Сообщение Колосова Анатолия Алексеевича


г.Красноярск

Родился в Поволжье в 1914 роду, около 1924 года семья переселилась в Сибирь (Канск и др. города). В 1929 году поехал на строительство Новокузнецкого металлургического завода, начал там работать в мае на стройке. Позднее там же окончил учительские курсы, участвовал в ликвидации неграмотности, а с 1932 г. работал сельским учителем на территории нынешней Кемеровской области, в то время входившей в состав Новосибирской области, в т.ч. заведующим сельской школы.

В 1937 году работал в школе в Топкинском районе. В декабре был вызван в сельсовет, там арестован и отправлен в райцентр Топки. Ни ранее, ни одновременно с Колосовым из этой деревни никого не забирали. Ордер на арест ему показали только через 3 дня: сочиняли групповое дело.

В Топках, состоялось "следствие'', его вел следователь Елагин, обходясь в основном собственными кулаками. Елагину было лет 25, по некоторым сведениям он погиб на фронте во время войны. По "делу" проходил Василий Лещев, с которым Колосов познакомился позже на пересыпке и еще двое, которых он не знал ни прежде, ни после, причем в обвинении упоминался Эйхе. Лещев раньше заведовал столовой и уже отсидел по Указу об охране соцсобственности от 7 августа 1932 года.

"Следствие" продолжалось дней 10, и Колосов подписал "показания" и был отправлен в Кемерово, а оттуда поездом в Мариинск. Вагоны были товарные, с нарами, в вагоне с Колосовым было 58 заключенных и охранник. В Мариинске этот этап отправили в пересыльный лагерь, состоявший из десятка больших бараков, и здесь спустя некоторое время были объявлены приговоры. Весь этап вызвали в комендатуру, заключенные заходили по одному в кабинет, где сидели двое, вероятно, начальник лагеря и представитель из Новосибирска. Колосову показали бумажку с текстом: "Постановлением Особого совещания Новосибирской области за контрреволюционную деятельность приговорен к 10 годам шипения свобода и 5 годам поражения в правах". Расписываться он отказался. Работы в пересылке не было, для хозяйственных надобностей вызывали желающих.

В апреле 1938 года сформировали этап в Красноярск и привезли 28 или 30 апреля в распредлагерь около нынешней станции Енисей. Здесь этап остался на месяц, поскольку Енисей еще был подо льдом, из распредлагеря гоняли пешком в речпорт на погрузочные работы.

В конце мая этап погрузили на баржи. Это был караван из 2-х или 3-х барж, которые тянул маленький буксир. Трюм баржи был разгорожен на 2 или больше частей, стояли нары. Тесноты не было, в дороге кормили сносно, даже давали похлебку. 10 июня этап оказался в Дудинке, и его основную часть отправили в Норильск, а небольшая часть осталась в порту, в т.ч. и Колосов. Там он и провел весь срок.

Первые полтора года жили в палатках, лишь потом были выстроены бараки, а до этих пор негде было просушить одежду и обогреться после работы. Уже 3 августа 1938 г. Колосова расконвоировали, а в конце сентября перевели с физической работы на учетную, так как людей с образованием, хотя бы учительским, было мало. В конце года его послали с отчетом в Норильск, куда он добирался пешком, так как поезда не ходили из-за снежных заносов. В это время там еще была узкоколейка.

Уголовников в этот период в Дудинке было мало, и каэры их держали в рамках. Бригаду ж.д. рабочих, куда сразу попал Колосов, уголовники обходили за версту. Бригадиром был Иван Журавлев из Белоруссии, узник лагерей еще с 1932 года (примерно). Во время войны он попал в этап, и куда его угнали неизвестно.

Колосов после бригады работал бухгалтером, потом снова стал ж.д. строителем и на строительстве морского порта, которое началось в 1942 году руководил бригадой на сооружении подъездных путей. В это время у него произошла встреча с Завенягиным.

Бригада прокладывала подъездной путь к причалу, до которого оставалось метров полтораста, когда появилась группа начальства во главе с Завенягиным. Он подошел к бригаде, спросил, кто бригадир и, обратившись на "Вы" к Колосову, спросил, что нужно бригаде, чтобы к утру закончить прокладку. Тот ответил, что нужна еда, и вскоре подвезли несколько противней горячих макарон. Бригада успешно справилась сначала с макаронами, а затем и с прокладкой пути (дело было в июле), и утром к причалу встали суда (под разгрузку или погрузку).

Позднее Колосов работал в управлении порта. 17 декабря 1947 г. закончился его срок, и 18-го ему выдали паспорт, хотя и с 39-й статьей, т.е. без права выезда, но 21 декабря он голосовал на выборах. В 1952 году они с женой ездили в отпуск.

Реабилитацию он получил в 1955 году, в Москве, куда поехал, чтобы ускорить рассмотрение своего дела. После этого работал несколько лет в Норильске, потом в Красноярске, сейчас на пенсии.

Записано 28 декабря 1988 г.
В.С.Биргер 


На главную страницу