Ванина Евгения Карловна


Евгения Карловна Ванина (в девичестве Штоль) родилась в 1940 году в Николаевской области, в Большом Александровском районе, в селе Романовка.

Семья была небольшой. Отец, Штоль Карл Юльюсович (1912 г.р.), долго жил в Уфе и окончил там сельскохозяйственный институт широкого профиля, мать, Шнель Наталья Яковлевна (1915 г.р.), была из зажиточной семьи. Поженившись, молодая семья уехала по распределению в Романовку. Отец работал трактористом, а мама зимой была домохозяйкой, а летом работала на полях. Детей в семье было четверо: Герхард (1935г), Вера (1938), Евгения (1940) Лина (1943). Бабушка – Евгения, дедушка – Юлиус Данилович.

В 1941 году в село, где жила семья Штоль, вошли немецкие войска. Е.К. вспоминает рассказы своих родственников: «Ситуация в селе была накаленной. Фашисты издевались над молодыми девчонками, что хотели то и делали…». Так они жили до отступления войск вермахта, и когда прозвучал приказ всем фольксдойче собираться в дорогу, ни в чем не повинные люди собирались спешно и следовали по разбитым военным дорогам прочь из СССР. Бабушка Е.К рассказывала о том, что иногда ехали прямо по трупам, и внутренности наматывались на оси телеги. Детская память Е.К. хранит эпизод обстрела, когда она вместе со своими родственниками лежала под телегой, а над головой свистели пули, было много жертв. «Один раз нужно было преодолеть ущелье, мост через которое был взорван. Вместо него соорудили подвесной, эта переправа была самой страшной. Невольно перед глазами всплывает картина, как одна семья при переправе сорвалась в пропасть…

Были и привалы, и люди старались что-нибудь приготовить. Один раз мылись в бане, но эта помывка вызвала у людей возмущение, ведь отнеслись к ним не по-человечески. Всех: и больших, и малых, мужчин и женщин - согнали в одно помещение…»

Когда шли через Румынию, сестра Е.К. Вера обморозила ножки, да так сильно, что ее хотели забрать в больницу, но мать не разрешила. Трудно поверить, что в тех тяжелых условиях девочку удалось не только спасти, но и оставить вместе с семьей. В Германии семья Штоль была в работниках у немецкой семьи, хозяйка была доброй и часто говорила, чтобы семья оставалась в Германии, даже когда придут русские. Но они ждали, когда смогут уехать домой…. С жизнью в Германии связано много плохих и хороших воспоминаний, например, такой случай произошел с тетей Е.К.: «Тетя жила у другой семьи, и однажды ее отправили сопровождать хозяйскую дочь - немочку. Тетя держала на руках собачку хозяйской дочери, внезапно разозлившись, хозяйка назвала тетку «русской свиньей!!!», а моя тетя была очень боевой и ответила : «Русские свиньи собак без намордника не возят, а вы возите. Так кто свинья: вы или я?» И после этих слов скинула с рук собачку. За этот поступок тетку хотели наказать, но все обошлось…»

В это время отец Е.К., Карл Юльюсович, служил в Красной Армии и каким-то образом узнал, что его семья в Германии. Сейчас с трудом верится, что он сумел перейти границу и повидаться с родственниками, но на обратном пути К.Ю. был замечен, и, автоматически став врагом народа, отправлен отбывать наказание в Магаданский лагерь. Там он и встретил Победу, находясь в абсолютном неведении – живы ли, встретятся ли… Выживать в лагере было очень трудно, но он держался, сердце грела надежда о встрече с родными… Выжить помог случай - требовались водители, и К.Ю. взяли работать на новое место…

А тем временем всю семью К.Ю. из Германии везли в Сибирь, обманув их ожидания отправки домой, на Украину…Дорога была долгой, везли на поезде до Красноярска, а потом на барже до Енисейска, где высадили на берегу судоверфи. Сначала поселили всех в клубе по ул. Мичурина: «…клуб был небольшим, но заселен полностью, была всего одна печь, но жили все дружно…мы, дети, спали на единственной кровати, которая стояла прямо на сцене…». В основном, привезены были только старики, дети и женщины, а мужчины были забраны в трудармию. Почти все работали на судоверфи – строили дома по ул. Мичурина сами для себя… Бригадиром был мужчина с фамилий Шель. Первый дом был построен семейству Шель, а второй семье Е.К. Убранство было немудреным – вместо кроватей сколочены нары в 2 ряда – спали по три человека. Света не было. Вместо перин резали длинную болотную траву, сушили ее, раскладывали на нарах и покрывали тряпкой. Но, несмотря на нужду, дети всегда были чистыми, платья, хоть и старые, но стирались каждый вечер, волосы мыли щелоком…

Первый год был голодным – променяли и проели все, что привезли с собой: «…последнюю перину мама обменяла на ведро очисток, чтобы нас прокормить. Весной, когда колхоз вспахивал картофельные поля (на месте воинской части), мы, босые, шли и собирали прошлогоднюю картошку, из нее делали крахмал, смешивали его с перекрученной лебедой и пекли на печке…» . Относились к немцам по-разному: кто-то был готов обменять и выменять последнее, а кто-то и помогал выжить. С большим теплом и благодарностью вспоминает Е.К. директора детского садика Ковальскую, только благодаря ей они, дети, выжили, она помогла им устроиться в детский садик, а там кормили, 2 детей ходили круглосуточно, а еще 2 на полный день…

Все взрослые были под комендатурой и регулярно отмечались, страшно было подумать о том, чтобы прийти с опозданием на отметку…

Мать Е.К., Наталья Яковлевна, через какое-то время заболела, работать ей было тяжело, и поэтому старший брат Е.К. Герхард устроился работать пастухом. Растущий организм постоянно требовал пищи, жевать хотелось постоянно, и он часто ел щавель, один раз он спутал и съел другое растение и отравился, открылась рвота, но кто-то из местных дал чекушку молока и его отпоили.

Когда дети стали подрастать и пошли в школу, то местные ребятишки называли их «фашистами». Е.К. вспоминает, что особенно над ними издевались мальчики Пешковых, по дороге в школу их ловили, били и толкали в снег…Выбирались все мокрые….И поэтому дорога в школу была наказанием.

Мама Е.Ф. переписывалась с родственниками из Уфы, туда же и писал отец, так они и нашли друг друга, и в 1953 году Карл Юльюсович после амнистии приехал в Сибирь к своей семье, где устроился на работу в АТП. Жить стало легче - обзавелись хозяйством.

Евгения Карловна окончила 7 классов школы, а потом пошла работать на лесозавод: сначала конопатила баржи, а потом её перевели в домоцех (мебельный). Тут на лесозаводе она и проработала до самой пенсии, была почетным работником, постоянно награждалась премиями, почетными грамотами.

Вышла замуж, родила двоих детей. В целом ее жизнь сложилась удачно, благодаря ее трудолюбию и любви к жизни, оптимизму.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу