Сообщение Власовой Эльзы Ивановны


Эльза Ивановна Власова, урожденная Швенк, 1955 г.р.
Родители Швенк (девичья Шредер или Шрейде) Мария Яковлевна, 1927 г.р и Швенк Иван Иванович, 1927 г.р.

Мария Яковлевна жила в с.Бауэр Саратовской обл., Иван Иванович в селе (или на хуторе) в шести км. от с.Бауэр. Крестьяне.

О депортации узнали 21 августа 1941 г., а депортировали их 23 августа 1941 г. (Прим. А.Бабия: это довольно странно, поскольку указ о депортации был от 28 августа, но Эльза Ивановна утверждает, что это было именно так: родители Марии Яковлевны поехали в Саратов за учебниками к новому учебному году, купили полную корзину, а по приезду их увезли). В 1941 г. был очень хороший урожай, и были надежды, что хотя бы в этом году не придётся голодать.

Кроме Марии, были еще дети Ева и Валя, и трёхмесячный ребёнок, который умер в дороге. Везли их в телячьих вагонах, нар не было. Вагоны были не помыты от скота, просто набросали соломы, и на этой соломе вповалку спали более 100 человек. На каждой станции выносили мёртвых.

Привезли с собой только нательное бельё и немного продуктов. Когда их выселяли, дали справку о том, что забрали: дом, скот и т.д. Однако по приезду справку отобрали вместе со всеми документами и ничего не возместили.

Отца Марии Яковлевны забрали в трудармию в Кемеровскую область, где он чуть не умер - его выпустили, но добрался он только до Курагинского района, где у него была родня. Он чуть-чуть поправился, но тут его опять забрали в трудармию, однако через какое-то время комиссовали окончательно, и он вернулся к семье.

Остальную семью (в т.ч. Марию Яковлевну) привезли на барже в Сергеево (остров между Назимово и Нижнешадрино). В 1942 году перевели в Фомку. В Фомке жили в землянках, потом построили бараки. В комнате (примерно 15 кв.м.) жили четыре семьи (18 человек). Спали на нарах: для детей сделали второй ярус, а взрослые спали на первом.

Сперва называли фашистами, потом всё утряслось. Однако (забегая вперёд), когда в конце семидесятых сестра Эльзы Ивановны выходила замуж за русского (уже свадебное платье было сшито), бабушка жениха резко воспротивилась и сказала: либо я, либо эта фашистка. Свадьба сорвалась. До шестидесятых годов немцев не брали в армию, что было очень обидно. И не всякое образование немцы могли получить - даже после 1956 г.

Работали в Фомке на лесоповале. Зарплаты не было, работали за паёк. Считали "палочки" - что-то вроде трудодней. Местные жители давали старую одежду, а тем, кто работал на лесоповале, выдавали фуфайки и ватные штаны.

Рукодельничали, белили, стирали - зарабатывали на хлеб. Подрабатывали вязанием.

Брат Марии Яковлевны, родившийся уже в Сибири, умер в детстве.

В Фомке были ссыльные калмыки, финны, латыши, украинцы. Особенно плохо перенесли депортацию калмыки - они умерли все.

Фамилии спецпоселенцев, живших в Фомке, которые назвала Эльза Ивановна:

Иван Иванович Швенк попал в Зотино (ниже Никулино). Однако вскоре сбежал с братьями на пароходе (заплатили капитану). Денег хватило только до Ярцево. В Ярцево комендатура их поймала, но отправила не в Зотино, а в Фомку. Отец с матерью поженились в 1952 г. и жили в Фомке до 1978 г., затем перебрались в Усть-Кемь. Отец умер в 1990 г., мать и дочь Эльзы Ивановны живут в Германии. Эльза Ивановна с мужем тоже шесть лет (до 2004 г.) жили в Германии, но им там было неуютно: языка не знают, работы нет. Вернулись в Усть-Кемь (дом не продавали, поэтому жильё было).

Опрашивал Алексей Бабий

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Четвёртая историко-правовая экспедиция, Усть-Кемь 2007 г.


На главную страницу