Сообщение Клаус Анны Карловны, Клоус Эрнста Карловича


Клаус Анна Карловна,  родилась в Верхней Буланке.  Эстонка  Муж Клоус Эрнст Карлович (в документах жена фамилия искажена). Финн. 70 л.

РодителиАнны Карловны (девичья фамилия Ундервиц) родились в Верхней Буланке. Деда выслали из Эстонии в 19-м веке для освоения земель. Фамилия деда  Говаль, у бабушки Дизер. Она была из Дубенска (ныне Шушенский р-н).

В Прибалтике было малоземелье. Сначала были в Суэтуке, потом перебрались в Верхнюю Буланку. В Суэтуке половина были эстонцы, половина - финны. Потом все переженились и стали эстонцами.

В Верхней Буланке не было эстонской школе, была только в Суэтуке в тридцатые-сороковые. Но один урок эстонского языка в неделю был и в Верхней Буланке.

В тридцатых годах единоличников раскулачивали, а оставшихся согнали в колхоз. В 1937 году деда  Анны Карловны арестовали и расстреляли в Минусинске.  Его фамилия Ундервиц (сначала они были Сингельты, потом другие имена взяли). (прим. ред - возможно Сингерт это Сионберг ). В Нижнем Суэтуке забрали сразу 37 человек.

Из книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края (книга получена Анной Карловной).

 УНДЕРВИЦ Александр Кузьмич. Род. в 1904. Уроженец и житель с. Верхний Суэтук Сагайской вол. Минусинского округа Енисейской губ. Эстонец. Из крестьян-середняков. Работал в колхозе. Арестован 28.02.1938. Обвинение в КРО, АСА. Приговорен 26.05.1938 комиссией НКВД и прокурором СССР к ВМН. Расстрелян 01.08.1938 в г. Минусинске. Реабилитирован 07.02.1959 СК ВС РСФСР (П-10461).

"А мы вообще и не знали куда их. Потом слух, что в Минусинском бору. Кто знал, куда их увозили. Не говорили. Никто не знал куда их отправили. Потом, вот недавно, в Минусинском бору их застрелили там."

В семье Эрнста Карловича были раскулаченные. Видимо, его родственник.

КЛЯУС Константин Карлович. Род. в 1892. Проживал в с. Верхний Суэтук В.-Суэтукского с/с Каратузского района Минусинского округа. Состав семьи: жена Лишены избирательных прав в 1929 (Архивный отдел администрации Каратузского района, ф.33/ 511, оп.3, д. 23, 165).

По матери его  дедушка был Парк Андрей (Индрик ), а бабушка была Парк Мая.
Мать Криндаль (Парк) Ида Андреевна 1910 г.р.. .А по отцу бабушка была Криндаль Анна и дед был Криндаль Кузьма (Густас). Отец Криндаль Карл Кузьмич 1916 г.р.

Из Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края (видимо, дядя Эрнста Карловича):

ПАРК Ян Андреевич. Род. в 22.01.1913. Уроженец и житель с. Верхняя Буланка Сагайской вол. Минусинского уезда Енисейской губ. Эстонец, малограмотный. Из крестьян. Беспартийный. Тракторист в колхозе "Заря". Арестован 24.07.1938. Обвинение по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР. Дело прекращено 12.01.1939 Каратузским РО НКВД по реабилитирующим обстоятельствам (ст. 4 п. 5 УПК РСФСР), освобожден из-под стражи.(П-2694).

В семье все разговаривают по-эстонски, в том числе дети. Отмечают всегда Яна-Купала. Рождество отмечают 7 января. И 19 января Крещение. Ни сами, ни родители в кирху не ходили, потому что при советской власти в кирхе был клуб. Но их тем не менее крестили "бабки".Они же отпевали покойников.  Хоронят иначе чем у русских - крест ставят не в ногах, а у головы. Национальная одежда не сохранилась.

И с русскими, и с депортированными немцами жили дружно.  Дети вместе играли. Когда женились, на национальность не обращали внимания. Дома не говорили, что, вот, обязательно замуж надо выйти за эстонца.

Национальные блюда делают: драники делаю, колбасу картофельную, кровяную.  "Картошку натрем, туда и… рису, ну, крупу рис. И разварим и все, там, перемешаем. Крови там маленько от свиней-то. Колем когда, то кровь туда и все. Вот и колбаса. Наша эстонская. Сыр с тмином делали раньше. Сейчас коров не держим".

На Ивана-Купала по деревне ходили – яйца собирали, потом сварили эти яйца и поехали на пруд.

На Рождество ходили: «Сею, вею, посеваю, с Новым годом поздравляю». Особенно ребятишки. Собирались, пошли по деревне. Кто что даст. Там пирожки, стряпню. Что дали, то и дали. На Иванов-ночь костер. После костра пошли собирать. Корзинку взяли и пошли на каждый двор. С песнями, с кормушкой.

Желания уехать в Эстонию не было. В гости ездили. "Че там, одни камни там. Там и земли нету путней, одни камни". В 1980 году ездили, зять заговорил в магазине по-русски, им ничего не продали, говорят - нету.

В Буланку приезжали представители власти, священники. Анна Карловна работала заведующей клуба, работала с приезжими. И когда был юбилей, тоже  было много народу из Эстонии, около 40 человек.

"Буланка распалась. Когда там народ жил, дороги не было, еле добирались. Теперь дорогу сделали, а людей нет. Пешком ходили. Транспорта никакого не было там. Грязь. Учеников возили сюда на тракторе. На санях. Будку какую сделают. И сидели там, и мерзли".

В совхозе на одну семью давали план по махорке, каждая семья должна была вырастить. За махорку давали сахар куковой.

Пионерами и комсомольцами не были, родители не разрешали. принимали, поскольку в семье были репрессированные.

10 июля 2017
С. Моторское,
Исс.1: Франц Евгения Александровна
Исс.2: Свирина Дарья Викторовна

Экспедиция Красноярского государственного педагогического университета  им. В П. Астафьева по проекту "Этносы в Сибири: условия сохранения культурной памяти"  2017 г. Каратузский и Курагинский районы.


На главную страницу