Сообщение Ткачёва Николая Дмитриевича


Род. в Бобровке Тегульдетского р-на Томской области в 1938 г.

Родители проживали в д. Сидорово. Курского с/с  Курагинского района. В 1931 г. они были раскулачена и высланы в Тегульдетский район ЗСК. Высадили на голое место, в тайгу на берег Чулыма. Сначала сделали один барак на всех, потом уже, через несколько лет, построили дома на двух хозяев крытые по-амбарному (сами выбирали, кто с кем будет - всего было домов пятнадцать), обзавелись коровами, раскорчевали тайгу и стали сеять зерно. Сначала посёлок назывался Березовкой, потом назвали Бобровкой. Всех определили в колхоз. Комендант приезжал периодически.

Поблизости не было других селений, только "инородцы", "ясашные"чулымцы, местная народность. Они жили недружно чулымцы называли приезжих "кулак ёпаный", а те в ответ "татарская морда" и "татарин, семь срак, [нерзб] четыре".

Вдоль Чулыма было много посёлков со ссыльными.

Луга были заливные, пахали только гривы. Бобровка стояла в низине, на перешейке, там где Чулым делал большую петлю и возвращался практически на то же место перешеек длиной полтора километра. Каждой весной Чулым разливался и шёл не только по петле, но и напрямик по перешейку, через деревню. Тогда Бобровка оказывалась на острове, а частично под водой. После войны привезли ссыльных латышей, так они полы мыли так: вытащат плаху, макают мочалку прямо в подполье и моют.

Николай работал с детства. Возил копны, боронил, на жатке-самоходке работал. Сапог не было, был босиком, а осень уже. Который на жатке сидел, кричит: "Ближе! Дале!". А у Николая ноги уже красные от холода, он сказал уполномоченному, что ближе ли, дале ли, а он пошёл домой. Уполномоченный говорит - потерпи, завтра куплю тебе сапоги. Николай доработал до вечера, утром пришёл в контору, а уполномоченный уже уехал "в район". Ну, и "обратно босиком".  Хорошо, что отец умел делать выделывать кожу и делать сапоги. У "ясашных" переняли их обувь - чирки, отец делах их на лето, но для осени она были холодноваты. Чирки - очень лёгкая обувь, про них говорили "в чирках хорошо от долгов бегать - ног не чуешь".

В Бобровке была только начальная школа. В пятый класс Николай пошёл в посёлке МТС Тюхтетского района. Это уже Красноярский край  Чтобы добраться туда, надо было переплыть Чулым и потом ещё добираться 25 километров. Кульбей, Сельжюки, Пасечное. Никаких интернатов тогда не было, родители сняли "угол" у хозяйки, и Николай жил там, бывая дома только на каникулах.

Вернулись в Курагинский район не сразу после снятия со спецпоселения, а только в 1962 г., после того, как как деревня  Бобровка стала "рассыпаться" из-за жука-короеда, который поел вокруг всю тайгу. Семья перебралась обратно в Курагинский район, в с. Березовка, где дочь после распределения работала учительницей.

Справка Красноярского общества "Мемориал":

ТКАЧЕВ Дмитрий Никитович. Род. в 1895. Проживал с. Сидорово Курского сельсовета Курагинского р-на ЗСК. Раскулачен, лишен политических прав, выслан в 1931 в Томскую обл. с семьей: жена Прасковья Павловна (Максимовна), 1897 (1906) г.р., отец Ткачев Никита Филиппович, 1867 г.р., мать Ткачева Елена Антоновна, 1869 г.р., дети Иван, 1931 г.р., Нина, 1934 г.р., Анатолий, 1935 г.р., Николай, 1938 г.р., Нина, 1945 г.р.
-Архив ИЦ ГУ МВД по Красноярскому краю
-Курагинский район в период раскулачивания 1928-1936


Ткачёв Дмитрий Никитич и Прасковья Павловна. Берёзовка. Шестидесятые.


Ткачёв Дмитрий Никитич. Берёзовка. Шестидесятые.


Ткачёв Дмитрий Никитич. Берёзовка. Шестидесятые.


Ткачёва Прасковья Павловна. Берёзовка. Шестидесятые.


Архивная справка из Курагинского архива


Архивная справка из Томского УВД

Опрашивал Алексей Бабий

Экспедиция Красноярского государственного педагогического университета  им. В П. Астафьева и Красноярского общества "Мемориал" по проекту «Антропологический поворот в социально-гуманитарных науках: методика полевых исследований и практика реализации устных нарративов» (грант Фонда Михаила Прохорова). 2016 г. Каратузский район.


На главную страницу