Сообщение Шекк Эрмы Христиановны


ФИО респондента: Шекк Эрма Христиановна
Девичья фамилия: Кепп
Дата рождения: 19.09.1942
Место рождения: деревня Широково, Казачинского района
Место жительства: с. Галанино, Казачинский район, Красноярский край, Россия.

Шекк Эрма Христиановна ( в девичестве Кепп) родилась 19 сентября 1942 года в деревне Широково. Сначала её звали Ирма, когда меняли документ, подтверждающий личность, сверяли со старым документом, а на нем стёрлось имя, и её зарегистрировали как Эрну, с новой заменой документа её записали как Эрму, это имя закрепилось по сей день. Мать, Кепп Екатерина Андреевна, работала в колхозе разнорабочей, про отца респондентке неизвестно, она знает только то, что отец был трактористом. У семьи Кепп было большое хозяйство: коровы, свиньи, овцы, куры. Разнообразие живности. Семья построила хороший деревянный дом в селе Кнанфельд Саратовской области, по словам матери Эрмы Христиановны, село было большим, и там была церковь-кирха. В семье было четыре ребёнка.

К дому прибыла подвода, и семье объявили, что нужно уезжать, потому что наступают немцы- «фашисты», а на вопросы матери, вернёмся мы ли сюда и надолго ли все это, они отвечали: « Вы же не предадите нас, послужите Родине во время войны и вернётесь домой.» В это время отец был на работе, там ему объявили это жуткое и страшное известие и отправили домой. Дома его ждали мать, трое детей и свекровь. «Когда отец пришёл домой, он успел только робу снять и пошёл провожать женщин и детей на подводы. Мужчины добирались до станции, до поезда пешком.»- говорила мать Эрмы Христиановны. В дорогу мать респондентки взяла ведро котлет, 2-3 булки хлеба. Особенно тяжело было матери бросать скотину, одно из воспоминаний было таким. Была корова, она много давала молока, когда нужно было уезжать, корова смотрела на хозяйку и мычала. Хозяйка плакала и смотрела , удаляясь на подводе. Управляющий подводой сказал ей, чтобы она отвернулась и не рыдала, а если она не выполнит наказ управляющего, то получит выстрел в голову. Добирались до Сибири на подводах и поездах в телячьих вагонах. Телячий вагон- это не разделённый на купе вагон, спали там на нарах, на соломе и не было туалета. Туалет делали сами , это было ведро огороженное 3-4 вместе сколоченными досками. В телячьем вагоне находились женщины и мужчины одновременно, люди заражались кожными и инфекционными заболеваниями, царила антисанитария. В дороге умирали, покойников выбрасывали из вагона, прямо на ходу. В дороге умерло два человека, рассказывала мать респондентки. Очень быстро передавался педикулёз, чтобы избавиться от этой болезни, стриглись на лысо, а по прибытии в село кипятили одежду, чтобы окончательно избавиться от паразитов. Ели в пути что взяли с собой и каши, которыми кормили на станции. До Сибири добирались 5-6 суток.

Семья Шекк отправилась таким составом: мать, отец, две бабушки, сестра Эмма, брат Яша. Когда немцы приехали в Сибирь, люди смотрели на новых жителей деревни с интересом. Возбудителем их интереса были слухи, о том, что у немцев были хвосты, гривы и рога.

Семью отправили в деревню Широково, там их поселили в бараке за древней, в нем одновременно жили семь семей сразу. Этот барак был раньше амбаром. Условия были ужасными, стен , разделяющих на комнаты не было, одно общее помещение. Люди голодали, они меняли свои вещи, которые успели взять в родном доме на продукты у местных жителей деревни. Мать Эрмы Христиановны рассказывала: «Были большие подушки, за одну подушку русские дали нам пятилитровое ведро картошки, примерно два килограмма муки. Мука была не чистая, с отрубями, но мы были рады и этому». Их семье помогала Карпова Вера, она немцев восприняла сказу хорошо. «Они такие же люди, только говорят на другом языке,»- говорила баба Вера, так её по -простому называли ребятишки. Делилась своими продуктами и пряжей, которую сама пряла.

Родители получили работу, мама стала работать разнорабочей в колхозе, а отец трактористом. Отец долго на этой работе не работал, неделю всего, его забрали в трудармию в Казачинский район, где он заболел, его увезли в больницу, где он скончался через три дня. Родственникам отправили повестку о смерти отца, мать рыдала от горя. А мать отправили на покос, целыми днями не было её дома. За детьми смотрела бабушка, это была мать отца респондентки. Дома голодали дети и самая маленькая Эрма, то есть наша респондентка. Зная это, бригадир дал матери литр молока, чтобы покормить детей. Только вместо хорошего молока ей дали отгон от него. Отгон- это молоко, переработанное через сепаратор.

Чуть позже бабушка заболела и умерла, в это время Эрме Христиановне было 10 лет, она помнит, как хоронили бабушку. Люди жили так бедно, что не знали, в чем похоронить измученную болезнью покойницу. Мать сходила в больницу, где дали ей марлю, она и бабушка Елизавета (мать матери респондентки.) сшили халат для покойницы. Ночью мама своровала ящики, это даже не являлось гробом, постелили в них газеты и положили бабушку. На быках её увезли, не было поминок, потому что нечего было кушать. В школу ходили с весны по осень, причиной непосещаемости уроков в зимнее время года была нехватка одежды. Было время, когда одежды вообще не было, как говорится, «ходили в чём мать родила.». Эрма Христиановна вспоминает: « Мне соседи дали чёрный платок с белой каймой, мама из него сшила мне сорочку.», « Как-то отдали люди майку, и я её носила ,застёгивала в низу булавкой (трусов-то инее было) и так ходила.». Из- за частых пропусков не удалось закончить ни одного класса, у нашей респондентки нет образования.

Мы попросили рассказать респондентку о её детских воспоминаниях. Она вспоминала, как её на Новый год угостили конфетой, это было её счастливое мгновение детства. Помнит, как у них стояла елка, и дети водили хоровод. Был случай, когда Эрма Христиановна очень испугалась, чуть не утонула. Респондентка рассказывает: « Летом я пошла купаться с подружками на речку рядом с бараком. Я нырнула ,а следом моя подруга Галька Лыткина прямо на меня, помню, как тонула, вытащили девочки меня, не успела наглотаться воды.».

Когда семья Шекк переехала жить в деревню Захаровку, Эрме Христиановне было 16 лет. Молодёжь в то время ходила в дом культуры попеть песни, потанцевать. Танцевали такие танцы, как: вальс- любимый танец молодёжи, краковяк, польку. В 16 лет работать на предприятиях законом запрещалось, и молодые парни, девушки работали нелегально, и по приезде комиссии всех нелегальных молодых работником отправляли домой. В этом юном возрасте Эрма Христиановна уже работала на шпалозаводе,на пекарне, там она и познакомилась с будущим мужем. Знакомство было таким, рассказала респондентка: «В обычный рабочий день я как всегда месила тесто, к нам на пекарню зашли парни, один из парней посмотрел в мою сторону сказал мальчишкам шутя: « Это моя будущая жена!».Я бросила в него тестом. Они посмеялись и ушли, так я впервые увидела своего будущего мужа.». После этого случая они стали общаться, гуляли, ходили на танцы. Молодого человека, будущего супруга респондентки, звали Юзов Юзовович Шекк. Когда вступила в брак, ей было 18 лет. Свадьба была бедной, у невесты не было особого праздничного платья, как сказала Эрма Христиановна: « В чём работала, в том и замуж вышла». На праздничном столе была картошка, хлеб, мясо отварное. Гости приходили и приносили из дома на стол что могли, кто-то огурцы или напитки какие-нибудь. Пели русские песни, танцевали. Эрма Христиановна родила четырёх детей - одну дочь и троих сыновей. Из Захаровки в 1969 переехали в Галанино, где проживают по сей день.

Мы задали вопрос респондентке: « Что в вас осталось немецкого?» На что она ответила: «Во мне течёт немецкая кровь!». Нас заинтересовали немецкие традиции и блюда. О традициях она нам не смогла ничего рассказать ,так как родилась в самый разгар войны, людям было не до соблюдения традиций, каждая семья пыталась выжить в это трудное для всей страны время. А о некоторых немецких народных блюдах она содержательно рассказала. Штрудель- снизу мясо, а если не было мяса, клали жир поверх сырой картошки, а на картошку капусту. Потом раскатывали тесто и закрывали начинку, запекали и нарезали как хлеб. Ривыльсуп, шницуп- название супов, кребли- русские их называли грабли,это мучное изделие, выпечка. Эрма Христиановна не помнит свой родной язык.

Мы задали вопрос Эрме Крестьяновне «Если вас спросят, кто вы по национальности?» Она гордо ответила: « Немка!».

Интервью записали Фомина Кристина и Бачина Кристина, студентки ХГО 1 курса.

11-я фольклорно-историко-этнографическая экспедиция Енисейского педагогического колледжа


На главную страницу