Сообщение Шпомера Александра Яковлевича


Шпомер Александр Яковлевич родился в 1929 году 14 октября в с. Новоэбазик Экенского района Саратовской области. Его мама Шпомер Екатерина Филипповна (19 сентября 1889 г.), отец Шпомер Яков Федорович (1 мая 1879 г.) работали на плантации в колхозе (выращивали овощи). В семье помимо Александра Яковлевича было еще 9 детей : Федор ( 1911 г), Эмилия (1915 г.), Мария ( 1915 г.), Альбина (1919 г.), Клара (1921г), Эльза (1923 г.), Яков ( 1925 г.), Мила (1927 г.), Лида (1932 г.).

До депортации жили не бедно в большом кирпичном доме 10х8 м. Имели большое хозяйство (коровы, свиньи, индюки, гуси), также в собственности было 20 соток земли. В последние годы ничего не сажали, т.к. родители работали в колхозе.

Из своего детства в Поволжье А.Я. помнит немногое. Помнит лишь то, как ходил на рыбалку, а осенью помогал матери. Летом почти не видел своих родителей, они оставляли только записки, в которых указывали о том, где вещи, которые им надеть, и что нужно сделать. «Хороший пакостный момент, - вспоминает наш респондент,- был в том, что в большой бочке лежали арбузы, и они их таскали. А для того чтобы понять спелый арбуз или нет, они вырезали дырочку, и если арбуз был не спелый, они затыкали ее обратно, и все это продолжалось до тех пор, пока отец их не спалил». Им очень трудно приходилось бить масло из подсолнуха, потому что мельница находилась в 5 км от них.

О том, что они будут депортированы, узнали 1 сентября, когда пришли в школу, и директор школы сказал: « Учиться не будем, можете идти домой, т.к. нужно собираться в дальнюю дорогу». Отнеслись к известию спокойно: « Надо, так надо». И с 1 по 5 сентября они начали собираться . С собой они могли взять до 3 т вещей . Брали самое необходимое : сапожный инструмент, вещи, посуду и еду (зарезали свинью, настряпали булок ). 5 сентября 1941 г. вся семья была выслана в с. Галанино Казачинского района. Уезжая, они оставили крепкое крестьянское хозяйство, которое создавалось не один год.

Перевозили их на поезде до Красноярска.  На больших остановках кормили горячей едой, хватало всем. В вагонах были как мужчины, так и женщины. Так как остановки были длительными 2-3 дня, люди могли спокойно помыться. Потом в Красноярске их пересадили на баржу на баржу и довезли до с. Галанино.

По приезду им выделили сразу дом и по справке вернули часть хозяйства и зерна. На тот момент в Галанино было 60 дворов. Местные жители отнеслись к ним очень хорошо, настолько хорошо, что соседка разрешила посадить на ее земле немного овощей. Каждый пошел работать в колхоз по своей специальности. Село им понравилось, кругом был лес.  Из всех, кого сослали, был только один случай, когда 2 семьи поселили в одну квартиру. Проблем со школой не было. Несмотря на то, что он закончил 4 класса в своем городе, в 1944 году он пошел в школу и закончил 4 и 5 класс. В 1951 году А.Я. пошел работать в кузнецу. В 1960 году поехал учиться на водителя. Трудности в общении не было, т.к. часть немцев говорило на русском, часть русских говорило на немецком, в целом понимали друг друга.

К сожалению, А.Я. мало знает про трудармию, только по рассказам брата, который был отправлен в Кемеровскую область. В своих письмах он писал о том, что он сплавляет лес. Если вырабатывали дневную норму, то получали паек хлеба по 800 гр. Если вырабатывали норму меньше, то хлеб выдавали за то, сколько выполнили работы. Жили мужчины и женщины в разных бараках. Одевались в обыкновенные спецовки, которые выдавали там же. Его письма не всегда приходили на чистом белом листе: от нехватки бумаги приходилось даже писать на газетах. Перед отправкой письма из трудармии оно обязательно проходило цензуру. Ни туда, ни оттуда нельзя было отправлять посылки. Да даже если можно было, то отправлять все равно было нечего.

В первое время комендантом был Меняев, который не особо обращал на них внимание, спустя какое - то время на смену ему пришел Глушков, который был очень хорошим человеком. Если кому - то надо было отъехать, он отпускал без проблем. От местного населения отличались незначительно, одевались все одинаково, вещи шили себе сами из мешков. Дружили все вместе, ходили в клуб, танцевали разные народные танцы (полька, вальс). Фильмов не было изначально. Лишь в 1946 году привезли первый немой фильм, билет на который стоил 5 копеек.

В 1956 г все были сняты со спецпоселения. После этого их жизнь никак не изменилась, хотя каждый из них мог свободно выбрать место жительства. Он не ездил к себе на родину и не знает, что там изменилось и что осталось.

На сегодняшний момент А.Я. не поменял своего мнения и продолжает считать так же, как и прежде « Раз надо, так надо». Про себя А.Я. говорит: « Во мне нет ничего немецкого, я - сибиряк»…

Интервью записали Давыдова Анастасия и Милевская Татьяна.

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу