Шрайнер Адольф Францевич


Адольф Францевич родился в 1923 году в Саратовской области, в деревне Ролидер. Отец, Франц Иоаннович, был председателем сельсовета, мать – Роза Кондратьевна Пауль - домохозяйкой. Семья была большая, кроме своих шестерых детей (Роман (1917), Полина (1914), Лео (1922), Адольф (1923), Эдуард (1926), Ольга (1932), Франц Иоаннович воспитывал и детей своего рано умершего брата Иосифа (Александра и Альберта). С ними была и их мать Варвара. В 1932 году семья Адольфа Францевича переехала в Московскую область.

Приехали в Москву всем большим семейством из двенадцати человек, сразу столкнулись с проблемой - на работу Ф.И. никто не брал. Ведь 11 иждивенцев. За эти два месяца в Москве дети начали голодать, и их пристроили в приют. Тут и Ф.И. пригласили на работу в подмосковный колхоз (точного названия мой респондент не помнит), расположенный недалеко от станции Рождественской. Устроились они там хорошо, больше не голодали – давали каждый день по два ведра молока. А.Ф. вспоминает, что даже мармелад кушали. Отец Адольфа Францевича был на все руки мастер - столяр, плотник, кузнец. Председателю колхоза, в котором работал, когда у того родился ребенок, сделал отец санки с коробом из прутьев- получилась коляска. В колхозе была конюшня, и как-то раз один из жеребцов сломал ногу, нужно было забивать скотину. Франц Иоаннович подсказал председателю из мяса приготовить колбасу и продать ее. Когда колбаса была готова, Ф.И. повез ее в Москву и сначала заехал к своей старшей дочери Полине (Полина работала домработницей у директора сахарного завода, фамилию А.Ф. не помнит). Колбаса так понравилась хозяину дома, что он ее купил всю и деньги перечислил. Вскоре Франц Иоаннович пошел на повышение, и его перевели в другой колхоз. Но пожили они там недолго - всего лишь год. А в 1933-34гг. по неизвестным причинам у них отобрали паспорта и отправили обратно на Волгу. В Поволжье в это время был страшный голод: «люди мерли как мухи». И у маленького Адольфа запечатлелся в памяти один эпизод: «Они сошли на саратовской станции, а вокруг лежали люди вповалку и тянули руки с просьбой отдать им арбузные корочки – и тут же их ели…».

Семья стала жить в городе Энгельсе, сложили большой дом из амбара. Постепенно нажили хозяйство, обжились. Франц Иоаннович работал на двух работах: днем – столяром, а ночью - вахтером. Семья держала 40 кур, 2 козы, 4 козленка, корову и свиней. Когда объявили о том, что нужно будет уехать, корову продали, а свинью закололи, мясо и сало засолили во фляге и залили сверху жиром, чтобы не портилось. Добротный, с любовью построенный дом, глава семейства решил отдать русской соседке с 4 детьми, но ей пришлось пожить там недолго. Вскоре в доме устроили госпиталь. С собой успели взять инструменты отца, подушку, флягу с мясом, одежду.

3 сентября 1941 года от городского вокзала отошла череда «телячьих» вагонов, в одном из них была и семья Шрайнер. Адольф Францевич вспоминает, что двери в вагоне не закрывались, и очень часто ветром уносило какие-либо вещи. А после того как состав проходил, вся дорога была усыпана потерянными бочонками, пальто, подушками. И видя это, отец Адольфа Францевича сделал перегородку, закрывающую дверь. В октябре их высадили на станции Боготол Тюхтетского района и определили в колхоз «им. Первого Мая» Прибывших разместили в школе. Отца А.Ф. удивило то, что скот стоял под открытым небом, а амбары стояли пустые. Франц Иоаннович сразу предложил сделать из них коровники, а местные все боялись, что у скотины в тепле шерсть вылезет.

Но вот коровники были построены, и надои молока увеличились. За трудодни в этом колхозе давали овес, и местные приспособились к этому – варили кисель, кашу, а вот мать А.Ф. не знала этого и решила в первый же день печь хлеба. Но хлеб не получился, и все остались голодными. Голод послужил поводом к тому, что семья Шрайнер перевелась в другой колхоз (название А.Ф. не помнит), председателем там был немец Шембергер. Здесь давали пшеницу. А.Ф. работал конюхом, вместе с отцом они собрали комбайн, и работать стало еще легче.

В январе 1941 года А.Ф., а с ним и всех мужчин в семье, забрали в трудармию, привезли в Кайский район Кировской области. Бараки уже были готовы и частично заселены, но большинство заключенных лежало без сил, болели цингой. В Кайском районе вообще было 14 лагерей. А.Ф. был в первом. А.Ф. вспоминает, что давали спецодежду - ватные чулки, фуфайки и ботинки. В бараках было холодно, спали на двухъярусных нарах. Работали обычно на лесоповале, иногда чесали приклады для автоматов из березы, нормой было сделать 4 приклада. Летом работали на заготовительных работах – 11 человек от бригады должны были собирать ягоды и грибы, и А.Ф. был среди грибников, за день набирали по 40-50 кг грибов, нормой было 20 кг. Набиралось по 37 тонн, тут же грибы и заготавливали, и отправляли в больших бочках. Если выполнишь план, давали 900 гр. хлеба, а если перевыполнил план, то в обед давали ещё булочку хлеба, весом в 200гр. Вечером за хлебом ходили в хлеборезку, довески были прикреплены спичками. А.Ф. вспоминает случаи воровства хлеба среди работников. Во время пути от хлеборезки до барака пропадали пайки, и дошло уже до того, что идти никто не хотел за хлебом. Оказалось, что на вышку забирался «умелец» и, когда под ней проходил человек, несущий хлеб, этот «умелец» накалывал кусочек хлеба и вытягивал к себе наверх. И такие случаи были не редкостью. Иногда доходило даже до того, что пайки один человек получил за бригадира и попытался съесть булочки за бригаду из 36 человек. Его поймали и избили. Были и случаи дезертирства. Иногда люди сами отрубали себе пальцы на руках, чтобы отправили домой. Кормили по тому, как работаешь. Было три разных котла, в кашу давали чайную ложку растительного масла. От тяжелой работы, недоедания, болезней смерть косила многих, и порой за одну ночь умирало по несколько человек, утром их вытаскивали на крылечко около барака, а к вечеру увозили и топили в болотах или прятали под мох. Брат матери А.Ф. умер в трудармии от недоедания, а недоедал он потому, что курил и 300 гр. хлеба от своей пайки отдавал за одну тонкую сигарету.

Вернулся из трудармии А.Ф. вместе с отцом в село Мирное Туруханского района, куда за время, что он был в трудармии, переселили его семью. Жили в землянке на берегу реки, один из братьев рыбачил у Диксона. Отец, видя такое дело, сел на пароход «Мария Ульянова» и уехал в Туруханск. Устроившись там, он забрал и свою семью. Там дали небольшую квартиру. В 1944 году А.Ф. забрали в военкомат и отправили работать на пароход «Лесник» кочегаром. Но не все было так просто: команда уходила в навигацию, с ними и А.Ф. А ведь в паспорте- то у него был штамп, ограничивающий свободу передвижения дальше Туруханского района. И во время проверок случалось так, что его забирали и отпускали только, когда за ним приходил директор. Так А.Ф. проплавал до 1947 года. В Туруханске работал конюхом, а позже электриком, построил домик, женился на Елизавете Александровне (1919г.р.). В 1956 году переехали в Енисейск, стали трудиться на судоверфи. Адольф Францевич работал плотником, первую квартиру получили в бараке №5 на втором этаже по ул. Куйбышева. Размером она была 40 квадратов, не было перегородок. Все стены были усеяны клопами и тараканами и напоминали живой ковер. Справились с этой бедой, побелив стены дустом. В 1957 году начали строить свой дом, в котором и живет А.Ф. до сих пор, обзавелись хозяйством, держали корову. Работать перевели А.Ф. в промколхоз на прорыв, так как не могли выполнить план. Руководил плотницкой бригадой и проработал он там до самой пенсии. Адольф Францевич - человек очень трудолюбивый, из тех, для кого работа не в тягость, а в удовольствие. Доказательством тому служат множество наград и поощрений.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу