Сообщение Ситниковой Зинаиды Константиновны


Зинаида Константиновна Ситникова (в девичестве Александрова, 24.11.29) . Мать - Фёкла Филипповна, уроженка с. Троица Пировского района, отец-Константин Ефимович Александров, уроженец с. Большая Белая Пировского района.

После Первой мировой войны 4 года пробыл в плену в Германии. Там, из лагеря, попал в батраки к одному немцу, на которого уже работали два австрийца. Поселили его в подвал к этим пленным, где хранился сельхозинвентарь. На другой день его отправили выкидывать навоз. Хозяин, увидевший на дворе большую кучу этого добра, бросился на русского с кулаками и криком. Но К.Е.тоже бросился на него с вилами.. Потом выяснилось, что хозяин топил навозом печь и надо было его складывать аккуратно, кирпичами, а не кучей, как мы это делаем. Отец З.К.был человеком с характером и начал возмущаться, приврав, конечно, кое-что для пущей важности: «Что ты меня заставляешь в говне рыться? У меня, знаешь ли ты, дома 300 га земли, сотни работников!» Женился он на дочери купца, который обучил его грамоте, счёту и поставил торговать в лавку. «Посмотри на мои руки, я ничего тяжелее гитары в руках не держал, спал на белых простынях, на пуховых подушках»..И перевели его на ошкурку леса. А работать он умел. Оттого и поселил немец его вскорости в своём доме, стал хорошо кормить, хлеб с маслом давал, правда, масла много они намазывали, вровень с хлебом. Отцу З.К. не нравилось это. А вскорости решили его сосватать даже на какой-то немке….

Но где-то в 1922-23 гг. отец вернулся из плена в Большую Белую, вот только жена его не дождалась. Женился он по новой – на Ф.Ф. Зажили они неплохо: коровы, лошади были свои, косилка, своя заимка была; выращивали хорошие урожаи пшеницы. Константин Ефимович был культурным и грамотным хозяином- не зря в германском плену четыре года прожил. Приходилось нанимать людей, чтобы сжать, обмолотить вовремя. А расплачивались так: половину работникам, половина отцу оставалось.

Вот за это - за эксплуатацию чужого труда - и поплатились. В 1930 г. их семью раскулачили. Скот забрали в колхоз, а всё имущество (и шубы, и шали, платья, посуду) тоже конфисковали. Мама З.К. рассказывала, что видела свои шали на торгах в Пировском. Семью выгнали из собственного дома, и поселились они в собственной бане. Где прожили где-то около года. Там и родилась З.К.

Вскоре вместе с другими раскулаченными их отправили сначала в Енисейск, а потом в д. Ларионовку (Шайтанку. как в народе её называли) Маковского сельсовета Енисейского района. В семье на тот момент было две дочери - Мария (1925 г.р.) и Зинаида (1929 г.р.), брат маленький умер ещё в Большой Белой. Там, в Шайтанке, родилась ещё одна дочь-Анфиса (1930 г.р.).Дорога в Шайтанку была тяжёлой. Если умрёт ребёнок, заставляли выбрасывать в снег. Мама З.К. рассказывала, как у кого-то на соседней телеге умер ребёнок, так его смерть скрыли, чтобы похоронить уже на месте.

Приехали туда зимой, ближе к концу, и делали сначала балаганы. Треугольником ставили жерди и засыпали их землёй, которую приходилось оттаивать. Было здесь и несколько охотничьих избушек. В одной из них жила З.К.вместе с родителями и сёстрами. Спали на нарах на сене и соломе. З.К. вспоминает, как она «плакала и просила постельку». А бабушка пыталась укрыть их всех своей шубой, «что осталась от раскулачивания».Голодно было. Когда земля покрылась травой, ходили собирали петушки, медуницу, ели луковицы саранок, пучку.

Мама З.К. вспоминала, как однажды пригнали в бор каких-то людей, голодных, оборванных, и оставили их там. Они стали выходить к селу (Маковскому) и просить есть. - Вы, враги народа, не подходите, -так привечали их местные жители и спускали собак.

Затем стали строить бараки из мёрзлого и сырого леса. Барак был длиной 8-10 метров, два входа, в разных концах было по печке, спали всё так же на нарах. У татар они были сплошными, на них они и ели, и спали, и молились. Бараки были расположены улицей, по десять бараков на каждой её стороне; на другой улице было ещё пять бараков. Вразброс стояло несколько избушек, в которых жили, по словам З.К., Липняковы, Черсуновы, Толстиковы, Бабанины. Вскоре были построены ясли, где нянями работали старушки (Васильева т. Дуня, Котельва). Работала там и москвичка т. Соня Александрова (отец у неё был военный, она знала немецкий, татарский и русский языки). С.К. вспоминает, что «т. Соня всё с татарскими ребятишками на их языке разговаривала».Появилась в Шайтанке и своя школа, больница, контора, магазин.

