Конради Ева Филипповна


Конради Ева Филипповна родилась 6 июля 1924 года в селе Бауэр Каменского района Саратовской области в трудолюбивой, зажиточной семье. У них были кони, земельный участок, более 10 соток, коровы, козы, куры, большой саманный дом…

Отца звали Штибен Филипп Филиппович (1896-1960гг.). Мама - Штибен Мария Егоровна (в девичестве Беккер, 1894-1977 г.г.) ткала ситец, как и многие женщины этого села. Детей в семье было шестеро- Мария, 1915 г.р., Амалия, 1922 г.р., Ева, 1924 г.р., Александр, 1926 г.р., Андрей, 1927 г.р., Яков, 1934 г.р.

Во время коллективизации, приблизительно в 1929-1930 гг, точнее Ева Филипповна не помнит, семью раскулачили. Забрали все, пустив их по миру голышом.

И тут началась долгая полоса скитаний. Семейство приютил родной брат отца – дядя Егор. Дети просили милостыню. Ева Филипповна вспоминала, как каждое утро ходила на станцию побираться. Вскоре ее уже узнавали машинисты и всегда, проезжая, бросали ей ломоть хлеба. Жутко голодали. Мать, чтобы не видеть мучений маленького сына, вечно просящего есть и плачущего, уходила на улицу. А он все, надрываясь, плакал и кричал: «Мама – хлеба!!! Мама, дай мне хлеба!!!». Так он и умер, бедненький, от голода. Ева Филипповна говорит, что и до сих пор, когда вспоминает этот трагический эпизод, в ушах у нее стоит этот пронзительный детский крик брата.

В 1936 году в семью Штибен пришла новая беда. Отец Евы Филипповны для того времени был грамотным человеком (окончил 10 классов). Кроме всего этого, он был глубоко верующим, набожным, мало того, он умел объяснять доступно слово христово, привлекая тем самым других в ряды католической церкви. Поскольку в то время «бога запрещали», кто-то из его же собратьев, как потом оказалась, введенный специально в их круг, донес на Филиппа Филипповича, и его посадили в тюрьму на 5 лет. Для семьи это было катастрофой — забрали кормильца. Но главное: забрали слово божье (книги), о чем до сих пор с сожалением вспоминает Е.Ф. Но все же одну из них Еве Филипповне удалось спрятать. С этой библией она не расстается больше ни на час. Жизнь семьи была до того тяжелой, что Ева нанялась в няньки к зажиточным соседям.

Каждый день Ева Филипповна ходила по утрам на станцию не только за кусочком хлеба, она так тосковала по отцу, ждала его возвращения. И всё ей казалось, что вот сегодня он и приедет. И каждый раз с тоской и надеждой она смотрела на пути. А его всё не было и не было. В 1941 году наконец-то настал тот день, который она и всё их семейство ждали целых долгих 5 лет. Рано утром Ева как обычно пошла на станцию и вдруг увидела отца, идущего по перрону. Она бросилась к нему…А он, не узнав её, назвал Амалией (спутав с сестренкой). «Ты не Амалия, нет?». Подбежала к нему, обняла. А когда он понял, что ошибся и перед ним стоит Ева, заплакал.

Но недолго вновь воссоединенная семья была счастлива. В соответствии с указом от 28 августа 1941 года семья Штибен была депортирована в сентябре из Саратовской области в Курагинский район Красноярского края. Ева Филипповна вспоминает, как им сказали, чтобы они собирали вещи: «Сушите сухари и собирайте вещи на дальнюю дорогу…». «Ехали долго, везли нас в «товарняке». В пути было всякое…»

В 1942 г. их перевели в д. Тамарово Ярцевского района. Вскоре Е.Ф. отправили в трудармию в д. Шерчанку, где она работала в лесозаготовительной бригаде. Сначала валила лес, а потом была переведена на его транспортировку. Лес сплавляли по Касу. В зимнее время возили на санях. Е.Ф. даже помнит кличку коня — Баян. Он был очень умным. Один раз Ева Филипповна решила быстрее выполнить план и нагрузила Баяна сверх нормы так, что он не мог увезти. Баян не повез груз, встав как вкопанный и ударив копытом по оглобле. «Я ему: Баян, Баяша… А он стоит, гадина. Пришлось мне всё обратно сгружать..»

Там же, в Тамарово, Е.Ф. вышла замуж за Конради Якова Филипповича. Родилось двое детей, первенец умер от рахита, так как Ева Филипповна в это время работала в лесу, в бригаде, и не могла грудью кормить ребенка. Е.Ф. так искусно вязала снопы, что её работу сразу можно было узнать - снопы были связаны аккуратно, ни один колосок не пропадал даром. «Я работала медленно, но аккуратно».

В 1949 году родился второй ребенок — Петр. Ева Филипповна не хотела терять больше никого из своих детей, помнила о потере первенца. Поэтому она пошла к председателю и сказала: «Хоть стреляйте меня, но больше в лес, в бригаду, я работать не поеду: у меня ребенок. Председатель пожалел и нашел для нее другую работу. Она ходила за быком, которого все боялись. Ева Филипповна понимала, что самое главное для нее — вырастить ребенка, и поэтому согласилась. «Каждый день быку было положено давать 5 литров молока и 10 яиц». И Ева Филипповна ни разу не взяла ни одного яйца. А ведь дома были голодные дети…

После всю семью Конради перевели в село Назимово, это уже ближе к Енисейску. Здесь родились еще три девочки, одна из них умерла в возрасте 1,5 лет от туберкулеза, уцелели только Наталья и Татьяна. А вскоре муж и отец детей Яков Филиппович ушёл из семьи. Ева Филипповна с тремя малолетними детьми на руках осталась одна. А в 1956 году она переехала на Кубань, в станицу Тимежбек, вместе со своими родителями. Но прижиться там не смогли, прожили до мая 1958 года и вернулись обратно в Сибирь.

Сначала хотели вернуться в Назимово, но в Енисейске у них жили знакомые, и поэтому они поехали именно туда. Через полтора года семье выделили однокомнатную квартиру на 7 человек в доме по улице Ленина, 153, квартира 5. Здесь они прожили ровно 23 года. Еве Филипповне помогали растить детей родители. Мать Евы Филипповны, Мария Егоровна, умерла в 1977 году в возрасте 83 лет, отец, Филипп Филиппович, умер в 1960 году.

Ева Филипповна отлично знает немецкий язык – поет немецкие народные песни, свободно говорит, читает молитвы, кроме всего прочего, она была искусной рукодельницей - плела кружево. Е.Ф. считает себя богатой — у неё 7 внуков и десять правнуков.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу