Сообщение Щеголевой Марии Иннокентьевны


Щеголева Мария Иннокентьевна (1927 г.р.), родилась в Нерчинском р-не (Забайкалье).

Отец – Щеголев Иннокентий Иннокентьевич.

Семья выслана в 1930 году. Сначала она попала в «Южную Тайгу» (видимо, в южные районы Красноярского края - А.Б.), затем в Енисейск, откуда отправлены в Советский рудник. Как рассказывает Мария Иннокентьевна, до раскулачивания они жили небогато: в хозяйстве имели 1 лошадь, 1 корову, овец, несколько десятин земли. Главным достоянием было пятеро детей в семье. Тем не менее, в 1930 году при «раскулачивании» глава семьи был арестован, а жена и дети отправлены на спецпоселение. Отец вернулся из заключения в 1935 году.

Первоначально жизнь семьи на спецпоселении была очень тяжелой, особенно голодными были первые годы, которые мать и дети провели в Енисейске. При выселении они ничего не успели взять, поэтому знакомые из числа спецпереселенцев помогали – давали одежду и т.п. Их разместили в бараке, где вмещались еще больше двух десятков семей. Люди жили и спали на нарах, не разделенные между собой. В бараке стояло две печки, которые использовали не только для отопления, но и для приготовления пищи. Варили в основном каши, чай, а картошки было очень мало. Мать официально не работала, но все время находила временный заработок - нанималась на подсобные работы.

Местное население к вынужденным переселенцам сначала относилось враждебно. Детей дразнили «кулаками», а друзья были только из таких же спецпереселенческих семей.

В середине 30-х семья смогла уехать в с. Епишино, как рассказывает М.И., маме давали два кг муки в неделю. Из нее она делала кисель, добавляя смородину. Постепенно люди привыкали к новым условиям жизни. Все члены семьи, так же как и другие жители села, «мыли» золото. Для этого использовали специальные ситечки. Добытое золото можно было сдать и на вырученные деньги купить товары. А летом дети занимались заготовкой ягоды (черника, брусника), а жареные кедровые орехи были для них лакомством.

Во второй половине 30-х семья вернулась в Енисейск. Мария Иннокентьевна пошла в школу, где так же учился ее брат. Отец в это время устроился в Енисейске на работу плотником. Его умения оценили и он получил редкую по тем временам возможность взять суду на строительство дома. Брат после окончания школы закончил 10-месячные педагогические курсы и был направлен на Ангару, где работал учителем начальных классов.

После окончания семилетки нашу респондентку мобилизовали в трудармию, хотя ей было только 14 лет. Но поскольку началась война, на возраст никто не смотрел. Она работала в с. Подтесово на разных хозяйственных работах, зимой молодая трудармейка долбила лед вокруг пароходов, а летом плавала матросом на лихтере до Дудинки. Из трудармии М.И. вернулась в 1947-1948 гг. по возвращении устроилась работать в магазин. Эту работу ей предложила заведующая магазина, которая сама была из семьи спецпереселенцев. В Красноярском крае в 1947 году с «раскулаченных» сняли статус спецпереселенцев. До этого момента они обязаны были 1 раз в месяц отмечаться в спецкомендатуре. В Енисейске она находилась в центре города, напротив нынешней районной администрации. После отмены режима спецпоселения М.И. получила паспорт. Помнит фамилии спецпоселенцев: Полевеевы, Семеновы, Хаймовичи, Фалилеев, Троцкий Пётр.

В 1950-е гг. наша респондентка работала мастером на дровяном складе. В Енисейске она познакомилась со своим будущим мужем - Кравченко Иваном Моисеевичем (1925 г.р.). Она говорила, что он работал шофером. Судьба Ивана Моисеевича тоже весьма интересна. Он был из семьи «раскулаченных» - высланных перед войной из Бессарабии. Вскоре после начал войны он прибавил себе два года, чтобы попасть на фронт. Он думал, что на фронте будет лучше, чем на спецпоселении, но выяснилось, что это не так. Из Ярцева до Красноярска И.М. добирался пешком. Сначала он попал в канскую «учебку», там кормили мёрзлой картошкой и капустой. По прибытии на фронт он представился поваром, хотя раньше этим не занимался, но в военных условиях быстро научился этому ремеслу.

Ещё до войны спецпоселенцам стали давать ссуды для строительства жилья.

М.И. с конца 40-х гг. живет в г. Енисейске, у нее родилось двое детей. Несмотря на свой солидный возраст, она сохранила хорошую память и щедро поделилась с нами воспоминаниями.

Опрашивали Елена Зберовская, Дарья Свирина

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Девятая историко-правовая экспедиция, Енисейск 2013 г.


На главную страницу