Школа. Её специально строили, крыша была тесовая. Лес пилили вертикальной пилой. В школе было четыре класса, в каждом классе- печь. Учителем был Дубенецкий Алексей Григорьевич (вместе с ним в Ш. жила жена- Елена Васильевна, дочь-Виктория Алексеевна). Потом Дубенецкого забрали по 58-ой. З.К.: «Мы всё думали: какой он враг, ведь он учитель».В первом классе у З.К. вела уроки Виктория Алексеевна (дочь Д.) : «Помню заставляла она нас рисовать крючки. А я уже читать, считать умела- от старшей сестры научилась. Не хотелось мне крючки рисовать В деревне было три колодца. Один был в домике, с печкой, кранами, с валом. На болоте вырыли настоящий пруд, где можно было купаться.

Больница. Фельдшером работал Шерстенюк (у него было две девочки, жена вскорости умерла; его тоже обвинили по 58 и увезли вместе с другими. Одна из дочек его, Елена Васильевна, работала потом в школе учителем). В больнице работали также Дубенецкий Алексей Григорьевич и Драгомерецкий (ветврач).

Зинаида Константиновна помнит фамилии некоторых семей, сосланных в Шайтанку: Лукавых (это были их соседи), Нечаевы, Лопатины, Марьясовы, Потёмкины, Косых, Бродниковы, Липняковы, Волгины, Карпузовичи, Гурулёвы, Карелины, Рачинские, Евко, Коваль (Ксения Коваль сейчас живёт в с. Плотбище Енисейского района, ей 90 лет). Много немцев было, среди них Кригеры, Бесенгеры; были татары-Оксановы, Мухоммодеевы, Галиулины, Халиулины, Халиковы, Газимовы. Также жили в Шайтанке семьи Трифоновых, Шиловых, Гудковых, Дышконт, Котельва, Вербняк, Барановых, Непомнящих, Борщ, Волошины, Томины; семьи Ольнен, Ранен, В 1936-37гг., по словам З.К, забрали почти всех мужчин по статье 58. Прямо с поля уводили, без всяких объяснений. Такой вой стоял, никого не подпускали, как собачонок гнали. Под конвоем, этапом – и на баржи по Енисею. Никто не знает куда, говорили разное: то ли далеко на север, то ли затопили потом баржу.

В Шайтанке работало три бригады: одна на расстоянии 10 км от Ш., другая через объезд-9-10 км и третья – в четырёх км от Ш. Организовали колхоз«Новый путь».. Раскорчевали землю вручную, пахали на быках, боронили на коровах. Жителям Шайтанки раздали скот- по одной тёлочке на три семьи. А через два года они должны были уже сдавать государству налог: по 58 кг мяса, по 12 кг. топлёного молока. по нескольку десятков яиц.

Под клуб был отведён барак, со сценой, кулисами, зрительным залом со скамейками. Завклубом была Варя Ленивцева. С.К. помнит, как до войны привозили кино «Дубровского». Давали концерты. Как-то в начале войны ещё решили организовать концерт Вера Волгина, Нюра Дышлюк, Катя Евко. Повесили объявление на контору, пошли просить у председателя керосина с пол-литра. Сцену освещали две лампы. Вера была суфлёром, Катя играла даму, З.К. – приезжего. Исполнялись со сцены и частушки.

В первый год войны оставшихся «врагов народа» старались держать подальше от фронта, только потом стали получать повестки. Обратно уже шли похоронки. Много похоронок. Отца Зинаиды Константиновны забрали в трудовую армию на Урал, на лесозаготовки. Вернулся он оттуда инвалидом, больным и обессиленным. Чтобы поставить его на ноги, Зина с сестрой ходила в поле в надежде, что под снегом, в тех местах, где был заскирдован хлеб, собрать оставшиеся с осени колоски. «Мы граблями скребли мерзлую землю, а потом выбирали среди комьев земли и соломы драгоценные зерна. В итоге полведерка муки получилось для приготовления каши и киселя. А как отец поправился, пошел работать на колхозную пасеку».

В 1946 году перебралась семья Александровых в деревню Ялань, но и потом долгое время скрывали , что они из сосланных, чтобы не слышать у себя за спиной обидное слово «кулацкие». В Ялани познакомилась Зинаида Константиновна с Октябрином, который работал на МТС механизатором. Получив благословление родителей и телочку в придачу, зажили Ситниковы своей семьей. Зинаида Константиновна пошла на МТС на хозяйственные работы, руки-то у нее были работящие, жизнь на Шайтанке всему заставила научиться. А потом стала принимать молоко на сепараторной станции от колхозов и населения. Позднее перебралась с тремя детьми в Енисейск, где устроилась Зинаида Константиновна в Райпотребсоюз кладовщиком. Дело у нее спорилось: умела она и с товаром быстро работать, и в ценах ориентироваться, за что пригласили ее работать на склад в детский дом, где она не только получала одежду, мебель, продукты для детей, но и меню составляла. Так почти 13 лет и проработала там.

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Восьмая историко-правовая экспедиция, Енисейск, Подтёсово 2011 г.


На главную страницу