Сообщение Анны Иосифовны Юкшинской


Анна Иосифовна Юкшинская (Кекине) родилась в 1921 г. под Даугавпилсом (Латвия). Окончила школу в Науене, где преподавал математику Язеп (Юзеф) Адамович Юкшинский, р.1912, выпускник Даугавпилского пединститута. Позднее он стал директором этой школы. Был в рядах айсаргеев. По окончании школы А.И. вышла за него замуж.

Язеп Юкшинский по национальности был поляком, но в его семье говорили по-латышски. Его мать Мария, однако, владела польским языком (ее год рожд. 1862). После свадьбы А.И. жила с мужем и его матерью в Науене, а с августа 1940 г. стала работать на почте в Даугавпилсе (на телеграфе).

Ее забрали с работы в ночь на 14 июня 1941 г. и привезли домой в Науеже, а оттуда вместе в мужем и его матерью – на вокзал в Даугавпилсе и загнали в вагоны – женщин в один, мужчин в другие. В вагонах их продержали в разных тупиках 3 дня, а когда состав покатился на восток, женщины узнали, что мужчин в этом поезде уже нет. 17 июня состав пересек латвийскую границу.

До самого Новосибирска из вагонов не выпускали. Изгнанников выгрузили на ст.Тимская, где они находились несколько дней, пока за ними не приехала «покупатели». Анну и Марию Юкшинских вместе со многими другими увезли на грузовике в Лебяжье, оттуда отправили на подсечку в Центральный. Анна не знала ни слова по-русски, даже как попросить хлеба, но Мария Юкшинская кое-как могла объясняться с помощью польского языка.

Тем не менее в Центральном начальство вскоре стало уговаривать Анну пойти продавцом в магазин, и в январе 1942 г. она приняла это предложение. В апреле 1943 г. ее перевели в магазин в Юж.Тунгуске, а в феврале 1947 г. в химлесхозовский магазин в Лебяжьем. Директором Лебяжского ХЛХ в это время был Александр Александрович Кудрявцев. Позднее она перешла на бухгалтерскую работу.

Благодаря работе в магазине Анна (и Мария Юкшинская) не попали под почти поголовную высылку латышей в Игарку в 1942 г. НКВД настаивало на высылке, а местное начальство, ссылаясь на то, что Анну некем заменить и некому передать матценности, все же ее отстоял.

До перехода в магазин Юкшинские жили на хуторе Клин вместе с другими депортированными из Латвии. Среди них была жена прокурора Криеванса из Даугавпилса с детьми: сыном Элмарсом и дочерьми Эрикой и Скайдрите. В 1942 г. они были высланы в Игарку. Позднее Эрика (ей было 17-18 лет) присылала письма Юкшинским. Она писала, что мать и сестра умерли от дизентерии. Больше писем от нее не было.

На хуторе Клин жили также жена военного из Риги Вильма Яновна Пляуншеке; врач Анна из Даугавпилса, которая позднее работала врачом в Лебяжьем; полька Леокадия Иосифовна Дреска, портниха из Даугавпилса, которая и здесь со временем стала шить на заказ. Все они первое время работали на подсечке. Леокадия Дреска после освобождения уехала на родину, в Латвию. Ее муж сидел в Карлаге.

До конца 40-х годов Юкшинские ничего не знали о судьбе Язепа Ю. и со временем стали считать, что его нет в живых. В конце 40-х гг. Анна Иосифовна вышла замуж за местного жителя, появились дети. Но в 51 году от Язепа пришло письмо. Он отсидел 10 лет в Карлаге, и его сразу отправили на поселение в Сухобузимский р-н Красноярского края. Анна Иосифовна осталась с новой семьей, а Мария Юкшинская уехала к сыну. В середине 50-х гг. он умер, вскоре умерла и Мария. Анна Иосифовна не знает точно, где они похоронены.

Красноярск, 05.09.1989 г.
Записал В.С.Биргер, об-во «Мемориал»


На главную страницу