Гончарова Фрида Фридриховна


Гончарова Фрида Фридриховна (в девичестве Шпей) родилась 8 января 1935 года в Одессе, в семье крестьянина Фридриха Давыдовича Шпей и Сабельфельд Ольги Ивановны (1916 г.р). В семье кроме Фриды был ещё один ребенок - Хуго, но он умер во младенчестве. Едва Фриде исполнилось три года, родители развелись. И маленькую Фриду увезла к себе на Волгу в город Энгельс бабушка, Лидия Богдановна Райх (9 декабря 1879 года рождения), а через некоторое время туда приехала и Ольга Ивановна (мама).

Домик бабушки примыкал к городскому парку и был совсем небольшим (всего лишь три комнаты и пристройка), но вмещал всю их не маленькую семью, состоящую из шести человек – бабушки Лидии Богдановны, двоюродной бабушки Фриды Гельбих, тети Лидии и ее мужа Альберта. Детей в доме больше не было, и поэтому Фрида росла одна. Взрослые ходили на работу: Ольга Ивановна, мама Фриды, устроилась на работу официанткой в буфет при железнодорожном вокзале; тетя Лидия была завучем в самой крупной школе Энгельса и преподавала литературу (русскую и немецкую) и немецкий язык. Ее муж Андрей был чекистом. Двоюродная бабушка Фрида Гельбих когда-то была замужем за верховным комиссаром республики немцев Поволжья по делам национальностей Паулем Гельбихом. После смерти мужа ее взяла к себе жить сестра Лидия (бабушка Фриды).

Маленькая Фрида ходила в детский сад. Фрида Фридриховна вспоминала, что к ним на утренники приезжали «челюскинцы», приходили пограничники. Фрида Фридриховна вспоминает, что хозяйство было небольшим – небольшой садовый участок (1 сотка), где росло три вишни, а из скота были только козлята. Но самой большой ценностью в семье Фриды была библиотека.

Лидия Богдановна РайхО предстоящей депортации Ф.Ф. узнала от взрослых. Самым ярким воспоминанием о том страшном событии в жизни их семьи был момент, когда Ф.Ф прощалась в детском саду с детьми. «Я ходила в садик прощаться, хорошо помню, что меня любила одна нянечка, и она вышла меня провожать. Шла целый квартал и плакала. Я ее очень хорошо помню, и сейчас она стоит перед глазами в белом халате и белой косыночке, пожилая…». Собирались в спешке, с собой успели взять нательные вещи, одеяла, одну подушку, взяли швейную машинку (променяли потом на продукты), котелок чугунный, эмалированный кофейник, большое круглое блюдо, трехлитровую кастрюлю, вилки, ложки... Из книг взяли только молитвенник бабушки, а всю библиотеку оставили.

Дорога была тяжелой и долгой, никто из пассажиров не знал, куда их привезут. Но самое главное — никто не знал, что же будет с ними дальше. Ехали в «товарняках», каждая семья старалась отгородить себе уголок, взрослые на каждой остановке ходили за кипятком, на взятые с собой деньги покупали еду.

На первое впечатление Фриды о Сибири повлияло одно событие. На станции как всегда дядя пошёл за кипятком, а вернулся с несколькими кедровыми шишками – они были все в смоле, Фрида перепачкалась, но орехи были очень вкусными.

Сначала семью Ф.Ф. отправили в Минусинский район село Городок. Поселили в дом, но его хозяева не хотели жить вместе с немцами и переехали к своим родственникам. Взрослые работали в колхозе, а мама работала в столовой официанткой. В ноябре 1941 в трудармию забрали дядю Андрея. Попал он в Кайские леса, работал на лесоповале. «Условия жизни были очень плохими, работа изнуряющая, часто голодали…» .Дядю Андрея, когда он сильно заболел, списали в 1944 году, посадив на «товарняк» до Ачинска. У него на руках умер его друг, и дядю Ф.Ф ждала эта же участь, если бы случайно в поезде при врачебном обходе его не узнал врач, дальний родственник Александр Карлович Шауфер. После того как проехали Ачинск, он снял его с поезда и отвез к себе в Хакасию, в Туим, там дядю он вылечил, поднял на ноги.

Но не только мужчин забирали в трудармию. На работы брали и женщин. Так случилось и с двоюродной бабушкой Фридой Гельбих (несмотря на преклонный возраст!!!), вместе с ней забрали и тетю – Лидию Ивановну, ранней весной 1942 отправили дальше Диксона.

«Баба Фрида выжила только потому, что ее взяли в няньки и домработницы к коменданту…» Но вот Лидии Ивановне пришлось совсем несладко - она работала в рыболовецкой бригаде. Тяжелая работа тоже сделала свое дело: у простуженной Л.И. случилось воспаление уха, и необходимо было делать операцию, в результате которой у молодой и красивой женщины остался шрам на лице. Но кроме всего этого она еще и переболела тифом, выжила чудом.

