Сообщение Веретиной Тамары Михайловны


Веретина Тамара Михайловна (1940г.р) рассказала нам о своём отце - Почекутове Михаиле Кирилловиче(1903г.р),отбывавшем заключение в Новосибирске по 58 статье. Очень удивила нас причина. Татьяна Михайловна рассказывает со слов своей матери Почекутовой Прасковьи Архиповны (1911):

«22 июня, когда началась война, всех собрали на стадионе, и молодые солдаты готовились к отправке на фронт. Папа сказал какому - то парню :«Гитлер стоит у стен Москвы, а мы молимся на Сталина».Парень, видимо, донес кому-то, а раньше говорить было вообще нельзя, и папу нашего сразу забрали прямо со стадиона, осудили и дали семь лет. Мама посылки всё время отправляла, говорит, если б не они, он бы не выжил, считали же врагами народа. Просидел там 4 года, приехал исхудавший весь, хорошо, хоть здоровье всегда было крепкое».

К сожалению, Тамара Михайловна не смогла рассказать нам, как именно проходили годы заключения отца и почему его освободили досрочно, только помнит, что он всегда был за работой, ни с кем, никогда не ссорился, с мамой тоже жил дружно, а о себе почти не рассказывал, но о жизни семьи в эти 4 года, Тамара Михайловна говорит :

«Туго, конечно, было. Знаете, мама ведь осталась с ребенком на руках, всё хозяйство вела одна, и пчелы у неё пропали, а было 60 ульев, за ними особый уход нужен, а она не справлялась. Когда отец вернулся, стали жить как раньше, мама занималась хозяйством, воспитывала детей (всего 6), папа снова работал столяром, получал совсем мало (220 рублей), приходилось подрабатывать».

(ПОЧЕКУТОВ Михаил Кириллович. Род. в 1903 (1906) в с. Троица Пировской вол. Канского уезда Енисейской губ. Русский, образование начальное. Жил в Енисейске КК. В семье 4 детей. Кладовщик при УСВ-3. Арестован 11.11.1942. Обвинение- а/с агитация. 04.01.1943 облсудом Новосибирской обл. по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР осужден на 7 лет ИТЛ. Реабилитирован. 05.11.1993 прокуратурой Новосибирской обл.
Книга памяти жертв политических репрессий в Новосибирской обл., вып. 2, Новосибирск, 2008, с. 506, (б).)

Почекутова Прасковья Архиповна Мама Татьяны Михайловны часто ходила на пристань что-нибудь продать. «Ходили к пристани с мамой ещё маленькие совсем, пароход встретим, что продадим, то и наше. У мамы руки золотые, она всегда много работала, солила огурцы целыми бочками, варила творог, пекла, иногда даже просто варёную картошку продавали. Иногда спали в ожидалке, где люди билеты брали, прямо на полу. Часто встречали там заключённых, точнее ссыльных».

Тамара Михайловна запомнила один эпизод из того времени : «Видимо, привезли ссыльных, и какая-то там случилась заваруха. То ли упал кто-то или что ещё, но люди скучились. Милиционер начал кричать на них, но они не реагировали. Тогда тот вызвал машину с мигалками. Когда подъехало подкрепление, люди легли буквально на пути машины и не дали забрать провинившегося. Друг за друга стояли горой».

За свою долгую жизнь в Енисейске Тамара Михайловна многое повидала. Здесь всегда было полно ссыльных, их очень жалели и старались чем-нибудь помочь, её семья в том числе. Мама кормила приходивших, даже сдавали им комнату. Во время заключения отца маму тоже никто не осуждал. Тамара Михайловна помнит, что вместо Ленина в центре города стоял памятник Сталину, а рядом был большой базар, куда приезжали и летом и и зимой на лошадях и подводах и продавали всё .Помнит и сам день смерти Сталина, как все плакали, все- таки, с ним одержали победу. Тамаре Михайловне тогда было лет тринадцать, она училась в 1 школе, особенно помнит моя респондентка Кобычеву – учительницу литературы, с которой ставили поэму «Цыгане» А.С. Пушкина, где Т М исполняла роль Земфиры.

До сих пор благодарна она ссыльному хирургу Кочкарову и его жене: при них в больнице был порядок. Знала и Бендига. Жила одно время в Енисейске сестра Берии, она работала в бухгалтерии АТП, худая такая, секретарём – машинисткой (P.S. по другим источникам, сестра Берии мыла автобусы). Она по виду была еврейкой и, по словам ТМ , была «очень вольной девицей». Жена Будённого работала истопником в 1 школе (ранее школа №45), ходила в фуфайке, а однажды села за рояль и поразила всех. Жил у них (у Почекутовых) на квартире и ссыльный священник, служивший в Успенском соборе.

Оказывается, везде в городе были деревянные тротуары, и действовало 12 церквей. Помнит, как сажали деревья в Фефеловском парке, они теперь уже огромные. Говорит, что живём мы, конечно, лучше, но порядку тогда было больше, и люди были другими, добрее друг к другу, трудолюбивее, все работали, благодаря труду и выжили. А дома у Тамары Михайловны сохранилось много мебели, сделанной руками отца. Мы долго рассматривали резной комод на кухне, до сих пор любимый, и даже стулья, на которых мы сидели, остались с того времени.

Мария Шубина

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Девятая историко-правовая экспедиция, Енисейск 2013 г.


На главную страницу