Сообщение Соколовой Валентины Степановны


1926 г.р.

Родилась в с.Баин-Цаган Оловянинского р-на Читинской области.

Отец Кокташов Степан Семенович, 1887 г.р.
Мать Кокташева Татьяна Семеновна, 1893 г.р.
Брат Кокташев Иван, 1921 г.р.

Отец – забайкальский казак, участник первой мировой войны. О своём отце она в стихах написала так:

Отец мой –казак забайкальский
Прошёл мировую войну.
Смелым он был и отважным
И не было страшно ему.

Георгия два получил он в награду
За смелость и храбрость свою
Лишь пуля врага – вороного скосила
Любил он коня, как и саблю свою.

Жалел он коня, как любимого друга
Несколько раз с ним в атаку ходил
А однажды было им туго –
В свой штаб донесенье возил.

Причиной выселения было то, что после возвращения с войны построил дом для своей семьи и на него стали доносить, что он кулак. На самом деле хозяйства не было, семья была бедная. В доме из обстановки был деревянный диван.

Однако отца в 1931 году арестовали и посадили в Читинскую тюрьму. После чего семью депортировали в Красноярский край. До Читы их везли на лошадях, а затем погрузили в «телячьи» вагоны и так везли до Красноярска.

Валентина Степановна вспоминает, что им делали уколы по приезду в Красноярск. Потом на пароходе их отправили до Стрелки, там они жили в землянке, которую построили сами. Затем их отправили в Татарку.

Отца взяли в леспромхоз. Он был кузнецом, работал на разных лесных участках. Через некоторое время его отправили в Моржню (АБ -?) на очередной участок.

Татьяну Степановну к нему не отпускали, уехали только дети. В 1933 году Степан Семенович поехал за женой, но, когда он приехал, её уже похоронили. Об этих событиях Валентина Степановна также пишет в своих стихах:

Пришёл голодный тридцать третий
Была совсем ты молода.
Все люди пухли, умирали
И на тебя пришла беда.

Отец работал в леспромхозе,
Он был хорошим кузнецом
Потом меня и брата отпустили,
Мы жили в кузнице втроём.

Мать бедная одна осталась,
Среди чужих одна людей.
Она работала и голодала.
Утешить не было друзей.

Отец на катере поехал,
Чтоб нашу маму привезти.
Её уже похоронили,
С лопатами с могилы шли.

Так они остались без матери. Степану Семеновичу было сложно воспитывать детей, и он в 1934 году женился на Хавронии Ильиничне, у которой от первого мужа осталось хозяйство (корова).

Валентина Семеновна закончила шесть классов в Каргино, а седьмой класс в Казачинском, но продолжить образование не могла, так как началась война.

В 1941 году брата Валентины Степановны Ивана забрали в трудармию на завод, а в 1942 году он ушёл добровольцем на фронт, в 78 добровольческую бригаду. Там он был контужен и, когда писал письма, забывал, кому передавал приветы.

В июле 1942 года Валентину Степановну с отцом отправили в трудармию на север. Их посадили на пароход «Молотов», на котором они лоплыли до населенного пункта недалеко от Диксона, название его Валентина Степановна не помнит не помнит. Потом их отправили на реку Каменку ловить рыбу для фронта. На севере они прожили три года три года, хотя их отправляли на летний сезон, и они не брали тёплых вещей. Им выдали фуфайки, брезентушки и ватные штаны.

Когда пришло время забирать их с Каменки, где они ловили рыбу, никто не пришёл. Поэтому мужчины жгли большие сигнальные костры.

По этому поводу у Валентины Степановны осталось яркое воспоминание, которое она описала в своём стихотворении:

Торговые суда

Пришла северная осень
Толстый лёд несла вода
Костёр огромный разжигали
Чтоб нас заметили суда

Но никто не появлялся,
Лишь однажды повезло:
Дыма три мы увидали.
Что-то нам на счастье шло.

За дымом мачты показались,
И корпус видели в темноте.
Три торговых судна
Остановились вдалеке.

Огней они не зажигали,
Не слышно было их гудков.
В избушке долго мы не спали,
Боялись вражеских судов.

Мы очень сильно испугались,
Тихонько слушаем, не спим.
А вдруг фашисты к нам нагрянут,
Тогда мы в тундру побежим.

Суда у нас три дня стояли,
Подлодки фрицев не пускали.
Они в Америку ходили,
Продукты и грузы разные возили.

У моряков на корабле
В другой же день мы побывали.
Мы отдохнули всей душой,
Под патефон мы танцевали.

Шла война, был август месяц,
Матросы в гости приезжали.
И о войне по карте рассказали –
Ведь мы газет не получали,
И о войне не много знали.

Потом приказ пришёл – идти,
Они три дня у нас стояли,
Подлодки путь освободили.
Мы проводили корабли,
И добрый путь им пожелали.

После этого случая мужчины, которые также ловили рыбу приняли решение самим выбираться с Каменки. Через тундру они добрались до поселка Соп-Карга, там и остались. В Соп-Карге был комендант Безуков, к которому Валентина Степановна ходила отмечаться вместе со своим отцом. Еще Валентина Степановна вспоминает как в 1943 году к ней ночью приходили люди с расспросами о том умеет ли она писать, сколько закончила классов, после чего они попросили ее писать кто портит невода, кто не выполняет норму, занимается вредительством и т.д. Когда к ней пришли в следующий раз тоже ночью и спросили почему она не пишет Валентина Степановна ответило, что писать нечем. Больше они к ней не приходили.

Валентина Степановна вспоминает историю том, как в Соп-Карге её и ещё сорок человек отправили за неводами. На обратном пути началась сильная пурга, которая на севере длится около двух недель. Поэтому они бросили невода – их уже невозможно было нести. Валентина Степановна чуть не замёрзла в снегу, она уже не чувствовала рук и ног. Она достала из кармана кусочек хлеба, но съесть его не смогла, потому что скулы онемели. Двигать она уже не могла, и так бы и замёрзла, если бы ей не помогли её подруги, еврейка Рая и латышка Бенита. Они буквально на руках несли её до избушки, в которой жили местные долгане. Там её уложили на нары и она проспала около суток.

Отца и ещё пять человек в 1942 или 1943 году отправили на Диксон на самолёте. Оттуда он письма писал очень редко.

В 1945 году Валентина Степановна по вызову отца на самолёте с еще пятью женщинами отправились к нему. Они высадились в бухте Кожевникова и жили в поселке рядом с Нордвикстроем, где работал отец. Он возил уголь.

В 1946 году она поступила в Енисейское педучилище на отделение начальных классов, о чём она ярко рассказывает в своём стихотворении «Учёба Енисейске».

Училась я в Енисейске
Когда вернулись с севера мы.
Моя мечта наконец-то осуществилась
Через три года после войны.

Учиться нам было не просто
Не хватало книг учебных на всех.
Мы садились вокруг нашей печки,
Один читал, а мы слушали все.

Печка была высокая,
А дров нам негде было взять.
Мы ночью дрова воровали,
Чтоб хоть тело немного согреть.

Хлеба нам 500 гр. Давали
Не хватало обычно всегда.
На базаре брюкву мы покупали,
И ели её вместо хлеба, солью иногда.

А в комнате было холодно,
На ночь мы койки сдвигали в ряд,
И друг к другу мы прижимались,
Чтоб до утра потеплее проспать.

Учительница материал объясняла,
У доски стояла в пальто.
Руки красные от холода,
Мы очень жалели её.

Да, было тяжелое время,
Мы в первый год похудели все.
Кто на 10, а я на 6 килограммов,
И экзамены не сдавал никто.

А осенью мы помогали колхозу,
Спали на сене, в сарае сыром.
Помню, как Маша и Люся простыли
И долго болели потом.

Было и горько и страшно,
Но учиться не бросил никто.
Мы были в одежде неброской
И даже ходили в кино.

В 1950 году Валентина Степановна закончила педагогическое училище и по распределению уехала в Ангарск. Там она проработала три года и приехала работать в школу Каргино, где до сих пор и живёт.

Несмотря на тяжёлую жизнь на Севере, загубленную юность, она не держит зла на власть и гордится тем, что помогала фронту.

Опрашивали Анна Чулуксаева, Евгения Ващенко

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Пятая историко-правовая экспедиция, Новокаргино 2008 г.


На главную страницу