В 1942 году семью Ф.Ф. отправили еще дальше, на север, и на этот раз они попали в Туруханск. Ф.Ф. вспомнила название парохода, везшего их по Енисею - «Мария Ульянова». На новом месте их расселили по квартирам комсомольцев. «Нас взяла девушка - секретарь из-за малочисленности, ее мать начала ее сильно ругать за то, что она « этих фашистов привела». А девушка всё успокаивала ее и говорила: мама — это задание. Нам выделили уголочек в кухне рядом с печкой, а вещички сложили в сарай…». Мама Ф.Ф. работала на лесоповале, выкорчевывала лес, также зимой выдалбливала вмерзшую древесину из реки, скованной льдом. Но произошел несчастный случай, и Ольга Ивановна сломала ногу, а когда она поправилась, то стала готовить обеды рабочим.

Сабельфельд Ольга ИвановнаВскоре построили бараки из мокрого леса, и в них было очень холодно, буржуйка не могла согреть такое большое пространство. Через некоторое время освободился один старенький домик, в него-то и посели Ф.Ф. с родителями. Вместе с ними там жило еще 2 семьи. В нем они и зимовали: «Когда моя мама и мамы 2 соседских семей уходили на работу, то мы, дети, втроем оставались одни до поздней ночи, было очень холодно. Топить нечем, и вечером они приходили и начинали топить печку. За день стены покрывались инеем, ведро, в которое мочились, замерзало, а мы вместе с бабушкой лежали на деревянной кровати, одетые и накрытые пуховой периной…». Когда начиналась весна, Ф.Ф. ходила в лес и в проталинах собирала бруснику. Вскоре появилась первая голубица, и из собранных ягод бабушка Ф.Ф. лепила вареники. Осенью бабушка Ф.Ф. стала работать нянькой у заведующей почтой, водилась с ее сыном. Вскоре вся их небольшая семья из трех человек перебралась в дом этой женщины. Ольга Ивановна работала в рыболовецкой артели – солила туруханскую селедку, потом ее коптили и складывали в ящики, выстланные фольгой. А Ф.Ф. помогала своей бабушке водиться с малышом, помогала по дому. В обязанности Ф.Ф. входило принести воду с реки. «Воду надо было приносить с Енисея, у меня был бидончик (два с половиной литра). Берег был высокий, и по нескольким ступеням нужно было спускаться к проруби, а потом нести домой километра полтора. Как-то раз зимой я пошла за водой, а местные дети были очень жестокими и собирались в группы на берегу, с криками, «немчура идет, фашистское отродье!!!!», выбивали бидон из рук. И нужно было снова спускаться вниз, зачерпывать воду и подниматься по обледеневшим ступеням на берег. Как-то я пришла со слезами домой, обморозилась… Хозяйка спросила: в чем дело. Я до этого не говорила, а теперь сказала. Она очень расстроилась и говорит мне :«Погрейся и пойдем…». Завязала на мне свою шаль, и мы пошли к берегу. Я хорошо помню ее слова в мою защиту от местных хулиганов: теперь я вам говорю, вы будете иметь дело со мной. Вот это девочка ухаживает за маленьким мальчиком, отец которого на фронте защищает нас, а вот вы так себя ведете… Если вы ее еще раз тронете, то не ее вода полетит вниз, а вы туда полетите…»». Иногда хозяйка приносила с почты журналы и отдавала Ф. Ф. . Так у Ф,Ф. собралась большая подшивка журнала «Огонек» за 2 года. Но перед отъездом , когда Ф.Ф была в 5 классе, эта подшивка потерялась.

Ф.Ф. рассказывает, что была налажена связь с Америкой. И через Ледовитый океан ходили груженые корабли. «Мы отправляли туда рыбу, а они нам очень вкусные продукты – сгущенное молоко, какао, яичный порошок, печенье 2 сортов- длинное кремовое и темное; бочки копченых бараньих ребрышек, залитых жиром, свиные консервы, колбасу, залитую жиром, консервы, компоты, сухое молоко, чай индийский. И все эти продукты выдавались в пайках , и поэтому мы не голодали».

Осенью 1945 вернулись из трудармии тетя Лида и баба Фрида. После долгих просьб забрать Фриду с собой в Туим к мужу Ольга Ивановна разрешила, и Ф.Ф. вместе со своей тетей Лидией Ивановной отправилась в Туим (Хакасия) к дяде Андрею.

В 4 класс школы Ф.Ф. пошла уже в Туиме. Она была очень старательной, отлично училась, была и октябренком, и пионеркой, и комсомолкой. Всегда активно участвовала во всех общественных делах. В школе не хватало учебников по истории, и поэтому, чтобы подготовить домашнее задание, нужно было брать учебники у других детей.

Один раз Ф.Ф. нужно было подготовить доклад по истории о татарском иге и совместить его с советской действительностью. «Мне дала учебник одноклассница, подготовив уроки, я вернула учебник, а подруга той девочки, у которой я взяла, говорит мне: «Почему ты не отдаешь нам книгу?». И месяца полтора я отдавала им по 50 копеек за то, что просрочила с возвращением».


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу