Сообщение Евгении Ивановны Вшивковой


Евгения Ивановна родилась в 1921 г. в дер. (селе) Солонечно-Талая, в 4-5 км от с.Вершино-Рыбное Партизанского р-на Красноярского края. Деревня насчитывала 100-150 дворов, была церковь.

В 1929 г. власти стали накладывать грабительские налоги, в 1930 г. - отнимать скот и с-х инвентарь. У кого были швейные машинки, приходилось прятать. Отец Евгении Ивановны – Иван Васильевич Вшивков - в 20-е годы отказывал себе и семье почти во всем ради покупки инвентаря, чтобы уже потом иметь возможность жить лучше. Он купил жнейку, косилку; было 2 или 3 лошади. Все это в 1930 г. отняли. В колхоз он не пошел, в последующие годы стал работать плотником в Партизанском леспромхозе. Некоторые семьи были высланы. Среди них - вдова Александра Назаровна Антипина (р.1875-1880). Старшие из ее 10 детей имели уже свои семьи, некоторых младших детей они взяли к себе, но 5 детей последовали за матерью на Соловки. В ссылке семья прожила 1-2 года, затем они уехали в Хабаровск, где и остались на постоянное жительство.

Отец Евгении Ивановны был арестован в ноябре или декабре 1938 года (1886 г.р.). Он работал на лесоучастке в пос.Мина Caянского района, где жил у своей замужней старшей дочери (Бисеровой). Из сельсовета за ним послали в Мину двух племянников его жены. Они предупредили его, что ему грозит арест, и уговаривали бежать, но он не верил, что это всерьез, поскольку ни в чем не виноват, и поехал в Солонечно-Талое. Там его сразу заперли в сельсовете и даже не пустили к нему жену с детьми – прогнали, мол, семью троцкиста не пустим. Милиции или НКВД при этом не было, отца отправили в район под "охраной" односельчанина. Тот прежде всего привел его домой. Дети бросились обнимать отца, а жена собрала ему вещи на дорогу. Больше его никто не видел, не было и вестей.

Примерно в это же время в деревне были арестованы два брата – Щербаковы, оба Иваны (рожд. около 1885 г.). Оба они были крестьянами, в колхоз они отказались идти. До ограбления 1930-го года они были в числе лучших хозяев, как и И.В.Вшивков. Их судьба неизвестна, как и судьба Ивана Кожевникова (рожд. около 1885 г.), также крестьянина-единоличника из Солонечно-Талой, также арестованного в конце 1938 г.

В это же время был арестован двоюродный брат Евгении Ивановны Изот Федорович Борцов (рожд. около 1918 г.). Незадолго до ареста он женился и поселился с женой на лесоучастке Вилистый. Там он работал в Партизанском ЛПХ, к которому относился этот лесоучасток. В то же время был арестован его односельчанин Яков Иванович Вшивков. Он выжил в лагере и вернулся. Он сообщил, что И.Ф.Борцов сидел с ним и умер в лагере от истощения. Сестра Я.И.Вшивкова (рожд. около 1905 г.) Тамара Ивановна Корнеева живет в Солонечно-Талой.

В 1941 г. в деревню пригнали депортированных немцев, эстонцев и латышей, позднее калмыков. Литовцев и греков в деревне не было. В настоящее время в деревне проживает около 10 немецких семей, несколько семей латышей и эстонцев.

У Евгении Ивановны сохранилась фотография отца середины 30-х гг. 14 декабря 1989 г. отправлен запрос на реабилитацию И.В.Вшивкова и И.Ф.Борцова.

Записал В.С.Биргер, Красноярск, общество "Мемориал"
13 декабря 1989 г.


На главную страницу