Сообщение Ибе Андрея Готлибовича


Мой респондент Ибе Андрей Готлибович рожден 25 мая 1962 года и очевидно не мог быть свидетелем депортации, но помнит рассказы родителей и других родственников о тех временах. Мать - Ибе (девичья фамилия Маер) Лилия Александровна 1936 года рождения, Отец- Ибе Готлиб Готфрибович 1931 года. Познакомились уже Сибири. До депортации семьи обоих родителей имели большие хозяйства, были лошади и коровы. Дед, по отцу, имел даже собственную лавку.

У Готлиба Готфрибовича было два брата и две сестры, среди Готфрид и Бида. А у Лилии Александровны было два родных брата- Адольф и Александр. По немецким обычаям отмечали пасху, рождество и троицу. Всё готовилось перед праздниками, а всей семье не разрешалось работать в эти дни. На Рождество, например, ставили Ёлку и ходили по домам и рассказывали на немецком языке стихи, за что им дали различные сладости. Все эти традиции сохранили и после депортации, как и немецкую кухню (респондент называет блюдо «куха»).

Андрей Готлибович вспоминает, как бабушка рассказывала ему о том, как пришло известие о депортации- когда пришли на ферму, говорили что будет собрание или что то вроде того, где им сообщили о депортации. В этом году ожидался большой хороший урожай и людям было жалко оставлять всё это, за 24 часа, что дали на сборы, люди пытались собрать всё что могут, но многое пришлось и оставить (например, скот).

До Сибири добирались на товарных вагонах, а потом на барже до Галанино. Смертность в дороге была высока, из за сильного голода. При распределении отец Андрея Готлибовича попал в Пировский район. Мать в тот район, но в другое село- Малотимские (ныне не существует). По приеду жильё не предоставлялось, жили в землянках, пока собственными силами не построили дома. Был сильный голод, научивший семью Андрея Готлибовича и по сей день ценить каждый кусочек хлеба. Он вспоминает как родные ему рассказывали, что тогда все сначала думали, что это ненадолго, что скоро всё закончится и все вернуться домой, но со временем пришло понимание что это надолго, или даже на всегда, и начали разводить хозяйство.

Готлиб Готфрибович выучился на тракториста и работал, в основном, по этой профессии, но так же приходилось работать и на строительстве, а Лилия Александровна работала в животноводстве. Работали на всех тех же правах что и местные жители. Дядя респондента, Готфрид, даже был механиком. Были и поощрения за хороший труд. Отец получил множество грамот, путёвку в Ялту, различные талона, на которые он даже как то купил Урал.

В трудармии из семьи были родители и их родители, и, если дедушка Андрея Готлибовича ещё делится некоторыми воспоминаниями( он рассказывал что работая поваром, спас множество жизней), то родители не любили затрагивать эту тему. Из трудармии вернулись через 5 лет.

По поводу комендатуры мой респондент может сказать не много. Помнит, что отмечались раз в месяц или в два. Коменданты не были строгими, за исключением одного Семёнова, который издевался над немцами. По-немецки говорить разрешалось и соблюдение немецких традиций никак не порицалось. Бабушка, например, так и не научилась говорить по-русски и ей ничего за это не было. Даже сам респондент, говорил на немецком до школы. Потом научили и русскому, но между собой, в семье, говорили на немецком. С местным населением отношения были хорошими, но, не смотря на это, в школе дети всё-таки дразнились, обзывали «фашистами». Андрею Готлибовичу даже приходилось драться, отстаивая собственную честь.

Во время реабилитации, в 1991 году, отец получил 8 тысяч и разделил всем детям по тысяче, их тогда уже было 8, по тысяче. Он так же хотел вернуться на волгу, но брат его отговорил.

С позиций сегодняшнего для Андрей Готлибович, как все его родные, считает, что все эти переселения, не стоили тех жертв. Переселять не стоило, хотя и какой-то обиды, спустя годы, уже и не осталось. Сам Андрей Готлибович считает, что было бы не плохо возродить немецкую республику в России, он возможно бы даже переехал туда жить. Сам же респондент считает себя сибиряком, так как родился и вырос здесь, но никогда не стеснялся и не стыдится своей национальности. Его даже задевает, что в паспорте убрали графу национальность. В себе, как в немце отмечает такую черту как пунктуальность, любовь к порядку.

Все братья и родители в своё время перебрались в Германию. Респондент со своей семьёй- самые первые, в 98 году. Вместе с ним была жена Роза, сын Андрей и дочь Анна. Братья и сёстры -Владимир, Эльза, Гоглиб, Александр, Павел- тоже перебрались в Германию позже, но это не все. Предпочли остаться в России сестра Ольга (в Красноярске) и брат Фёдор(в Каракузе). Сам Андрей Готлибович не хотел ехать туда, но уговорила жена, хотя он знал, что рано или поздно вернулся бы обратно и в дальнейшем так и поступил. Из родственников, что предпочли остаться в Германии как первую и самую большую трудность отмечают язык. Есть конечно но же и не малая разница в менталитетах.

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу