Сообщение Ивана Ивановича ГРАУЛЕ


Graule_II.jpg (6510 bytes)Семья Ивана Ивановича (ингерманландские немцы) жила в HОВОСАРАТОВСКОЙ колонии, ПАРГОЛОВСКОГО (ныне ВСЕВОЛОЖСКОГО) р. ЛЕHИHГРАДСКОЙ области:

Колония находилась на правом берегу Hевы и входила в состав города. Напротив неё, на левом берегу, в 20-х гг. стоял пос. Рыбацкий, а ныне расположен Рыбацкий проспект.

Отец работал в бухгалтерии колхоза "Красный пахарь". Его забрали в конце 1932 г. (по архивной справке - 7.03.33 г.) и отправили в КРЕСТЫ. Он был осуждён постановлением "тройки ПП ОГПУ ЛВО" от 13.04.33 г. по ст. 58-7,10,11 на 5 лет.

В начале апреля 1933 года Маргариту Андреевну вызвали на свидание, но когда она приехала, оказалось, что Ивана Ивановича уже отправили на этап. Этапников грузили на ст. ОБУХОВСКАЯ-ТОВАРHАЯ, где состав простоял несколько дней. Там семье удалось найти в составе Ивана Ивановича и увидеться с ним.

Брат матери, Андрей Андреевич БИЧ (р. около 1890), состоял в ВКП/б и заведовал машинно-тракторным парком в HОВОСАРАТОВКЕ. Прежде он был рабочим Путиловского завода, "в район" попал в числе 25-тысячников. Он также входил в состав районной "тройки" и как-то рассказал сестре о приходивших сверху указаниях: арестовать столько-то врагов. Получив такое указание, тройка садилась и перебирала "кандидатуры".

Примерно в 1934 г. он тоже был арестован. В одно время с ним забрали и Петера ШТРО (р. около 1886), председателя колхоза "Красный пахарь". Им дали по 3 года по ст. 58.

Примерно в апреле 1935 года, в "кировском потоке", семья ГРАУЛЕ была депортирована. За 4 дня до депортации Маргариту Андреевну и Александра Ивановича забрали из дома и увезли в КПЗ в КОЛПИНО. Правда, через 2 дня её выпустили, но ещё через 2 дня к дому подогнали подводу, погрузили и отвезли под конвоем на товарный двор Московского вокзала. Туда же из КПЗ привезли брата и погрузили всю семью в двухосный телячий вагон с 2-этажными сплошными нарами. По дороге нигде не выпускали, на станциях кормили. На тормозных площадках ехал конвой. Кроме немцев, в составе везли финнов и русских.

Депортированных выгрузили в ПАХТААРАЛЬСКОМ р-не ЮЖHО-КАЗАХСТАHСКОЙ (ныне ЧИМКЕHТСКОЙ) обл. и отправили в пос. СЛАВЯHКА, где находилось ОКТЯБРЬСКОЕ отд. совхоза "ПАХТААРАЛ". Вместе с ними туда же отправили семью А.А.БИЧА: жену Маргариту БИЧ (р. около 1890) и дочь Анну Андреевну БИЧ (р. около 1924), и семью Петера ШТРО: жену, дочь и сына - Петра Петровича ШТРО (р. около 1912).

СЛАВЯHКА была населена исключительно ссыльными: из Поволжья, с Украины, из ЛЕHИHГРАДСКОЙ обл. (в т.ч. много эстонцев и финнов). В 1935 г. туда привезли чеченцев, а в 1936 г. несколько сот корейцев.

Учителями в поселковой школе тоже были ссыльные. Математику вёл преподаватель института в ВОРОШИЛОВСКЕ-УССУРИЙСКОМ, кореец Василий Петрович HИ, а химию и биологию - Евгения Михайловна КАРПОВА, выпускница Сорбонны. Её муж, директор селекционной станции КАРПОВ, был арестован во время войны. Химию преподавал также ссыльный СМИРHОВ. Географию вёл кандидат геогр. наук, который до ссылки плавал на океанографическом судне. Директором школы был брат наркома внутренних дел Украины Фёдор Матвеевич БАЛИЦКИЙ (р. около 1890).

В 1936 г. к семьям приехали из лагерей И.И.ГРАУЛЕ, П.ШТРО и А.А.БИЧ (почти одновременно), причём при освобождении они получили паспорта. Однако спецкомендатура в ПАХТААРАЛЕ сразу эти паспорта отобрала. Хотя и оставшись без паспорта, А.БИЧ сразу уехал в ЛЕHИHГРАДСКУЮ обл. В 1937 году его арестовали в МАЛОЙ ВИШЕРЕ (ныне НОВГОРОДСКОЙ обл.).

Иван Иванович (его освободили 5.02.36 г.) рассказал, что сидел на БАМЛАГЕ, в СВОБОДHОМ. Лаготделения назывались "фалангами" и насчитывали от 25 до 50 тыс. заключённых, которые строили второй путь Транссиба. Всеми работами руководили известные инженеры, - тоже зэки. В СВОБОДHЫЙ приезжал ЯГОДА и собирал всех руководителей. Он заявил на совещании: "Такую работу не может выполнить никто, кроме заключённых".

Совхоз "Пахтаарал" был организован на пустом месте и рассчитан исключительно на труд ссыльных. Директором совхоза в то время был ОРЛОВ. Он назначил Ивана Ивановича бухгалтером в центральную контору совхоза.

В 1937-1938 гг. арестов в совхозе, по крайней мере в СЛАВЯHКЕ, было немного. Из школьных учителей забрали только одного казаха, преподавателя истории КПСС (причём он, видимо, как раз не был ссыльным). В 1937 г. был арестован гл. экономист совхоза, кадровый офицер царской армии КЕРБЕЛЬ (р. около 1885).

Hо 18.07.41 г. И.И.ГРАУЛЕ (отец) был арестован и осуждён 10.10.41 г. Южно-Казахстанским облсудом на 10 лет и 5 "поражения" по ст. 58-10,11. После суда его отправили в КАРЛАГ, и 22.07.42 г. он погиб от дизентерии в "Центральном лазарете", в ДОЛИНКЕ.

Ещё до ареста отца комендатура отпустила Ивана Ивановича ГРАУЛЕ (сына) учиться в Свердловск, а в октябре 1940 г. его мобилизовали по возрасту в Красную армию. Он служил под Благовещенском, в 237 мотострелковом полку, 69 дивизии, 2 Краснознамённой Дальневосточной Армии.

В ночь с 22 на 23 июня 1941 г. полк погрузили и повезли на фронт. Выгрузили на ст. Бологое, откуда полк своим ходом пошёл на юг и через 10 дней, 10.07.41 г., вступил в первый бой в Ярцевском р-не Смоленской обл. (в треугольнике ЯрцевоВязьма-Ельня). В это время дивизия называлась уже иначе: 107 танковая.

В сентябре полк отошёл в район Ржева. Там Иван Иванович был ранен в бою и лежал в полевом госпитале. В октябре, когда его выписали, пришёл приказ: немцев отправить "в распоряжение Московского ВО". Иван Иванович вместе с однополчанином Бауэром (из Донбасса) приехали в Москву и встали на учёт на "пересыльном пункте" по ул. Интернациональная, 3 (в одноэт. здании). Там была столовая, где принятых на учёт кормили по армейским нормам, но жилья там не было. Приходилось ночевать на вокзале. Днём они ходили вдвоём по Москве, были в парке в Сокольниках, где стояла зенитная батарея. Зенитчики их угощали и расспрашивали о фронте.

Примерно через неделю им выдали литер в Горький. Они сели на пассажирский поезд, а в Горьком нашли школу, где размещалась нужная им воинская часть. В части было около тысячи человек, одни немцы. Никто не понимал, зачем их туда собрали. Дела никакого не было. Желающие из части ходили работать по просьбам городских властей. На пересыльном пункте всех кормили по армейским нормам.

В конце ноября или в начале декабря 1941 г. несколько сот немцев повезли на пассажирском поезде в Свердловскую обл., в Каменск-Уральский. Там их поселили в овощехранилище, где было очень холодно: такое большое помещение не могли обогреть железные печки. Кормили тоже по воинским нормам, работали на строительстве ТЭЦ. Это был как бы стройбат: сохранялись роты и взводы со своими командирами.

В рабочих лагерях в Каменске-Уральском находилось в общей сложности свыше 15 тысяч человек. Часть из них не работала, так как число рабочих мест на стройках было ограничено. Кроме немцев и других "военных строителей", там находилось несколько тысяч поляков - формируемые части польской армии (армии Андерса). В начале 1942 г. поляки уехали в Среднюю Азию.

Жизнь в неприспособленных холодных помещениях в условиях суровой зимы приводила к болезням и значительной смертности. Весной 1942 г., когда сошёл снег, плохо захороненные трупы стали источником эпидемии тифа. Из-за тифа стройку остановили, и всех немцев небольшими группами (по 20-25 человек) разослали по посёлкам и деревням.

Иван Иванович и ещё около 15 человек были направлены на Малиновский мехлесопункт, Берёзовского р-на (примерно в 25 км от Свердловска). В Малиновке их поселили в одной избе и две недели держали на карантине. В это время им всем приказали снять звёздочки и объявили, что они "считаются демобилизованными".

После карантина они стали работать на мехлеспункте: Иван Иванович десятником по строительству, другие трактористами на вывозке леса, и т.п. Мехлесопункт платил им зарплату.

Осенью 1942 года Ивана Ивановича послали из Малиновки на уборочную в Туринский р-н. В ноябре его вызвали обратно. Он приехал в Малиновку, получил зарплату и хлебную карточку. А затем появился милиционер, собрал всех немцев и повёз их на ст. БОГОСЛОВСК, на КАРПИНСКИЙ угольный разрез.

В КАРПИНСКЕ они увидели настоящую зону (прежде там были заключённые): с колючей проволокой, вышками, где стояли пулемёты, и конвоем, - правда, без овчарок. В этой зоне они и оказались. Всё это называлось "трудармией". Там находились немцы, в том числе с командирскими званиями. Самым старшим среди них по званию был подполковник-военврач.

Других мужских зон в КАРПИНСКЕ не было, но там работали женщины-немки, которых тоже водили под конвоем. Видимо, там существовал и женский "трудармейский" лагерь.

В зоне стояли бараки с 3-этажными нарами-вагонками. Иван Иванович был назначен десятником по строительству. Он ходил на работу без конвоя, жил в "итээровском" бараке, в комнате на 12 человек. Позднее, летом 1943 г., по совету знакомого он попросился десятником на карьер, так как на горных работах пайка была больше, и его перевели туда.

Вечером 13.07.43 г. в барак к Ивану Ивановичу пришёл комендант (лейтенант) и показал ордер: "Забирайте вещи!". Он отвёл Ивана Ивановича в КАРПИНСК, в деревянное здание КПЗ, и запер в битком набитой камере со сплошными 2-этажными нарами. В основном там сидели арестованные за хулиганство.

В этой камере Иван Иванович просидел примерно месяц, без прогулок и бани. 5 или 6 раз его гоняли по ночам к следователю. Оказалось, что его забрали по доносу, за "клевету на Красную Армию" (рассказывал, как солдатам досаждали вши).

Из КАРПИНСКА его отправили в тюрьму в КРАСНОТУРЬИНСК. В большой камере, тоже со сплошными нарами, сидело около 200 человек, все по ст. 58. Здесь тоже не было ни прогулок, ни бани. На допросы уже не гоняли, но раз вызвали к прокурору. Здесь Иван Иванович просидел примерно 4 месяца, а в начале зимы его и ещё несколько человек из камеры вызвали на этап и отправили в ИВДЕЛЬЛАГ.

Этап везли по железной дороге и выгрузили на ст. ОСИНОВАЯ (третья по счёту к северу от станции САМА). Иван Иванович и ещё примерно 40 человек из этапа попали на 4-й л/п 2-го ОЛП ИВДЕЛЬЛАГА, в 4 км от станции. Это был не рабочий, а карантинно-инвалидный лагпункт, где сидели в основном доходяги. Лагпункт был большой, чисто мужской. В основном там сидела 58-я статья. Начальником л/п был мл. лейтенант СУРКОВ. Начальником всего ИВДЕЛЬЛАГА был в то время БОРИСОВ.

Из тех, кто прибыл в этапе из КРАСНОТУРЬИНСКА, образовали отдельную бригаду, а Ивана Ивановича поставили бригадиром. Бригада чистила тайгу от хвороста. За норму давали 750 грамм хлеба и "премблюдо" (пирожок или кашу). Лагерный врач (еврей, сидевший по ст. 58) говорил так: "Чтобы выжить, надо двигаться!"

На лагпункте Ивану Ивановичу объявили срок: 10 лет по ст. 58-10, по постановлению "особого совещания" от 5.01.44 г.

Однажды в начале лета 1944 г., на разводе, СУРКОВ вызвал Ивана Ивановича из строя и стал орать: "Подлец! Ты чего собрался в побег?" Иван Иванович не мог ничего понять. Потом оказалось, что из бригады был донос оперу. Начальник отправил его в БУР. Примерно через две недели его вызвал зам.начальника л/п ШЕНКЕР (еврей) и спросил: "За что сидишь?" "Не знаю." - "Не сказали?" - "Нет." - "Больше в БУР можешь не ходить."

"А что делать?" - спросил Иван Иванович. - "Иди к коменданту, скажи, что будешь ему помогать".

Комендант поставил Ивана Ивановича оформлять наряды на хозработы внутри зоны (по ремонту, уборке и т.п.). А через 2 или 3 месяца, в августе 1944 г., его направили на месячные курсы нормировщиков в ИВДЕЛЬ, на 9-й ОЛП.

На курсах Иван Иванович встретил немцев из трудармейской зоны на ст. ПОЛУНОЧНАЯ (к северу от ИВДЕЛЯ), где был марганцевый рудник.

Все предметы на курсах преподавали ссыльные немцы. После курсов Ивана Ивановича отправили обратно на 2-й ОЛП, но теперь уже на 2-й л/п, - примерно за 7 км от железной дороги. Там он работал нормировщиком и жил в "бараке АТП" (административно-технического персонала), в комнате на 16 человек. И как раз в это время на 2-й л/п назначили начальником того же СУРКОВА (с 4-го л/п).

В этой зоне находилось примерно 800 заключённых. Там был женский барак и был барак "воровской". В зоне был отгорожен "психопункт" для душевнобольных. Им заведовал главный психиатр Кремля ВОРОНОВ (р. около 1890). Он сидел по 58-й статье. Летом 1945 г. он погиб в своём кабинете от удара молнии. Была в зоне и амбулатория. С лагпункта гоняли на лесоповал.

2-й ОЛП состоял из 5 л/п. Ни радио, ни газет в этих зонах не было. Не было также ни кино, ни самодеятельности. Там вообще не было КВЧ. Только иногда приезжала из ИВДЕЛЯ так наз. "агитбригада" (около 30 человек) с концертами.

9.05.45 г. на разводе объявили, что кончилась война. Иначе никто бы и не знал.

Осенью 1945 г. Ивана Ивановича расконвоировали и перевели нормировщиком на 1-й л/п, в центральную зону 2-го ОЛП. Здесь находилось около 1000 заключённых (в т.ч. женщины). Работали на погрузке леса и на строительстве автомобильных лежнёвок (для вывоза леса к железной дороге).

Начальником 2-го ОЛП был ст. лейтенант ШАЛАМОВ. Его заместителем по производству работал ссыльный немец из АССР НП, Иван Яковлевич ШЕФЕР (р. около 1905), член ВКП (б).

Все бухгалтеры на 1-м л/п были немцы с 58-й статьёй, один только главбух был вольный. Медпунктом тоже заведовал врач немец из Поволжья. Главврачом ОЛП была жена одного из офицеров. Стационара на ОЛП не было.

Иван Иванович бывал по работе на всех лагпунктах 2-го ОЛП и знал всех нормировщиков. К концу работы на 2-м ОЛП он стал старшим нормировщиком.

На 3-м (лесоповальном) л/п нормировщиком работал школьный учитель математики Роман ГУТ (р. около 1915), немец. У него был срок 10 лет по 58-й. Он хорошо играл на пианино и аккордеоне. Когда офицеры навезли из Германии много музыкальных инструментов, узники сложились и купили ему аккордеон.

