Сообщение Эрны Яковлевны Карпенко (Шмидт)


Эрна Яковлевна родом из пос.Веселый, Всеволожского района Ленинградской области. В поселке проживало около 40 семей, из которых примерно 30 – немецкие, в т.ч. семья Шмидт, Шох, Биллер, Гец, Далингер, Виллевальд (во многих случаях – однофамильцы). Среди близлежащих нас. пунктов были и чисто немецкие. Поселок находился у самой черты города, и некоторые жители работали в Ленинграде, остальные – в колхозе «Рот фронт» в самом поселке.

Отец: Шмидт Яков Петрович, р.1893 – колхозник, ветеринар.
Мать: Шмидт (Шох) Елизавета Карловна, р.1898 – колхозница.
Дети: Эрна (р.1926), Яков (р.1925, после войны служил на флоте), Петр (р.1923, работал инструментальщиком на заводе в городе).

В начале войны кое-кого из немцев брали на фронт, остальных мужчин еще летом (или после 28 августа?) отправили в лес не слишком далеко от поселка (не далее 10-15 км), но дома они ни разу не появились (находились под конвоем?). В поселке появилось много эвакуированных из Колпино, их расселили по семьям.

18 марта 1942 г. среди ночи неожиданно привезли мужчин и стали выселять, угрожая оружием. Времени на сборы не дали, удалось взять с собой лишь немногое, самое необходимое, да никто и не знал, куда угоняют. Немногие вещи сложили на подводы, люди шли за ними пешком до самой Ладоги. На берегу озера ждали грузовики. Лед на озере был слабый, весенний.

Колонна, шедшая впереди, попала на промоины, несколько грузовиков провалилось. Колонне с депортированными из Веселого сопутствовало счастье, а следующая колонна тоже пострадала.

Автоколонна шла до самой Вологды и там остановилась у станции. Ссыльных загнали в вагоны с двухэтажными нарами, и состав пошел на восток. В вагоне, где была семья Шмидт, находилось 60-70 людей, места на нарах хватило не всем. Остальные спали на полу. В вагоне топилась печка-буржуйка, было холодно. До Новосибирска из вагонов не выпускали, а продолжался этот путь больше месяца. Кормили хлебом и баландой раз в сутки.

В Новосибирске ссыльные пробыли 2 месяца, уже без охраны. Семья Шмидт жили в клубе недалеко от вокзала, на другой стороне ж.д. путей, на пригорке рядом с базаром. В этом же клубе жили все, кого везли в их вагоне. Можно было свободно ходить по городу, но купить ничего не могли: не было денег. В июле ссыльных отправили в Канск Красноярского края. Здесь устроили «разбор»: часть депортированных угнали на Крайний Север, в т.ч. в Усть-Порт (на Енисее ниже Дудинки), других в близлежащие районы Красноярского края, а некоторых, в т.ч. семью Шмидт, оставили в Канске. Сначала ютились в клубе рядом с Управлением Краслага, потом семьи рассовали по квартирам, туда, где согласились хозяева.

2 месяца ссыльных кормили бесплатно в ресторане на площади, рядом с типографией, но кормили той же баландой, только к ней добавилась черемша. Отец нашел работу, устроился в артель «Новый путь». Но в августе 1942 г. мужчин забрали, и с тех пор от них не было ни писем, ни вестей. Среди них были отец и старший брат – Петр. Насколько известно, их увезли не в Краслаг. Видимо кто-то впоследствии все же вернулся, потому что после войны ходили слухи, что увезли их на шахты в Кузбасс, возможно, в Прокопьевск. Семьи оставались в Канске, отмечались в комендатуре раз в 10 дней, позднее – раз в месяц. К тому же заставляли «проверять» других ссыльных, изводили поборами, которые, судя по всему, шли в карман комендатурским чинам. Например, драли штрафы за уход дальше 5 км, зная, что семьи копают картошку на поле за 8 км от города.

Семья (мать и дочь) прожила в Канске до 1956 г., комендатуру сняли в конце 1955 г.

16.12.1989 г.
Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во «Мемориал»


На главную страницу