Сообщение Шустовой (Пауль) Ираиды/Ирмы/Ирины Ивановны/Иогановны


До депортации в Сибирь семья Ираиды Ивановны (1938 г.р.) проживала в г. Марксштатд. Мать – Элла Иогановна (1914 г.р.) была грамотной, владела и немецким, и русским языками. После учебы в Москве работала телеграфисткой. Папа – Иоган Иоганович (1911 г.р.) работал столяром-краносдеревщиком высшего разряда. Старшая сестра Ольга (1936 г.р.). Жили хорошо: имели свой дом с большим двором. Дедушка был коммерсантом, имел свой магазин. Ираида Ивановна сохранила воспоминания о куклах, которые продавались в том магазине. Он располагался через дорогу от дома.

Осенью 1941 года как и других немцев Поволжья их депортировали. В деревне Еловка сгрузили «вывалили» несколько семей. Были плакаты с изображением немцев в касках и с дьявольскими рогами и многие думали, что немцы рогатые. Местное население побежало смотреть на эти немецкие семьи. Оказалось, что это были такие же люди, всех разобрали по домам, натопили печи и накормили. Мать была беременная, родила мальчика – Вову, который умер совсем маленьким.

Дядя (мл. брат отца) Карл отучился в летном училище и когда началась война уже летал. Его лишили разрешения на полеты.

Когда отцу пришла повестка в трудармию, отец беспокоился о жене и трех детях, которых придется оставить. Элла Иогановна не умеет держать скот и делать другие необходимые в деревне дела, поэтому Иоган Иоганович обратился в райком партии в с. Каратузское, попросил переселить семью. На уступки пошли. Дали для проживания подвальное помещение.

Мать сначала устроилась в быткомбинат, в котором чесали шерсть и катали валенки. Работать приходилось в ночные смены. Дочерей устроила в садик, приходилось оставлять их в садике и ночью. В детском садике жила и работала «баба Женя», своих детей у нее не было. Она помогала Элле Иогановне забирала их к себе и присматривала до ее возвращения с работы: «Лена, ты, когда на смену не ходи, я за ними тут присмотрю».

Элла Иогановна до депортации проживала в городе, многими хозяйственными навыками, необходимые в деревне не обладала. Так, однажды, одна из хозяек дома, в котором проживали мать и дочери, в холод отправила ее за дровами в лес. Хозяйка не подумала, что надо рассказать как и что делать. Элла Иогановна, взяла саночки и ушла за дровами, только без топора. Собирала прутья, пакли. Позже увидела огоньки, подумала, что костер кто-то разжег. А это оказались волки, которые начинали ее окружать. Хорошо, что мимо проезжал лесничий на санях, шум от которых спугнул зверей. Лесничий отвез ее в свою сторожку. Как могла объяснила ему что-то, тот отвез ее в милицию, т.к. понял, что она депортированная немка. А дома переживала хозяйка, поняла, что не объяснила толком что делать-то надо. Попросила прощенья у Эллы Иогановны.

Сменили много мест проживания (около 27 квартир): где люди приютили, где сами обживались. У одной женщины жили, у нее был мальчишка лет пяти. Там мать постирала белье, развесила, а его украли. Есть было нечего. Чтобы прокормиться собирали очистки картофеля, собирали ягоды и травы. С горем пополам садили свой огород, какое-то время выращивали кукурузу.

После возвращения отца из трудармии (лесозаготовки) в 1945 году семье выделили квартиру. Отец рассказывал немного о том, что было в трудармии: было опасно, тяжело работать, в том числе из-за того, что там много преступников, которые издевались на другими. Там отец застудил легкие, что сказывалось на его здоровье постоянно. Его и домой отправили по состоянию здоровья. Устроился в леспромхоз, работах конюхом. Позже отец работал столяром. В Алма-Ате украсил резьбой Дворец съездов, в здании весел портрет Иогана Иогановича. У него были ученики, которых он учил ремеслу. Они делали мебель для клубов и других общественных организаций.

После того как отец вернулся с трудармии, родился еще сын – Витя.

Родители разговаривали по-немецки. С детьми по-русски. Когда в школе стали сильно дразнить, дочери попросили родителей не разговаривать по-немецки, когда были гости: «Все дразнят и так, а как услышат, так вообще сильно будут дразнить». Родители пошли на встречу девочкам. Какие-то слова девочки понимали, но немецкий все-таки был для них уже иностранным языком.

Когда девочки учились в школе, то Ираида Иогановна чувствовала себя из «последнего сорта людей», т.к. обзывали «фишист». Вспоминает, что когда спрашивали ее на уроках немецкого, она вставали и не отвечала даже если знает ответ. Т.к. она ей было стыдно. Не хотела она лишний раз давать поводов того, чтоб ее обзывали. Позже, когда начли говорить, что они русские немцы, то стало легче дышать.

Ираида Ивановна вспомнила случай - идут с подружкой возле речки, весной половодье. От школы до дома надо перейти мостик. Вдруг подруга ни с того ни с сего кричит: «Фшистка!» и убегает. Побежала и случайно сорвалась в речку, выбралась сама. Ираида Ивановна рассказала дома, что произошло. Приходит мать девочки (тетя Липа) узнать что произошло. Оказалось, что ее дочь рассказала, что Ираида Ивановна толкнула ее и та упала в речку. Выяснив, что все-таки произошло, тетя Липа наказала свою дочь. На следующий день, девочки пошли вместе в школу, как ни в чем не бывало. Несмотря на этот случай, девочки продолжали общаться.

В Алма-Ате жили братья бабушки (мать отца). Постепенно бабушка переехала туда. Позже и старшая сестра уехала на Алтай. Когда немцы стали уезжать оттуда, и в Германию в том числе, Ольга Иогановна с трудом смогла выручить хоть какие-то деньги за жилье (мешали местные) и вместе с дочерьми уехала в Германию к троюродной сестре. Там проживает и до настоящего времени. Не жилет, что уехали.

Долгое время Ираида Иогановна не решалась на поездку к сестре. Но не так давно съездила в гости.

Опрашивала Дарья Свирина


Свидетельство о рождении Шустовой (Пауль) Ираиды Иогановны (Ивановны)


Отец Ираиды Иогановны Иоган Иоганович


Мать Ираиды Иогановны Элла Иогановна. Фотография времен обучения в Москве


Семейная фотография. Сидят мать, брат Василий, Отец, стоят Ираида и сестра Ольга


Крайние справа сидит Иоган Иоганович, стоит Элла Иогановна. Рядом с Эллой Иогановной брат Иогана Иогановна

 

Экспедиция Красноярского государственного педагогического университета  им. В П. Астафьева и Красноярского общества "Мемориал" по проекту «Антропологический поворот в социально-гуманитарных науках: методика полевых исследований и практика реализации устных нарративов» (грант Фонда Михаила Прохорова). 2016 г. Каратузский район.


На главную страницу