В 1948 году Ивана Ивановича перевели на 14-й ОЛП, который размещался в пос. ПОНЯЛА на р. Лозьва. ОЛП состоял из 4-х лп и находился за 15 км от железной дороги. Сваленный лес везли по узкоколейке к реке и сплавляли.

Начальником ОЛП был ст. лейтенант КОЗЫРЕВ. В 1950 г. сюда перевели начальником ШАЛАМОВА (со 2-го ОЛП). В 1953 г. ШАЛАМОВА перевели на 9-й ОЛП, но не начальником, а заместителем.

1-й л/п, центральный, стоял за километр от реки. Там было более 1000 заключённых. Их гоняли на разгрузку леса (с узкоколейки) и на лесосплав.

2-й л/п был женской зоной. Там находилось около 300 узниц. Они строили и ремонтировали узкоколейку.

На 3-м и 4-м л/п находилось примерно по 1000 заключённых. Они работали на лесоповале и на погрузке леса.

В составе 14-го ОЛП не было инвалидного лагпункта. Как и на 2-м ОЛП, здесь тоже не было КВЧ.

В 1950 году начались реорганизации. 58-ю не отправляли в другие лагеря, но на каждом ОЛП политзэков собрали на одном лагпункте. В 14-м ОЛП это был 4-й л/п, и других статей там не было. В это же время отделили женщин - тоже на отдельных лагпунктах в каждом ОЛП.

Грауле И.И. - сынИван Иванович оказался приписанным к 4-му л/п, но продолжал жить на 1-м л/п. Каждый месяц ему оформляли "командировку", чтобы у него было законное основание находиться на 1-м лагпункте. В столовую он не ходил: ему выписывали по аттестату "сухой паёк", который состоял из копчёной рыбы, масла, колбасы. Паёк выдавали на базе. Базой заведовал немец, учитель из Челябинска. На 4-м л/п работал нормировщиком КОУБА, политзэк с Украины.

Иногда Иван Иванович ездил по вызовам в ИВДЕЛЬ и встречал там узников с других ОЛП. Примерно в 4 км от ИВДЕЛЯ находился 7-й ОЛП, сельскохозяйственный и по преимуществу женский. Среди его узниц было много литовок.

Немец ГРАУЛЕ (р. около 1915), дальний родственник Ивана Ивановича, до войны окончивший геофак Ленинградского университета, сидел на 7-м ОЛП и работал там землемером.

Примерно в 5 км от ИВДЕЛЯ, при лесозаводах, находился 8-й ОЛП. 9-й ОЛП, центральный, находился в самом ИВДЕЛЕ. К северу от ИВДЕЛЯ располагались каторжные лагеря. Там зэки носили номера на колене и на спине.

На 9-м ОЛП сидел по 58-й статье немец ЛЕРНЕР. Его освободили в начале 1953 г. Он остался в Ивделе и работал вольнонаёмным в ОТЗ лагуправления.

В 1953 г. зам. начальника ИВДЕЛЬЛАГА был ЛЮТАНОВ.

Ивану Ивановичу зачли около четырёх месяцев и освободили 7.03.53 г., но не выпустили, а отправили на ссылку в КРАСНОЯРСК (не как политзэка, а как немца). В этот день узники ещё не знали о смерти "вождя". Только по пути из ИВДЕЛЯ в СВЕРДЛОВСК этапники увидели из своего столыпинского вагона чёрные флаги на станциях. Они стали спрашивать у конвойных, и те им сказали, в чём дело.

Поскольку Ивана Ивановича везли вместе с "освобождёнными" узниками, он просидел с ними около недели в большой камере на 1-м этаже КРАСНОЯРСКОЙ тюрьмы. Потом в тюрьму приехал комендант, вызвал 10-15 человек и увёз на 1-й кирпичный завод.

Иван Иванович работал на 1-м кирзаводе до конца ссылки до 1956 г. В 1960 г. он получил реабилитацию. "Дело" пересмотрел 21.01.60 г. Верховный суд РСФСР.

И.И.ГРАУЛЕ (отец) был посмертно реабилитирован в 1965 г. Леноблсудом (по первому приговору) и в 1992 г. Чимкентской облпрокуратурой (по второму приговору).

В архиве: 


На главную страницу