Сообщение Александра Ивановича Майорова


Красноярский край, Нижнеингашский район, пос.Канифольный
1 октября 1989 г.

Село и станция Лазо - в 15 км от Имана (ныне Большереченск).

В Березовке первое время узники жили в палатках, валили лес. Позднее их пешком перегнали на 3-ю Березовку.

У многих узников кроме КР и т.п. стояло еще ПРБ - "против рабочего класса".

Среди узников были:

На подкомандировке среди заключенных было несколько местных священников. Они получали передачи от родственников.

9 мая 1945 г. узники были убеждены, что завтра всех отпустят по домам. Так же считала и охрана: даже на вахте не пересчитывали.

Примечание:

6-й лагпункт Решотинского отделения Краслага – район дер.3-я Березовка около пос.Канифольный, 15 км к северу от ст.Решоты (Нижняя Пойма).

На 6-м лагпункте известно место захоронения заключенных. Там сохранилась могила случайно погибшей маленькой дочери И.В.Зайцева.

30 октября 1989 г.

Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во «Мемориал»


Сообщение Александра Ивановича Майорова

Окончание. Начало см. в расшифровке магнитофонной записи

Суд состоялся в п.Лазо и вынес смертный приговор. Осужденного повезли под конвоем в Уссурийск, по дороге благодаря конвойным Александр Иванович смог послать письма родным в Москву и Яхрому. Но в Уссурийской тюрьме его не приняли: на конверте с бумагами не оказалось, какой-то печати, и оттуда отправили во Владивосток.

Там он оказался в Екатерининской тюрьме, в камере смертников, где находилось 7 осужденных. Среди них были учитель Попов из Уссурийска и школьный сторож Мельник. Камера маленькая, без нар, спали на полу. Получали в день 400 г хлеба, пшенку, суп из рыбьих голов. Неожиданно Александру Ивановичу сообщили о замене расстрела на 10 лет. Постановление ему читал человек с «крылышками» на кителе. Его сразу перевели в общую камеру, где было 90 заключенных. Вообще тюрьма была переполнена. Через 2 дня отправили с этапом, в Хабаровск, где он просидел неделю, а потом через Черемхово в Канск, куда этап прибыл в конце декабря 1941 г.

В трескучий мороз узников повезли на грузовиках в Нижнюю Пойму, а оттуда этап пошел в Березовку. Весь лагерный срок до освобождения, благодаря зачетам, 18 апреля 1950 г. Александр Иванович был на общих работах, на лесоповале, в районе Березовки: Чивильда (тогда 6-й лп) и другие лагпункты. Чивильда будто бы названа по Чивилеву, майору, арестованному в армии, который после срока остался там заведовать конным парком, а потом стал комендантом. На Чивильду шла узкоколейка от Канифольного, а в Березовке стоял шпалозавод (после него осталась доныне гора опилок). Александр Иванович был стахановцем: вдвоем они валили за день 200 кубов. За работу начисляли 7-8 рублей в месяц. Реабилитирован в 1955 г., для чего ездил в Москву и пробыл там несколько месяцев.

Александр Иванович помнит некоторых заключенных. Москвич майор Крамаренко был осужден по ст.193. Бригадиром работал военный политработник (3 ромба) Филипп Кириллович Костин из подмосковных Решот. Еще был москвич Макаров. Учитель истории Мелентий Гусев по окончании срока остался здесь в ссылке и бежал из нее, для чего намочил свой паспорт и поменял его на нормальный, без 39-й статьи, рядом в Иркутской области. На лесоповале убило деревом Тихомирова. Был еще другой Тихомиров, из Ленинграда, этот сидел за бандитизм. В больничной зоне на Прохладном работал врач из Харькова, еврей, с 25-летним сроком, хирург по специальности. Позднее главврачом на Прохладном стал Пеннер и набрал себе штат из врачей-немцев.

Начальником Краслага был Аникин (в конце 40-х?).

Красноярск, 17.09.1989 г.
Записал В.С.Биргер, об-во «Мемориал».

Дополнение.
Сообщение Ивана Васильевича Зайцева, тоже из 2-й Берез.

На Чивильде (тогда 4-й лагпункт) были поволжские немцы. На 3-й Березовке находился 3-й лагпункт, а вправо от него – 5-й штрафной.


На главную страницу