Сообщение Перестовой (Верхотуровой) Александры Федосьевны


г.Красноярск. 27 июня 1989 г.

Жили мы в деревне Верх-Амонаш на юге Канского района. Село было большое, около 500 дворов. В нем была церковь.

Семья наша состояла из 8 человек:

Осенью 1929 г. семья сдала «твердый налог» и сразу получила дополнительное задание, на которое сдавать было уже нечего. Таким образом, было совершено ограбление: отца схватили, отняли избу и хозяйство (юридическим хозяином был дядя Ф.Перестова, уже пожилой). Причем его не арестовали и не выслали. Вскоре нашу семью перевели в чужую хижину.

Депортация началась летом следующего 1930 года. Подогнали подводу, всю семью пересадили в повозку и повезли в Красноярск. Из села тогда же было выслано много семей. До Канска везли подводами, потом, видимо, по железной дороге.

Привезли на пересыльный пункт. «Переселенческий» лагерь находился примерно на месте судостроительного завода. Поместили в бараки с двухъярусными нарами. В дороге семимесячный братишка заболел, и его с матерью положили в больницу. Мы остались одни. Мне было 10 лет как самой старшей. Мать лежала в больнице 1-2 недели.

Через некоторое время мать из больницы вернулась и нас всех погрузили в трюм баржи и выпустили уже в г.Игарке. В дороге на палубу не пускали. Иногда пароход делал остановку, чтобы похоронить на берегу умерших в пути.

Там нас тоже разместили в бараках с двухъярусными нарами. В момент прибытия Игарка состояла из 4 бараков. Туда попали и некоторые другие семьи из Верх-Амонаша (Александра Феодосьевна помнит только семью Величко).

Мать направили на кирпичный завод и другие разные работы. Через некоторое время пригнали отца, возможно, еще тем же летом. Вскоре по приезде от скудного питания самые маленькие двое из нашей семьи умерли.

В феврале 1937 г. отца снова арестовали и точно мы до сих пор ничего о нем не знаем. Арестов в это время было очень много, но я ничего не помню. Позднее, уже в 40-е годы знакомый милиционер сказал, что в тюрьме отец объявил голодовку и умер.

К 1941 г. мы уже подросли. Брат Николай в июне 1941 был мобилизован и ушел на фронт. После демобилизации во второй половины 40-х годов, когда ему выдавали паспорт, отчество по ошибке записала как Федорович.

Брат Михаил Феодосьевич работал в Игарском порту, позднее плавал в речфлоте. Потом работал в Красноярском речпорту, где до сих пор трудится в техническом участке. В 1940 году я закончила двухгодичную школу медсестер и была направлена в Мотыгинскую райбольницу. Позднее работала в других местах в Мотыгинском районе: в Слюдруднике, в Первомайском.

В настоящее время я на пенсии, как и брат Николай. Так как мать осталась одна в Игарке, он забрал ее с собой к сестре в Мотыгино. Сейчас живет с матерью в Красноярске и кормит мать, которая за всю свою трудовую жизнь так и не заработала пенсии.

Евдокия Феодосьевна вышла замуж в 40-е годы, жила с мужем в Хатанге, теперь в Костроме.

Перстовой А.Ф. около 90 лет. Она плохо видит и слышит. Рассказывать подробнее о своей жизни она не хочет: тяжело.

Красноярск, 13, 20 августа 1989 г.

Записал В.С.Биргер, И.И.Егоров. Красноярское об-во «Мемориал»


На главную страницу