Сообщение Зубакина Михаила Ивановича


26 сентября 1907 года рождения, д.Кабанье, Крутинского р-на, Омской области.

Отец, Зубакин Иван Васильевич, имел 7 взрослых сыновей и одну дочь. У него было крестьянское хозяйство.

Коллективизация началась в 1929 г. по весне. Продналог платили зерном. К такому-то времени и столько зерна надо было привезти государству. Потом стало платить нечем, т.к. слишком большой был налог, не было зерна. Наконец подвели под твердое задание: если не сдашь, то заберут в ссылку.

Попал под суд за невыполнение хлебопоставок, т.к. налог был так велик, что приходилось покупать зерно. По решению суда в Крутинке получил 3 года заключения и 5 лет высылки (в п.Мотыгино красноярского края). Дом отобрали, скот весь забрали, вещи все, вплоть до рубашек.

Далее взялись и за сына. Был у него дом, двор, 3 лошади. Когда у отца все забрали и его посадили, то оставшаяся семья перешла к сыну.

Вскоре Зубакина М.И. посадили за скрытие имущества (плуг и тулуп). А всю оставшуюся семью без суда повезли на север. Можно было взять с собой оставшиеся вещи.

Дальше начались сплошные мучения.

«Зубакин М.И. (мой отец) сидел в Томской области. В лагере ему сделали поддельную справку. Отец сбежал из лагеря: с другом они ходили на полустанок получать деньги без охраны, потом лесом, лесом, затем доехали до ст.Тайга, а там взяли билет до Новосибирска. Отец переписывался с родными и знал куда ехать. В Новосибирске взял билет до Свердловска. Никто ничего не проверял. Спросил куда идти – 12 км до медного рудника и добрался. Дело было вечером осенью 1931 г. Нашел барак № 6, увидел в окно бабушку. Попросил одну женщину вызвать Зубакину старушку. Бабушка увела его в другой барак к дяде и оставила его там. Вечером сказали маме. Она работа в столярке, убирала стружки. Там они и встретились. Дядя заполнил бланк своей рукой. Дальше с этим поддельным удостоверением папа пошел на курсы штукатуров. 1,5-2 месяца подучился, вышел с 5 разрядом, одним из лучших. Поставили его бригадиром.

С осени до весны поработали, а потом опять побежали к отцу в п.Мотыгино. Но из-за распутицы остановились в с.Кулаково.

Прожили здесь с 1931 по 1934 гг. Косили сено, прессовали.

Но пошли разговоры, что отец ссыльный, а семья бедняки. Мама стала манить поехать поближе к матери. Отец с матерью рассчитались и поехали с теми же справками. Уехали в Красноярск, дальше до Новосибирска. Устроились на подсобное хозяйство. Отец работал на лошади, мама на огородах. На 10-й день директор вызывает их в контору и говорит: «Я навел на вас справки. У вас документы ложные. Вы сын кулака, лишены права голоса. Я держать вас не могу». Забрал у отца справку, а дал другую: «Сняты с работы за скрытие соцположения». С этими справками никто здесь не брал, и они поехала в Кабанье, на родину. Приехали, зашли в милицию, показали документы и их отправили жить в Кабанье. А там уже с 1929 года колхоз.

В колхоз мать с отцом не брали. Прожили так неделю. Отец пошел в сельсовет, чтобы устроиться на работу. Ему дали справку: «Ф.И.О., откуда родом, сын кулака, лишен права голоса». Пошел отец с этой справкой в район 20 км, зашел в организацию.

- Рабочих надо?

- Надо. Документы покажите.

Показывает справку.

- Нет, таких рабочих не надо.

Нигде не брали. Походил, походил и опять вернулся в Кабанье. Там были такие же ребята, человек 5, с ними звеньевой, бедняк из другой деревни. Они уже работали, пришли на выходной и взяли отца с собой в скотоводческий совхоз, 17 км от деревни. Оформили его, документов не спрашивали. Неделю проработали вместе, делали дворы. На выходной пришли в Кабанье, в понедельник опять туда. Дней 10 так поработали, вызывают в контору все звено, посадили в воронок и увезли вместе со звеньевым в район. Посадили. Дня через 2 или 3 распустили под расписку. Через месяц (отец в это время рыбачил, плел корзинки) повестка в суд. Отцу 10 лет, Тюменцеву 10 лет, остальным по 5 лет за вредительство (ст.105): не сдали вовремя дворы. Посадили в тюрьму в Омске.

В Омске объявили, что 50% срок снимается, осталось 5 лет. Погрузили их в эшелон и отправили за Байкал, строить 2-ые пути. Везли в августе, было жарко. Давали кусок хлеба и селедку. Воды не давали, пока не довезли до места в район Читы. В лагере жили в палатках. Работали, возили тачками землю, делали насыпь, укладывали шпалу, тянули рельсы. Так отец работал 2,5 года (1934, 1935), а потом его отпустили на колонизацию по заявлению.

Повезли отца без конвоя на ст.Михайло-Чесноковская, в сторону Китайской границы по реке Зее, Норе в поселок Норск, от него еще по речке и выгрузили в поселение. Жили в коровнике. Валили лес, пилили доски продольной пилой, рубили дрова, ставили коровники. Вскоре отцу дали напополам один дом. Приехала туда семья.

После окончания срока послали к отцу. Он к тому времени жил в п.Стрелка Енисейского р-на, Красноярского края. Это было на Новый 1938 год. Жили с того момента в п.Стрелка. Отец стал постовым, дед и мама - сторожами. Жили на бакенке, в 5 км от Стрелки. Так и бакенили до 20 сентября 1941 г.

20 сентября 1941 г. отца призвали на фронт. Из Красноярска был перевезен в Омск. Там стояла часть (вроде бы называлась КЭЧЬ). 23 июня 1943 года из части взяли в Черемушки на формировочный пункт. Немного поучили обращаться с винтовкой и автоматом и вскоре повезли ближе к фронту. Недалеко от передовой стояла часть на отдыхе из-под Сталинграда. Их в нее и включили. Там пробыли 2 дня и 11 июля пешком их повели на передовую (мимо города Старый Оскол). 15 июля заняли свою сторону по линии фронта и вступили в бой. Немцев отбросили назад и наступали до 29 июня. А 29 июня остановились, окопались и где-то в 4 часа немецкие танки вышли на их линию обороны. Но обороняться было нечем. Они были взяты в плен и угнаны в Польшу, а затем до Мюнхена. Там, в лагере отец пробыл 2 года, работал на заводе.

Освобожден в мае 1945 года американскими войсками. После доставки на Родину отец прошел проверку 2 раза 1 отделом. Вернулся в п.Стрелка в августе 1945 г. За плен осужден не был. Все последующие годы он прожил безвыездно в п.Стрелка.

Было звание участника войны, но этот статус был снят за то, что он, якобы, не участвовал в боевых действиях. В военном билете указана в/часть, которая не принимала участие в боевых действиях. Делали неоднократно запросы через Совет ветеранов и Лесосибирский райвоенкомат, но так и не нашли подтверждение участия в боевых действиях. Это было с 11 по 29 июля 1943 г.

В поселке Стрелка отец пользовался уважением со стороны руководителей производства и односельчан.

Имеет 4-ых детей.

Сейчас ему 92 года. Все хорошее забыл, помнит только все обиды и лишения, которые принял незаслуженно».

См. также Л.М.Козлова. Жизнь моих родителей


На главную страницу