Сообщение Ольги Эммануиловны Трайзе


О своей родине – Автономной Республике Немцев Поволжья - Ольга Эммануиловна Трайзе практически ничего не помнит. Она родилась в селе Гнадентау в 1938 г. в семье Марии и Эммануила Трайзер. Уже через три года их, как и других поволжских немцев, выслали Сибирь. Взять с прежнего места жительства практически ничего не удалось. Как говорит наша респондентка: «только чемоданчики с вещами и четырех короедов». Прибывших на поезде в Красноярск людей, посадили на баржи и повезли по Енисею, высаживая по несколько семей в населенных пунктах, расположенных по берегам реки. В местах вселения руководители говорили, сколько семей они могут принять. Семья нашей респондентки попала в п. Залив, что немного выше Казачинского порога. К моменту переселения у Эммануила и Марии было четверо дочерей – Эльза (1936 г.р.), Ольга (1938 г.р.), Вильма (1939 г.р.) и Виктория (1941 г.р.).

Мария Трайзер (в девичестве Гинтер) родилась в многодетной семье – кроме нее было 13 братьев и сестер. При этом Марии удалось получить образование - она училась в немецкой школе, но по-русски говорила плохо. Русский язык пришлось осваивать в Сибири, с чем она успешно справилась, хотя до конца жизни в речи слышался легкий акцент. В Поволжье мама работала на тракторе и Ольга Эммануиловна называет ее «коммунаркой». На новом месте жительства Мария сразу стала работать в колхозе. По мере юридического оформления режима спецпоселения для депортированных в годы войны этнических групп, немцы теряли свободу передвижения: «чтобы дойти до соседнего Пяткова нужно было спросить разрешение коменданта». Без него уйти из поселка спецпоселенцы не имели права.

Зимой 1942 г. Эммануила Трайзера, как и других немецких мужчин, забрали в «трудармию», откуда он не вернулся. Еще в военные годы пришло известие о смерти отца. Те, кто был демобилизован вместе Эммануилом, сообщили, что повезли немцев – «трудармейцев» на Дальний Восток, но точное место пребывания отца было неизвестно.
Первое время к прибывшим немцам местные жители относились крайне настороженно. Немцы старались держаться вместе («так легче было выжить»), особенно, если в одно поселение попадали несколько семей родственников. Такая консолидация облегчала жизнь в иноэтничной среде.

С особой теплотой и юмором Ольга Эммануиловна вспоминает свою бабушку, которая вместе с другими родственниками мамы была переселена из Поволжья в Сибирь. Большинство маминой родни попало в Казачинский район. Бабушка была центром притяжения для внуков – «всех соберет как пчел вокруг себя». А еще бабушка организовывала походы в лес за ягодами и грибами – это был один из способов накормить полуголодных детей. Говорила она в основном по-немецки, а по-русски немного «фурычила» (выражение Ольги Эммануиловны). В немецкие религиозные праздники бабушка ставила внуков у печки и говорила, что нужно молиться. Сама же соблюдала, насколько это было возможно, предпраздничный пост. В сознании Ольги Эммануиловны до сих пор сохранилось представление, привнесенное бабушкой о том, что Рождество – это «высочайший праздник»! Правда внуков она держала в строгости. Как-то дети во время отлучки бабушки в д. Пятково, без спросу съели испеченный ею ривелькухель, за что и были нещадно наказаны березовым прутом. Бабушка была абсолютным авторитетом в семье. Ее слушались и уважали: «попробуй-ка мама ей поперечить, и маме бы перепало, слово бабушки – закон!»


Трайзе Мария с внуками 1960-е

В далекой от Поволжья Сибири мама тоже старалась поддерживать немецкие традиции: соблюдала религиозные праздники, в праздничный день открывала Библию, привезенную с Волги, рассаживала детей вокруг себя и читала им тексты – «как бы стишки» - на немецком языке. Собираясь вместе, родственники мамы пели немецкие песни. Возможно, благодаря поддержанию своей языковой среды, дети Марии Трайзе, в том числе и Ольга Эммануиловна, до сих пор немного говорит по-немецки. Немного запомнились и немецкие похоронные обряды: что немцы поминок на 9 и 40 дней не устраивали, но в день похорон готовили хороший обед, а потом только на кладбище ходили.

Ольга Трайзе смогла окончить только пять классов школы, а дальше пошла работать – на ферме ходила за овечками в составе интернациональной немецко-литовской бригады. Вообще люди разных национальностей работали дружно, вместе ходили на поля или ехали с песнями на телегах. Ее сестры тоже получили образование, ходили в школу. Из школьных будней нашей респондентке запомнился случай, когда выгнали с работы молодую учительницу, поскольку она вышла замуж за ссыльного немца. К немецким детям одноклассники относились неплохо, но все время обзывали за национальность. Примечателен и другой случай из послевоенной юности Ольги Трайзе – маме удалось купить всем дочерям валенки, но носить их нужно было очень аккуратно и долго, поскольку неизвестно было, когда в следующий раз можно будет купить другие. А Ольга отправилась в них в клуб на танцы, за что была наказана матерью.


Первое штапельное платье, середина 1950-х. Ольга Трайзе слева

В Сибири приходилось общаться с людьми разных национальностей, многие из которых прибыли сюда «не по своей воле». Ольга Эмануиловна с уважением вспоминает ссыльных литовцев – «хорошие были люди, рабочие». В Заливе в 1948 г. их расселили во всех более или менее свободных помещениях – клубе, комнатах местных жителей.

Первое время мама очень горевала, что пришлось уехать с Волги, что в «трудармии» сгинул ее муж. В 1954 г. она вторично вышла замуж. Семья переехала в соседнюю д. Езаевку. С теплотой Ольга Эммануиловна вспоминает о втором муже своей мамы – Соломоне Яковлевиче Каце. Он был «из политических ссыльных», из «порядочной семьи», к детям Марии Трайзе относился хорошо.


Ольга Трайзе с подругой Катей Кох в конце.1950-х гг.

В 1957 г. Ольга Эммануиловна сама вышла замуж за местного парня Агея Ивановича Зобова. Они встретились на Енисее – Ольга устроилась работать поварихой на катер «Сибиряков», а ее будущий муж водил катер «Седов». Потом вместе работали в навигациях – сплавляли лес по Енисею, возили грузы по Ангаре. Вместе они прожили 44 года. Жили хорошо. Мама Ольги Эммануиловны сначала не одобрила выбор дочери, а бабушка, доживи он до этого времени, вообще бы «рвала и метала». Они считали, что Ольга должна выйти замуж только за немца. Но потом мама привыкла к Агею Ивановичу и называла «мой лучший сять».


Трайзе Ольга Эммануиловна с мужем 1960-е

В 1970-е гг. Ольга Эммануиловна ездила на родину в Поволжье. После снятия режима спецпоселений туда удалось каким-то образом вернуться одной из маминых сестер – тетке Шарлотте. От родительского дома остались камушки и кирпичики. Поразило то, что там, по сравнению с Сибирью, мало леса, дома – мазанки, пол земляной.


Трайзе Ольга с мужем. Мотоцикл - большая редкость в нач.1960-х гг

В 1990-е гг. сродные братья Ольги Эммануиловны переехали в Германию. Они и ее звали, но туда никогда не манило. Не только русский муж, но и восприятие Сибири как Своего места жительства исключали возможность переезда на историческую родину. В 2001 г. она получила свидетельство о реабилитации.


Катер. на котором работала Ольга Трайзе

В настоящее время Ольга Эммануиловна, несмотря на солидный возраст, сохраняет оптимизм, ей присуще большое чувство юмора, она остра на язык. Общаться с ней было легко и интересно.

Опрашивала Елена Зберовская

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу