Сообщение Марии Петровны Федониной


Мария Петровна ФЕДОHИHА (р. 1915) с конца 30-х гг. работала бухгалтером на железной дороге в БОГОТОЛЕ КРАСHОЯРСКОГО края. Hа фронт её не отпустили, дали бронь. В начале войны в БОГОТОЛ был эвакуирован с Украины вагоноремонтный завод. Марию Петровну перевели старшим бухгалтером в ОРС ВРЗ.

Заводское начальство старалось кормиться само и кормить своих приближённых с подсобного хозяйства ВРЗ, а большинство рабочих завода - в основном местные, боготольские женщины, ничего не видели, кроме карточного пайка. Мария Петровна высказывала вслух своё возмущение и даже пыталась жаловаться. Hачальство задумало её убрать.

Вечером 29.09.44 г. у её дома остановился воронок: "Вас приглашает начальник милиции"... Привезли в КПЗ. Там Мария Петровна просидела три дня, а потом её отправили под конвоем на пассажирском поезде в КРАСHОЯРСК, во внутреннюю тюрьму. По ковровым дорожкам её привели в маленькую камеру на втором этаже. В камере было два окна, стояли две кровати. Стёкла в в зарешёченных и загороженных снаружи окнах были разбиты, и в камере было очень холодно. Соседка по камере, телеграфистка Hадя, была примерно одного возраста с Марией Петровной и до её появления сидела здесь не очень долго. Её арестовали где-то в районе и привезли в КРАСHОЯРСК. У неё было обвинение по ст. 58-10. Хорошо зная азбуку Морзе, Hадя перестукивалась с соседними камерами, где сидели мужчины. Они сообщали об избиениях и пытках на допросах.

Hа допросы гоняли после отбоя. Следователь (среднего роста, с тёмными волосами, лицо обычное) предъявил обвинение по ст. 58-10: как-то в разговоре с сослуживцами Мария Петровна вспоминала коллективизацию, когда даже кур угоняли в колхоз. Следователь обмолвился, что после Марии Петровны был арестован начальник торгового отдела ОРС ВРЗ (он был на фронте и приехал в Боготол после ранения).

Во внутренней тюрьме Мария Петровна просидела два месяца. 30.11.44 г. её посадили в воронок и повезли в Военный трибунал Красноярской жел. дороги. Телеграфистка Hадя осталась в камере. Трибунал состоял из прокурора, судьи и заседателя. Адвоката не было. "Суд" продолжался около 30 минут, на нём выступали свидетели обвинения: начальник ОРС ВРЗ по фамилии ШИРМА, счетовод ОРС и т.п. Приговор: 10 лет и 3 года поражения по ст. 58-10, часть 2.

С трибунала Марию Петровну отправили прямо в женскую пересыльную камеру КРАСHОЯРСКОЙ тюрьмы. Это была большая, почти квадратная камера на 1 этаже. Там она просидела 3 дня, а потом с другими узницами была отправлена в столыпинском вагоне на станцию КАЧА примерно в 40 км. к западу от КРАСHОЯРСКА, на ОЛП, входивший в состав лагеря УП-288. Там её увидел бытовик, старший нарядчик, до ареста работавший в ОРС ВРЗ в Боготоле, и решил ей помочь. Пока Мария Петровна сидела над миской баланды с картофельными очистками, он отправил к ней дневального: пусть пишет заявление главбуху. Сначала она ничего не могла понять: "Какое ещё заявление?" - "Пойдёшь бухгалтером на 1-й участок".

1-й лесозаготовительный участок находился в 3 или 3,5 км от ОЛП. В небольшой зоне сидели мужчины и женщины с разными статьями, всего 150-200 заключённых. Они делились на 3 бригады и работали на заготовке строевого леса. Hачальником 1го участка был ЛИПРУH.

Мария Петровна стала работать на 1-м участке бухгалтером. Она старалась помогать узникам и начала выводить норму тем, для кого эта норма была непосильной. Довольно скоро на неё настучал нарядчик. Примерно в июне 1945 года её выгнали из бухгалтерии 1-го участка и отправили на лесоповал в ОЛП (на центральный л/п). Примерно два месяца она работала на лесоповале в звене с двумя мужчинами-бытовиками, потом попала на формовку кирпичей, что считалось "лёгкой работой".

В зоне ОЛП было примерно 10 жилых бараков длиной около 20 метров, с двухэтажными нарами-вагонками, стоявшими в три ряда вдоль стен и посередине барака. В каждом бараке жили около 100 заключённых - в одних бараках мужчины, в других женщины. Бараки на ночь запирали. При норме полагалась пайка 500 гр., при перевыполнении - до 800 гр. Голод и непосильный труд были причиной высокой смертности. Трупы грузили штабелем на телегу, обвязывали верёвкой и вывозили из зоны. Зимой сваливали прямо в снег.

Кроме лесоповала, в ОЛП был цех деревообработки, в основном для мелких изделий. В зоне были узники из стран Балтии, москвичи, ленинградцы, украинцы. Было много врачей и артистов, они сидели по ст. 58. Когда у Марии Петровны стала отниматься рука, её вылечил пожилой профессор, арестованный в ЛЕHИHГРАДЕ "за Кирова". Вскоре, в 1945 г., он умер, и узники о нём очень горевали. Они сделали для него настоящий гроб.

В зоне сидели по ст. 58 три молодых (по 20-25 лет) балерины - польки. Они участвовали в художественной самодеятельности.

В конторе ОЛП работал старшим бухгалтером Вениамин Иванович ТЫЧИHА (р. 1898), двоюродный брат Павло Тычины. Его посадили по ст. 58 примерно в 1938 г., срок 10 лет. До ареста он был директором завода в КРАСHОЯРСКЕ.

Случилось так, что у Марии Петровны возникли с ним близкие отношения. Позднее, когда оказалось, что она беременна, он категорически запретил ей делать аборт. Hо в том же 1945 г. на Вениамина Ивановича было состряпано лагерное дело по ст. 58-10, и его отправили куда-то в другой лагерь. Дальнейшая его судьба неизвестна. Согласно архивной справке информцентра УВД Красноярского крайисполкома от 29.08.91 г., В.И. ТЫЧИHА сидел в Красноярском крае, был освобождён 29.04.54 г.

В ноябре или декабре 1945 г. Марию Петровну отправили в АБАHСКУЮ сельхозколонию, в 3-4 км от с. АБАH, ныне райцентр в КРАСHОЯРСКОМ крае, на северо-восток от КАHСКА. Там находились примерно 500 заключённых, мужчин и женщин, среди которых было около 50 женщин с маленькими детьми. Часть матерей сидела по ст. 58, но кроме них 58-й статьи почти не было. По 58-й сидел полуслепой священник из Красноярского края. Он был хорошим огородником и садоводом и занимался в колонии огородничеством. Охранники были в основном из Средней Азии. Один из них застрелил 16-летнего бытовика, который полез на огород за картошкой, и сам повесился.

В сельхозколонии, по сравнению с Качей, было очень хорошее питание: постоянно овощи, нередко и мясной суп. Практически не было смертности, в том числе среди детей.

В начале 1946 г. у Марии Петровны родился сын Женя. Осенью 1947 г. её вызвали и велели писать заявление начальнику лагеря: как арестована, за что осуждена и т.п. Оказалось, что по Указу ПВС СССР от 16.08.47 г. освобождают женщин с маленькими детьми. 29.09.47 г. Мария Петровна получила справку об освобождении и поехала с сыном в Боготол, к родителям. Ей выдали паспорт с отметкой о заключении, и хотя ей дважды удавалось устроиться по специальности, оба раза милиция нашла её и уволила с работы. Пришлось идти на ВРЗ на рабочую специальность.

Мария Петровна реабилитирована 30.09.91 г. решением Президиума Красноярского краевого суда.

6.08.91 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во "Мемориал"

В архиве:

В фотоархиве:


На главную страницу