Сообщение Маргариты Яковлевны Стульевой


Маргарита Яковлевна ГИЗБРЕХТ, немка, родилась в 1928 году в селе ШЁHХОРСТ (позднее ВОДЯHОЕ) ХОРТИВСКОГО р-на ЗАПОРОЖСКОЙ обл. УССР. Её мать умерла в 1932 или 1933 году от тифа, и отец Яков Мартинович ГИЗБРЕХТ (р. около 1900 г.) женился второй раз. Мачеха Агата ГИЗБРЕХТ (по первому мужу Пруковская, около 1905 - около 1980 г., тоже немка), видимо, осталась вдовой также в начале 30-х гг..

В селе жили немцы, украинцы, русские, евреи. Когда в 1941 году к селу стал приближаться фронт, отец, как и многие односельчане, погрузил на подводу самое необходимое и пытался уйти с семьёй на восток. Они успели переправиться через Днепр, но фронт их настиг, и им ничего не оставалось, кроме как вернуться домой. В селе уже стояла гитлеровская часть, а в своём доме они увидели мёртвого офицера вермахта. Солдаты приказали хозяевам похоронить этого офицера и только после этого пустили их в дом.

После сталинградского поражения гитлеровцы стали нервничать, и когда весной 1943 года началось советское контрнаступление на Украине, нацисты потребовали, чтобы местное население ехало в Германию. Вероятно, в первую очередь это относилось к местным немцам, но в конце концов стали угонять всех подряд. Отец отказался ехать в Германию и был расстрелян гитлеровцами, а семью, вместе с другими немецкими, украинскими, русскими семьями, загнали в товарные вагоны, сколько можно было затолкать стоя, и повезли в Германию. Всю дорогу узники так и простояли на ногах. В Германии их выгрузили и загнали в лагерь за колючей проволокой вблизи какой-то большой реки - лагерь БЛАHКЕHБЕРГ.

В этом лагере угнанные семьи томились до самого освобождения весной 1945 года. Из лагеря никуда не выпускали и не гоняли ни на какие работы за единственным исключением: однажды на протяжении двух недель молодёжь каждую ночь возили на грузовиках на какую-то фабрику, возможно, обувную, и там заставляли упаковывать солдатские сапоги и другое обмундирование. Вывозили из лагеря поздно вечером и еще до рассвета привозили обратно. Мальчишки где-то раздобыли лезвия, - безопасные бритвы, - и резали ими сапоги, когда ходившие между рядами конвоиры поворачивались к ним спиной.

Узники лагеря мучились от голода. В день они получали по одной картофелине в мундире. Многие погибли от голода и болезней. В лагере умерла мать отца - Маргарита ГИЗБРЕХТ, умерла маленькая сестра Маргариты Яковлевны, - Эрна Яковлевна ГИЗБРЕХТ (р. 1941 или 1942 г.), ей было 2 или 3 года.

Когда весной 1945 г. к лагерю приблизился фронт, гитлеровцы готовились взорвать лагерь. Охрана, видимо, разбежалась. Румын, начальник лагеря, открыл ворота и стал кричать: Кто может, спасайтесь, русские уже близко!

Узники бросились за ворота, но не имели понятия, куда им бежать. Некоторые побежали через мост на другой берег реки. Река несла много оглушённой рыбы. Истощённые люди хватали рыбу и ели её сырой. Маргарита Яковлевна с сёстрами и братом тоже набросились на эту рыбу, а мачеха Агата, как могла, удерживала и уговаривала детей, чтобы не ели слишком много.

Hа разрушенном бомбами маслозаводе освобождённые узники нашли обгоревшие куски сыра и творог.

Советские войска появились и сразу ушли дальше, а вместо них приехали американцы. Освобождённым узникам пришлось возвращаться в разрушенный лагерь и жить в его развалинах. Американцы привозили для детей молоко, а раз в неделю выдавали по плитке шоколада. Так прошло три месяца, а потом приехали советские представители, - звать узников "на родину".

Американцы предлагали желающим переселиться в Америку. Вероятно, кто-то из узников согласился, но большинство отказалось. Погрузились в вагоны и поехали на восток. По дороге состав делился на части. В Бийске один или несколько вагонов отцепили, продержали людей неделю и погрузили их в другой состав, который пошёл в Иркутскую область.

Вагон, в котором была семья ГИЗБРЕХТ, окончательно отцепили на станции УДА-2 рядом с HИЖHЕУДИHСКОМ Иркутской области и отправили несколько семей в посёлок ШУМ в 3 км. от станции. Остальные семьи из этого вагона попали в другие близлежащие деревни. Весь путь из Германии занял примерно два месяца.

В пос. ШУМ к этому времени находились ссыльные украинцы. Hовых ссыльных рассовали по углам и нежилым помещениям. Семья ГИЗБРЕХТ была поселена в колхозной конюшне. Там они жили много лет, своими силами перестроив конюшню в сравнительно сносное жильё. Комендатура находилась на лесозаводе, на расстоянии трёх километров от посёлка. Первое время комендант вызывал ссыльных и добивался от них каких-то "признаний" угрозами и даже пытками: зажимал руки в дверь, так, что люди потом ходили с синими руками. Всех ссыльных загнали работать в колхоз "Шумский". Комендатуру сняли в начале 1956 г.

Состав семьи ГИЗБРЕХТ в ссылке:

В одном вагоне с семьёй ГИЗБРЕХТ попали в ссылку в посёлок ШУМ немецкая семья КРИГЕР, тоже из ЗАПОРОЖСКОЙ обл., и немецкая семья БЕРГЕHС (эта семья говорила на другом диалекте):

Согласно архивной справке N 9/27 от 8.08.90 г., выданной Информцентром УВД Иркутского облисполкома, М.Я.ГИЗБРЕХТ находилась на спецпоселении в п. ШУМ с октября 1945 г. по 6-е января 1956 г. в соответствии с Директивой HКВД СССР N 181 от 11.10.45 г. Освобождена по Указу ПВС СССР от 13.12.55 г.

31.10.90 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, "Мемориал".

В архиве: копия письма из информцентра Иркутского облУВД.


Гизбрехт Маргарита Яковлевна с мужем Стульевым Владимиром Федоровичем


На главную страницу