Сообщение Симачевой Александры Григорьевны


Александра Григорьевна родилась 26 декабря 1927 г. в с.Табуны Алтайского края.

Отец Черниченко Григорий Савельевич (1900-2003 гг).
Мать Черниченко Ульяна Ивановна (умерла в 1929 г.)
Брат Черниченко Василий Григорьевич (1929-1980г.)
Вторая жена отца: Гуртовая София Ивановна.
Тетя Черниченко Дарья Савельевна
Тетя Черниченко Варвара Савельевна
Дядя Черниченко Федор Савельевич

Были еще два дяди, которые сбежали по дороге (сошли на какой-то станции и затерялись в толпе). О них не хочет говорить, даже не назвала их имен.

В Табунах семья имела собственное хозяйство -

а также своя земля. Рабочих не нанимали, управлялись своими силами.

В 1930 г. в семью Черниченко пришла печальная весть. Григорий Савельевич Черниченко отказался вступать в колхоз и ему было предъявлено обвинение (словесно). Не проводилось описи, не было дано время на сборы. Жители с.Табуны, хорошо знавшие семью Черниченко, отнеслись к нему сочувственно.

Они не успели ничего взять с собой, только кое-как одели своих детей, и их отправили на лошадях до ближайшей станции, где разместили в товарном вагоне, не сказав, куда их везут дальше.

Вместе с семьей Черниченко была сослана еще одна семья из того же села. В пути эта семья заболела дизентерией, их высадили на одной из станций, где они умерли.

Уже когда поезд прибыл в Кемеровскую область, воспользовавшись толкучкой, сбежали два брата Григория Савельевича. Александра Григорьевна знает, что они живы, но ало контактирует с ними, сказала лишь, что они живут в достатке. В итоге в Красноярск они прибыли уже не полным составом.

В Красноярске их пересадили на баржу и отправили вниз по Енисею. Через несколько дней их высадили на берегу Енисея с еще несколькими семьями, и так было положено начало поселку Кривляк.

Так как время близилось к зиме, всем пришлось в срочном порядке строить себе жильё. Сначала приходилось жить в домах на несколько семей. В четырех стенах жили четыре семьи (у каждой свой угол). По центру дома стояла печь и стол, которым пользовались все семьи в равной степени.

Для того, чтобы среди сосланных в Кривляк семей не было случаев побега, был поставлен комендант из Ярцево, отмечал их каждый день (потом, лет через пять, один раз в неделю).

Именно им, старожилам села, пришлось осваивать близлежащие земли и помогать другим сосланным и переселенцам жильём, продуктами и всем чем могли.

Практически все члены семьи Черниченко были отправлены на лесоповал, другими делами им категорически было запрещено заниматься.

В последующие годы Кривляк начал расстраиваться, и у них уже был отдельный дом с участком под огород (чтобы привести огород в надлежащее состояние, пришлось выкорчевать 15 пней). К тому времени, как семья поселилась отдельно, отец Александры Григорьевны женился второй раз, на женщине из семьи, которая подверглась таким же испытаниям - Ждановой Клавдии Петровне.

Когда Александре Григорьевне было три года, она заболела и её вместе с братом (Василием Григорьевичем) забрала к себе сестра матери - Софья Ивановна Гуртовая. Когда  она выздоровела, её отец хотел съездить забрать её и брата, но ему не разрешили, опасаясь, что он может сбежать. Лишь в 1936 г. отцу дали разрешение съездить за детьми, четко ограничив его пятнадцатью сутками.

Как известно, валка леса - дело трудоёмкое и отнимающее много времени и  здоровья. В Кривляке явно различались репрессированные и направленные сюда на работу. Репрессированные могли заниматься только валкой леса, а бригадирами (и другими начальниками) могли быть только вольнонаёмные. Зарплата рабочих была незначительной, но за недобросовестное отношение к работе - опоздания, невыход на работу, даже по существенным причинам, карали рублём - например, удерживали 25% заработка в течение 6 месяцев. Александра Григорьевна подтверждает это случаем, который произошёл с её отцом.  Однажды зимой у него прохудились валенки, а так как они работали без выходных, он отдал их чинить одному знакомому на ночь, но тот не успел закончить починку к утру. Отец Александры Григорьевны не вышел на работу, и попал под 25%-е наказание.

Всю зиму местные жители занимались только валкой леса и свозили его на лошадях, а то и на своём горбу к Енисею. Весной они начали сбивать лес в плоты для отправки в Игарку. Им засчитывался только лес, доставленный в Игарку, так что зимняя работа могла быть напрасной. Это было большой проблемой: плоты разбивались в порогах, их разметывало штормами, и нередко добытые тяжким трудом брёвна уплывали в океан, а рабочие не получали денег.

В 1946 (в 1947? приказ о снятии учёта вышел в  1947- А.Б.) сосланные получили паспорта и им разрешили выезжать из Кривляка. Практически сразу же Григорий Савельевич вместе с женой и вторым сыном уехали в Ташкент и никогда не приезжали в Кривляк. Но и в Алтайский край они также не возвратились.

Александра Григорьевна осталась в Кривляке, так как вышла здесь замуж С отцом она поддерживает отношения, ездила к нему в гости.

Конечно же, после всего пережитого у Александры Григорьевны и у её семьи осталась обида на государство. В 1998 году она была реабилитирована. Льготы свои знает, но считает, что в Кривляке мало возможностей их реализовать.

Опрашивали Вячеслав Дворников и Павел Колесов
Третья историко-правовая экспедиция, Кривляк 2006 г.


На главную страницу