Сообщение Меркис Юлионаса-Альгердаса Игнацевича


Меркис Юлионас-Альгердас Игнацевич родился в 1936 г. в д. Гудай Гудайского района Литвы. Семья Меркис жила хуторе, недалеко от границы с Латвией. Земли было много – около 60 га, держали коров, лошадей. Глава семьи – Игнас Меркис (1884 г.р.) и его жена Елена Иосифовна (1894 г.р.) жили крепко, много работали, растили двоих сыновей – Альгердаса и его старшего брата. Большой земельный дел обрабатывали сами, помогали и соседи. Такая взаимопомощь была распространенным явлением, тем более, что значительная часть сельхозработ производилась вручную. Основной тягловой силой в поле, как вспоминает Альгердас, была лошадь. Собранного урожая вполне хватало для жизни семьи, излишки везли и продавали на рынке. В доме стоял ткацкий станок, сами делали полотно.

«Первое пришествие» советской власти в конце 1939 г. не сильно изменило жизнь литовских крестьян, поскольку было весьма недолгим. Летом 1941 г. Литва, как и другие прибалтийские республики, была оккупирована немецкими войсками. «Немецкий порядок» продержался три года и не принес серьезных перемен на литовский хутор. Налоги немцы собирали регулярно, но население особо не трогали. В конце 1944 г. развернулись ожесточенные бои за освобождение Прибалтики. Наш респондент до сих пор с содроганием описывает это время, когда «небо было красным от зарева взрывов». Русские солдаты выглядели очень уставшими, но улыбались и угощали литовских ребятишек кусочками дефицитного сахара.

Восстановление советской власти после войны проходило болезненно. Сначала у хуторян стали отрезать землю и забирать скот. Идея новой власти создать коллективные хозяйства долго не приживалась, т.к. не находила массовой поддержки. Экспроприированную землю не обрабатывали, она так и стояла заброшенная.

22 мая 1948 г. семью Меркис разбудил стук в дверь и, последовавший затем приказ сотрудников НКВД, быстро собираться и ехать на железнодорожную станцию. Куда направляется семья - не объяснили, времени на сборы дали очень мало, поэтому удалось взять только самые необходимые вещи. У больших железнодорожных вагонов «Пульман» толпилось много мужчин, женщин детей. Вскоре они заполнились литовскими семьями, направлявшимися в неизвестность. Примерно через неделю пути конвоир поезда сказал, что он направляется на станцию Енисей Красноярского края. Где такой край находится - семья вынужденных переселенцев даже не представляла. Добирались до неведомой станции Енисей три недели. Вагон вмещал 60 человек, была в нем и печка. «Везли нас, преимущественно, ночью, а днем поезд останавливался». 10 июня 1948 г. литовцы прибыли в Красноярск. Здесь их посадили на пароход «Иосиф Сталин» и отправили на север. На пристанях по берегам Енисея пароход делал остановки и высаживал людей. Так семья Меркис и еще примерно 10 литовских семей попала в деревню Степановка Казачинского района. Некоторые родственники Игнаса Меркиса оказались недалеко от Степановки – в деревне Каргино.


Меркес Игнас и Меркене Елена

На новом месте жительства бараки для спецпоселенцев были недоделаны, потому их временно направили в д. Новосельцы, но к осени строительство окончили. Комнатка в Степановском бараке была тесной для семьи из четырех человек, от соседей отделяла тонкая перегородка. Это жилье не шло ни в какое сравнение с тем пятистенным домом, который остался в Литве и в котором, вскоре после выселения прежних владельцев, сделали клуб. Однако жизнь шла своим чередом. Родители Альгердаса работали в леспромхозе, старший брат был занят на валке леса. Мальчик пошел в четвертый класс школы в Степановке, где кроме него оказалось еще четверо литовских детей (начальное образование Альгердас получил еще в Литве). В новой школе языковых проблем не возникло: он хорошо говорил по-русски, потому что на родине по соседству жили русские семьи. Да и дома использовали два языка – литовский и русский.


Меркене Елена Иосифовна в 1950-е гг

Проучившись год, Альгердас, четырнадцатилетним подростком, пошел в школу ФЗО в п. Момотово. Там учился его старший брат на шофера, а наш респондент после окончания этой школы смог работать электромехаником. В начале 1950-х гг. семья переехала в соседнюю Захаровку, где образовался лесмехпункт, на котором и стали работать Игнас Меркис и его сыновья. Альгердас стал мотористом на передвижной электростанции. Условия жизни немного улучшились: семья по-прежнему жила в бараке, но в отдельной комнате с печкой, да и само помещение было построено более качественно, появилась корова, обзавелись небольшим огородом.

В Сибири литовские семьи имели особые условия проживания – они были лишены свободы передвижения, любые их выезды происходили только с разрешения коменданта. Альгердас вспоминает, что коменданты были и в Степановке и в Захаровке, но оба относились весьма лояльно к спецпоселенцам, а после ликвидации комендатуры стали работать, как и другие местные жители, на лесоучастке. На лесоучастке был фельдшер, который «лечил все, и даже зубы дергал». Весной 1958 г. пришло освобождение от спецпоселения и литовские семьи вскоре начали возвращаться на родину. Но Альгердаса призвали в Советскую Армию, и еще три года он проходил срочную службу. Будучи военнослужащим, молодой человек выучился на радиста и по возвращении в Захаровку некоторое время работал по этой специальности. Работа в радиоэфире оказалась для него знаковой, потому что на ней он познакомился с радисткой Верой – своей будущей женой.

Технические способности Альгердаса заметило местное руководство и направило его на обслуживание большого плавкрана, который был для того времени «чудом техники» и назывался «Ганс». Работая электромехаником, наш респондент прошел в общей сложности двенадцать навигаций. В основном занимались отгрузкой леса и шпалы и отправляли его баржами по Енисею.


Меркис Альгердас в Захаровке

В 1960 г. в Захаровке умер Игнас Меркис, а еще через пять лет старший брат и мать Альгердаса вернулись в Литву. В 1966 г. на переезд решился и сам Альгердас, взяв с собой жену и сына. Однако в Литве они прожили чуть больше года. Обещанную квартиру нужно было еще неопределенное время ждать, а из Сибири, с прежнего места жительства, пришло заманчивое предложение – Альгердаса звали назад, предлагали квартиру и хорошо оплачиваемую работу. Он написал заявление об уходе из Поневежинского дворца спорта, где работал электриком. И семья вернулась. Вера Петровна, жена нашего респондента, говорит, что такого специалиста в сибирской Захаровке терять никак не захотели.

Альгердаса действительно ценили: долгое время он работал главным электриком в Казачинском леспромхозе. С 1999 г. стал начальником участка в комунхозе. Последние двенадцать лет – на пенсии. С Верой Петровной они вырастили двух сыновей, радуются успехам своих подрастающих внуков.

В Литве сейчас живут родственники, с которыми поддерживают отношения. На протяжении многих лет, Альгердас Игнацевич и его жена навещали их в Литве.

В этой русско-литовской семье с уважением относятся к национальным обычаям. По настоянию мамы Альгердаса, еще в середине 1960-х гг., тогда еще молодые люди обвенчались в католическом костеле Литвы. Первоначально свекровь не очень радостно приняла русскую невестку. Она считала, что ее младший сын должен найти себе невесту из литовских девушек, как поступил старший брат Альгердаса. Но сам Альгердас говорит, что «русские жены очень хорошие». Вера Петровна научилась готовить литовское национальное блюдо – цепелины, лояльно отнеслась к желанию венчания по католическому обряду, в семье отмечаются главные христианские праздники по католическому и православному календарю. Наш респондент постепенно утрачивает способность общаться по-литовски. Говори, что практически все его земляки уехали и применять этот язык негде да и незачем. Правда старший сын Альгердаса является активным участников литовского общества в Красноярске, интересуется историей и культурой народа.


Семья Меркис у родни в Литве - клнец 1960-х гг.

В судьбе бывшего спецпоселенца Альгердаса Меркеса тесно переплелись сибирская и литовская история. У него всегда было много знакомых и друзей среди русских, литовцев, немцев, представителей других национальностей и культур. Он считает себя литовцев, с пиететом относится к истории своей семьи, но и с большой теплотой говорит о своей жизни в Сибири, где создал семью, вырастил детей и стал уважаемым человеком, которого не хотели терять.


То, что осталось от дома Меркис в Литве

Опрашивала Елена Зберовская

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу