Фотиевич, Урбель.

Говорит, что в районе Енисейска затонула баржа с заключёнными. Ей рассказывал Урбель в техотделе. Баржа получила пробоину, и вся баржа утонула.

Соседка-финка рассказывала, что попала в лагерь за то, что у неё была недостача в 10 пирожков. Её сначала выслали из Ленинградской области, и она была ссыльной в Игарке. Там торговала пирожками и за недостачу получила срок 4 года. Она работала на строительстве дамбы в Подтёсово. Для строительства был организован специальный лагерь (А.Б.Отделение Норильлага, поскольку подтёсовская РЭБ также тогда принадлежала Норильстрою). Дамбу строили вручную. Камень возили из карьера около Подтёсово. Дамба длиной 2800 метров, высота 7 метров. Финка рассказывала, что умерших на строительстве дамбы тут же в дамбу и закапывали (А.Б. - это рассказывают многие подтёсовцы, но, возможно, это миф). В память о погибших на строительстве (их было много) на въёзде, у дамбы поставили крест.

Лагерь находился на нынешнем въезде в Подтёсово, где сейчас улица Калинина  (дома примерно начиная с 20-го), район магазина "Надежда". Была охрана, колючая проволока. Когда Т.А.приехала в Подтёсово, лагерь уже убирали. С ней в бюро работали дети охранников. А два охранника считались инвалидами войны, но травмы получили в подтёсовском лагере

В 1995 году подала документы на реабилитацию. Реабилитирована 28.02.2001 упр.внутренних дел Читинской области.

В поселке, где раскулачили, поставили памятник.  Его поставил один из потомков семьи Грешиловых, который теперь заместитель федерального космического агентства. Он оплатил не только памятник, но и приезд родственников, и поминки на 120 человек.

 

Опросили: Василихина Татьяна, Пономарева Елена

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")Седьмая историко-правовая экспедиция, Подтёсово, Новотроицкое 2010 г.


На главную страницу