Сообщение Ольги Ивановны Яскиной


Ольга Ивановна ПЕТРИГА (PETRYHA) родилась в 1938 г. в ЯРОСЛАВЕ (JAROSLAW) на р. Сан.

Её отец Иван Юркович (Юрьевич) ПЕТРИГА (1898-1970), украинец, работал инженером на мясокомбинате. Он окончил гимназию и техническое училище. Во время нацистской оккупации его заставляли водить поезда с лесом по узкоколейке. Эти поезда часто пускали под откос польские подпольщики (АК). Однажды его предупредили (по секрету), чтобы он не ехал в очередной рейс, и он спрятался. Состав подорвали, и жена подумала, что он погиб: она не знала, что этот состав вёл не он.

Его жена, Хелена дочь Михала, z d. Kedzierska (1904-1998), полька, не работала и вела домашнее хозяйство. Семья жила состоятельно, в большом собственном доме в ЯРОСЛАВЕ.

Когда в 1946 г. разжигаемая коммунистами польско-украинская рознь дошла до предела, из-за национальности отца семья была вынуждена покинуть родной город. Отец поддался на пропаганду и повёз семью на восток, хотя его младшая сестра жила во Франции, а младший брат в США (они живы и поныне).

Семья поселилась в с. ВЫБРАНИВКА ГУСЯТИНСКОГО р-на ТЕРНОПОЛЬСКОЙ области. Старший сын, Эмиль (ныне живёт во Львове), уехал в город учиться. Вся остальная семья была депортирована 1.09.49 г. по постановлению ОСО МГБ:

Их пригнали в пос. КУСЬЯ-РАССОХА ЧУСОВСКОГО р-на МОЛОТОВСКОЙ обл., в леспромхоз. Посёлок состоял из 5 бараков, оставшихся от уголовной зоны. Бараки были разгорожены на комнаты, по 10 семей в каждом бараке.

Всего в посёлок пригнали из Украины около 50 ссыльных семей, среди которых были две польские (возможно, из БЕРЕЖАН), остальные украинские. Полька Ольга ПРЫШЛЯК (PRYSZLAK, р. около 1915) попала на ссылку с матерью и тремя братьями.

КУСЬЯ-РАССОХА находилась на расстоянии 22 км от большого посёлка КУСЬЯ, тоже населённого в основном ссыльными, где базировалось отделение треста "Уралалмаз". В КУСЬЕ-РАССОХЕ был комендант, но вся жизнь ссыльных зависела в основном от коменданта в КУСЬЕ, АНТОНОВА, который наезжал в РАССОХУ каждый месяц. Он бил ссыльных, издевался, угрозами вербовал среди них стукачей.

В 1951 году этот АНТОНОВ заставил отца "принять" бездействующую электростанцию в РАССОХЕ, к которой не хватало многих запчастей. Отец составил список необходимых деталей и показал АНТОНОВУ, на что тот заорал: "А пулю в лоб не хочешь!?" Потом местный (поселковый) комендант всё-таки убедил АНТОНОВА выделить сопровождающего, с которым отец поехал в КУСЬЮ и заказал там необходимые детали. Электростанцию удалось восстановить и запустить.

После этого отцу удалось упросить коменданта отпустить дочерей в КУСЬЮ. Ольга помогала в детском саду, и заведующая выхлопотала ей и сестре, Софье, отдельную комнату.

Но тут новая беда: АНТОНОВ стал вызывать Ольгу на "беседы" и запугивать, заставляя её стучать на других ссыльных. А когда убедился, что запугать не сможет, решил в отместку её посадить.

Её забрали 21.03.52 г. и увезли в КПЗ в райцентр, в ЧУСОВОЙ. В КПЗ она просидела три недели. В середине апреля Ольгу повезли в МОЛОТОВ (ПЕРМЬ) и посадили во внутреннюю тюрьму.

В камере были железные кровати, прикованные к полу. Днём садиться не разрешали. Кормили там хорошо: тюремный повар старался получше накормить такую маленькую девчушку. Сначала она была в камере одна. Хотела повеситься, потом стала колотить в дверь. Тогда к Ольге посадили учительницу по имени Людмила. Она жила в ПЕРМИ с мужем, военным, и маленьким ребёнком. По ночам она слушала по радио "Голос Америки", а няня узнала об этом и донесла. Учительнице дали 8 лет и отправили в один из уральских лагерей.

Ольга просидела во внутренней тюрьме три месяца. Её гоняли к следователю Василию ОНЬКОВУ. Ему не понравился возраст подследственной: 14 лет - несерьёзно как-то... И он стал заставлять её "признаться", что она... 1930 года рождения. Ольга ни в какую.

И вот следователь устраивает ей "очную ставку": приводят её отца, сильно избитого. Отец подходит, показывает, что ему выбили передний зуб, и тихо говорит: "Видишь, пускай будет 30-й год".

Здесь же, в тюрьме, Ольгу повели на "суд" - ВТ войск МВД Молотовской области. На этом "суде" она увидела ещё двух ссыльных из РАССОХИ. Это были гуцулы из ЗАКАРПАТЬЯ: Иван Михайлович ЛАСКУРЕЙЧУК (р. 1925) и Владимир Петрович ДОВГАНЮК (р. 1932).

На "суд" их завели вместе. Ольге и ДОВГАНЮКУ выписали 10 лет и 5 поражения по ст. 58-10,11, а ЛАСКУРЕЙЧУКУ 25 лет по 58-1а.

Через два месяца осуждённых отправили на этап. Состав выгрузили в КРАСНОЯРСКЕ, на ст. ЕНИСЕЙ. Этап загнали в огромную зону недалеко от станции. Там Ольга просидела около месяца. Когда её включили в норильский этап, её погнали в колонне в речной порт. Этап погрузили в трюм теплохода "Мария Ульянова". Каждому узнику выдали 4 ржавых селёдки, банку фасоли, да несколько сухарей: "Растягивайте, чтобы хватило на всю дорогу".

Через неделю, 30.10.52 г., этап выгрузили в ДУДИНКЕ и сразу, без всякого карантина, затолкали в вагоны узкоколейки. Через 12 часов этап выгрузили в НОРИЛЬСКЕ.

Ольга ПЕТРИГА попала на 6-е л/о ГОРЛАГА. В зоне ей сразу повесили номер: Х-410. ДОВГАНЮК и ЛАСКУРЕЙЧУК также попали в ГОРЛАГ, на 5-е л/о.

В лагере Ольгу поселили в бараке N 6, где размещались две бригады. Её распределили в бригаду, где была бригадиром Аня МОСТОВАЯ, украинская крестьянка из с. УВИСЛА, КОПИЧИНСКОГО района ТЕРНОПОЛЬСКОЙ обл. У неё был срок 15 лет. В этой бригаде Ольга работала до весны 1953 г. Аня МОСТОВАЯ берегла Ольгу, кутала, отдала ей свой платок.

Бригаду гоняли на рытьё котлованов под овощехранилища. Работали киркой и лопатой. Потом бригаду стали гонять на рытьё котлованов ещё дальше, за 10 км, на нефтебазу.

Воскресенья были выходные, но смена продолжалась 12 часов. В бригаде Ани МОСТОВОЙ не было ни одной польки. Было много украинок, русские, литовки и латышки. В бригаде была старушка, много старше 60 лет. Когда бригада работала, она только топила печь в балочке, где узницы могли иногда погреться. Как-то раз конвойный, грузин, заставил всю бригаду ложиться в грязь и вставать за то, что старушка не могла поспеть за колонной и отставала.

Рядом с зоной, через забор, находилась другая женская зона - каторжная. В зоне на столбе висел радиорепродуктор. Когда через этот репродуктор объявили, что вождь подох, в бригаде заплакала только одна - Галя Котова, 25-летница из Ленинграда, которая во время блокады убивала детей.

Забота бригадира не смогла уберечь Ольгу от истощения. Ольга дошла на земляных работах. Заключённая-врач Анастасия Романовна ОРЛОВА, которая работала в амбулатории, положила её в стационар (здесь же, в зоне). Ольга пролежала там три месяца и, благодаря стараниям ОРЛОВОЙ, не вернулась в прежнюю бригаду. Она получила назначение на лёгкий труд, на почту.

Когда Ольгу перевели в "лёгкую" бригаду, её поселили в новом чистом бараке, больше прежнего, на 4 бригады. Рядом с ней в бараке жила эстонка Лайме КУУСМА (р. около 1928), которая работала в общей сушилке, где сушилась одежда узников. У неё был срок 10 лет. После лагеря её оставили в ссылке в НОРИЛЬСКЕ, а в 1956 г., когда ссыльных освободили и дали паспорта, она вернулась на родину, в ЭСТОНИЮ.

Почта занимала комнату в бараке, где была оперчасть. Работала Оль-га под присмотром опера. Опер требовал, чтобы она переводила письма с польского и украинского. Ольга раскладывала письма по ящикам, составляла и вывешивала список, кому пришли письма. Разрешалось отправлять по одному письму в год, а получать можно было и больше.

В бараке, где жила Ольга, только одна из четырёх бригад была "легкая", а остальные три работали на общих. Бригадиром одной из этих бригад была Леся ЗЕЛЕНСЬКА (р. около 1927), украинка из РОВЕНСКОЙ обл. У неё был срок 10 лет. На общих работала и украинка Ярослава ДАНИЛЮК из городка ЗАЛИЩИКИ ТЕРНОПОЛЬСКОЙ обл. Её муж был мобили-зован в советскую армию и погиб под Берлином, сын остался на родине.

Попав в этот барак, Ольга встретила знакомую, вместе с которой она была в ссылке в РАССОХЕ. Украинка из ЗАКАРПАТЬЯ Катерина КУЗЬ (р. около 1925) была арестована уже после Ольги. Ей тоже дали 10 лет. В лагере она работала на общих. В первое время, пока Ольга ещё не совсем поправилась после болезни, КУЗЬ ей помогала. После лагеря Катерину КУЗЬ тоже оставили в ссылке в НОРИЛЬСКЕ. Сразу после освобождения из ссылки, в 1956 г., она поехала к семье, в РАССОХУ. Когда семью освободили из ссылки, они все вернулись на родину.

В начале июня 1953 г. вся зона объявила голодовку. Среди руководителей стачки была Леся ЗЕЛЕНСЬКА. Это именно она объявила в своём бараке: на кухню не ходить, еду не брать. Узницы не ели три дня, потом некоторые не выдержали.

Уже в первый день стачки над бараками подняли красные и чёрные флаги. Зона требовала, чтобы приехала комиссия из Москвы. В конце июня, уже после переговоров с московской комиссией, когда узницам надавали обещаний, но ничего не изменилось, радио стало орать: "Выходите!" Но стачка продолжалась, из зоны никто не вышел. 7 июля в зону ворвались каратели с пожарными брандспойтами и топориками. Они избивали ничем не вооружённых узниц топориками, дубинами, прикладами.

Всех, кто как-то себя проявил во время забастовки, похватали и забрали из зоны. Таких было около 300 человек. Обратно их не вернули.

Первое время после стачки Ольгу ПЕТРИГА гоняли на разные работы, потом вернули на почту. Номера тогда уже сняли. 28.03.55 г. её неожиданно вызвали в "первый отдел" и объявили досрочное освобождение. Оказалось, что её брат, Владимир, писал жалобы и добился её освобождения (вероятно, по "двум третьим").

Никакого паспорта Ольге не дали, её поставили под комендатуру. Хорошо ещё, что не угнали из НОРИЛЬСКА куда-нибудь в тундру (после "освобождения" из лагеря бывало и такое).

В ссылке Ольга вышла замуж за знакомого солдата-срочника, он служил в конвое и уже демобилизовался. Муж отпаивал её маслом с кагором. Ольгу ПЕТРИГА освободили из ссылки 2.03.56 г. Её родителей, братьев и сестру освободили только 7.02.58 г.

После освобождения из ссылки родители уехали в Тернопольскую обл., в Хоросткив. Уехали с Урала и братья Ольги, немного позднее и сестра (в Николаев).

Ольга ПЕТРИГА, её родители, сестра и братья (Владимир и Юрий) реабилитированы по ссылке уже 20.07.63 г. Верховным судом УССР, а по лагерному сроку Ольга ПЕТРИГА реабилитирована только в 1997 г.

10.08.2000. Записал В.С.Биргер, Красноярск, Общество "Мемориал"

В архиве: копия справки о реабилитации семьи Петрига по ссылке.


На главную страницу