Сообщение Мальцевой Маргариты Фёдоровны


Мама М.Ф., Казачёк Ольга Петровна, родилась в г.Золотоноша Черкасской области на Украине. Там закончила техникум, агрономический факультет. Работала по специальности в Молдавии на семенном заводе.

В конце 1941 года, когда пришли немцы, её с сестрой отправили в Германию, в концлагерь в г. Росток. У Ольги Петровны в этом концлагере родилась дочь Маргарита. Отец –француз, Роже де Лаконте. Только благодаря ему мать выжила в лагере, потому что он получал посылки от Красного креста. В 1944 году войска союзников освободили Ольгу Петровну из концлагеря. Но идти ей было некуда. Так она оказалась у бауэра дояркой. Но прожила у него недолго (6 месяцев) и с первыми эшелонами вернулась на Украину.

Ольга Петровна оставила маленькую Маргариту у бабушки, с ней она прожила 8 лет, до 1953 года.

Вспоминая бабушке, М.Ф.говорит: «Бабушка была малограмотной, её научили только ставить подпись. Работая домработницей у богатых людей, она поняла, как важно учиться. И благодаря бабушке мама и её сёстры получили образование.

Бабушка меня крестила. И при крещении дала имя Любовь Фёдоровна. И только когда мама приехала за мной, она изменила имя на Маргариту. Мама очень любила читать Дюма, а у него часто встречалось это имя.»
(АБ – первоначальные метрики М.Ф. бабушка по неосторожности утратила, а в метриках, выданных спустя много лет в Енисейске, уже не фигурировал Росток, вместо Маргариты была указана Рита и дата рождения указана приблизительно. Это не позволило М.Ф. в девяностых годах получить компенсацию от немецкого правительства.)

Ольге Петровне пришлось убегать из своего родного города. Она поменяла документы и устроилась на работу в г.Туринске Волынской области. Но доброжелателей тогда было много, и по доносу Ольга Петровна была отправлена в Тайшетлаг в 1947 г. Там она познакомилась со своим будущим мужем.

Шур Моисей Соломонович, 1900 г.р., был из богатой еврейской семьи. Он был очень образован. Закончил Кишиневский и Парижский университеты, знал шесть языков у него была своя большая библиотека.

В 1949 году О.П. и М.С. освободили, и они уехали в Маклаково (АБ – полагаю, что это была послелагерная ссылка, но это надо проверить). Вскоре у них родилась дочь- Лена.

В 1952 году О.П. поехала на Украину за Маргаритой. Об этом М.Ф. вспоминает следующее: «Когда за мной приехала мама, мне было восемь лет. Но в школу ходить было не в чем, не босиком же идти. И я сидела дома. Мама привезла с собой одежду: ботинки, форму, 31 декабря 1952 года мы приехали в Маклаково, около 12 часов ночи, когда все уже праздновали Новый год. Но праздновали потихоньку, шумных гулянок не было.

Моисей Соломонович работал одновременно на трёх работах: главным инженером на Маклаковском лесозаводе, заведовал рентгенкабинетом и преподавал иностранный язык.

М.Ф. вспоминает: «В Маклаково мы жили в достатке. Так как мама – агроном, огород всегда был хороший. Мама даже выращивала фруктовые деревья. Мама очень любила астры и розы, и розы были в доме всегда, даже зимой. Мы всегда были сыты. У нас было две козы, которые давали молоко. Молоко еще покупали. Держали всегда одного быка на мясо, также было 50 кур, две свиньи и 250 кроликов. Кролики стояли на большом столе на кухне в трёх клетках, и три раза в день надо было в них всё вычистить и насыпать опилки.

А в доме было пусто: столы, лавки, кровати. Но розы стояли везде – на подоконниках, на столах, на полу. Еще было очень много книг, отец их выписал из Москвы. У него была своя большая библиотека.

Но одеться было не во что. Я носила одну ситцевую форму, на ботинках были потрёпанные носы, которые я заматывала проволокой, чтобы совсем не развалились. Ноги всегда были мокрые. А у мамы было только одно выходное платье, на которое отец выписал материал из Москвы, зелёное в белый горошек.

Еще у мамы была пуховая шаль – тогда это было роскошью, как и полушубок, который отец тоже выписал из Москвы. Мама дала мне эту шаль в школу, и я нечаянно запачкала её чернилами. Из-за этого я боялась идти домой – мама строгая была. Домой меня отвела учительница, объяснила маме, что это случайно произошло.

В 1953 году отцу разрешили выехать на родину, но отец говорил: Как я в таком виде поеду, сначала одеться надо, а потом ехать».Нам помогла бабушка, она привезла с Украины ткань и машинку и «обшивала» нас.»

Об отце М.Ф.вспоминает: «Отец хотел, чтобы мы получили хорошее образование. Он будил меня в час ночи и заставлял слушать передачу по изучению английского языка.

Он никогда не выделял, что я не родная. Он даже всегда заступался за меня перед мамой».

О Маклаково М.Ф. также вспоминает: «Мы жили буквально на чемоданах. Рядом с нашей улицей строилась улица Юбилейная, на которой поножовщина – обычное дело. Вечером мама складывала вещи в 2 чемодана на случай, если сгорим. А шаль и мамино выходное платье всегда хранились водном из двух чемоданов.

У отца было очень много знакомых. Все, как и он, репрессированы: врачи, инженеры, директора школ и т.д. Когда мы общались, они всегда уходили в зал и закрывали от нас двери. Нам туда заходить было строго запрещено».

Когда умер Сталин, в школе все плакали навзрыд, а у нас в доме была гробовая тишина. Отец ходил подбодрённый, и я знала, что он радовался.

Отец скончался от сердечного приступа в конце 1956 года

В 1960 году произошла еще одна трагедия. Мама тогда работала на проходной в ЛДК. Её переехала машина. И она целый год ходила на костылях. Но травма не прошла бесследно. У мамы стала одна нога короче другой. И до 1972 года она работала на водокачке. Там ей надо было только включать и выключать воду.

Так как мама была травмирована, мне с сестрой и братом пришлось ехать на Украину к бабушке. Там я поступила в техникум, тот же, что и окончила мама, но только на ветеринарный факультет. В этот же техникум, уже после того, как я его закончила, я устроили своих братьев и сестру».

Техникум был хорошо обеспечен, было приусадебное хозяйство с фруктовыми деревьями и животноводческой фермой, где студенты проходили практику, где и кормились. По окончании этого техникума надо было отработать три года. По распределению я попала в г.Чогери, что в соседней области. Там меня поразили послевоенные руины. Украина очень тяжело и долго восстанавливалась после войны, до того были страшные разрушения.

После я вернулась к матери. . Я работала ветеринаром с марта 1965 года в Анциферово, потом в Каргино.

В 1972 году умерла мама. О том, что она была в лагерях, никто дома не говорил, боялись. И только от тёти я узнала правду»

Опрашивала Елена Козлова

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Пятая историко-правовая экспедиция, Новокаргино 2008 г.


На главную страницу