Бронникова Павлина Христиановна


Павлина Христиановна Бронникова (в девичестве Вундер) родилась в 12 июня 1925 год в селе Кнадельфельд. Оно было очень ухоженным, чистым, красивым.

Отец, Христиан Христианович, и мама, Екатерина Яковлевна Фрейлинг, работали в колхозе. В семье было четверо детей - Андрей, Яков, Мария, Павлина. «Во время голодного 1933 года - даже траву ели… совсем дома не было ни крошки, а единственную корову угнали за 30 км и пахали на ней землю... Во время коллективизации несколько раз у семьи отбирали дом, и как- то раз под опись попал старинный семейный диван. Христиан Христианович несколько раз платил за него деньги, и его возвращали обратно, а к вечеру отнимали снова». Дом был добротный, на века срубленный, состоял из двух комнат - прихожей и кухни. Весь был выбелен, выкрашен, и порой казалось, что дом улыбался… Но недолго удалось семье Вундер пожить в этом доме: опять посчитали их кулаками и, снова раскулачив, вручили главе семейства глины на кирпичи да 250 рублей за имущество… Но и с этой бедой справились, выстроили новый дом, обжились… Отец стал работать в колхозе трактористом . «Если заработаешь, то получишь три килограмма огурцов, а если не заработаешь, ничего не получишь…». Вот так и жили они в своем родном селе Кнадельфельд, и казалось, что уже самое страшное миновало - пережили раскулачивание, поволжский голод, стали обживаться добром…. Но тут опять пришла беда - наступил 1941 год. В августе всех жителей села Кнадельфельд заставили покинуть свои дома и увезли в далекую Сибирь, о которой они ничего не знали, да и русский язык не понимали….

Павлина Христиановна вспоминает, как наехали военные, окружили деревню, как спешно собиралась ее семья, как они взять успели немного одежды, еды, крынки и сухари в кулях. Осталась очень красивая немецкая мебель, было много скота, были и козы, корова, свиньи, овцы… Скот согнали в кучу, и он страшно ревел… «Мы с отцом последний раз обошли дом и закрыли его…». Семью Вундер посадили на телегу и отправили за 15 км на станцию, а оттуда в Красноярск, где посадили всех на баржу и отправили до деревни Галанино. Условия в пути были нечеловеческие - не кормили, в туалет сходить было некуда. Мужчинам было проще, а девушкам стыдно, так и терпели всю дорогу до Галанино. Когда привезли в Галанино, начали распределять, кого куда отправить дальше. «Привезли нас в деревню Новотроицкое - к черту на куличики, дальше уже ничего нету… жить негде, походили по дворам, никто не пускает, все нас боятся, а потом приютили нас такие же немцы, как и мы… На ночь только, говорят, сидите тихо, а то хозяин проснется и убьет вас… Мы так всю ночь как мышки друг к другу жмемся… и просидели так… А рано-рано утром они нас накормили, и мы ушли….». Целых 12 км шли они практически босые по болотистой местности и дошли до села Томиловка, где и поселились. Особенно поразило их то, что в деревне бани топили по-черному: «…в деревне Томиловка все бани были по - черному…. Зашли туда – кругом все черное, дымок идет в двери… ну кое-как вымылись… На следующий день отец взял глину и кирпичи и начал складывать печи с трубой…. А хозяева такие довольные были, и бани стали по-белому топить,…а то как дикари жили…»

Христиана Христиановича забрали в трудармию в Решеты, на лесоповал. Привезли их, даже бараков там не было, и спали на хвое, а потом стали строить бараки. Катерина Яковлевна, чтобы увидеть мужа, пошла до Решет пешком, ведь даже письма не разрешали писать… «Когда отец пришел из трудармии, то ему разрешили съездить на родину посмотреть на свой дом. Приехал, а уже другие люди там живут, они сказали папе : «Если хотите жить, то убирайтесь…»

Вскоре всю семью перевели в с. Момотово Казачинского района, тут Христиан Христианович и начал строить свой дом, братья получили квартиры в бараках. Павлина Христиановна стала работать в Казачинском леспромхозе, сплавляли лес по реке. «Лес транспортировали, на день давали нам кусочек хлеба и зерна полстакана, и как хочешь, так и дели…». В 1946 г. Павлина Христиановна вышла замуж за Григория Алексеевича Бронникова. Павлина Христиановна вспоминает, что на свадьбу связала себе головной платочек. Муж часто уходил в навигацию, и она вместе с ним лес сплавлять. Один раз они отстали от каравана, а бригада была голодная, и на одном из берегов Енисея встретили немецкую рыболовецкую бригаду и попросили продать рыбы, хоть немного. Но немцы боялись, и тут одна из женщин признала в П.Х. немку и продала им рыбы.

Вскоре мужа П.Х. перевели работать в Енисейск, где он снимал квартиру у Пахотниковых. А П.Х. не разрешали в комендатуре перебраться в Енисейск. У нее уже был старший сынок Александр (1946 г.) на руках, а она все с родителями жила. Однажды решила П.Х. ехать в Енисейск к мужу, собрала узелочек, ребенка на руки взяла и пошла в Енисейск. Пришла к хозяйке, а Григорий Алексеевич был на сплаве, с трудом она взяла ключи от комнаты мужа и целых три дня жила одна, даже корочки хлеба не было…

Два с половиной года жили они с мужем на квартире, а потом решили строить свой дом. Заплатили 300 рублей за землю и выстроили добротный дом, выкопали колодец, всегда держали большое хозяйство. Павлина Христиановна стала работать в студенческой столовой поваром, с мужем у них родилось трое детей: Ольга (1949 г.), Александр (1946 г.), Виктор(1954 г.).


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу