Сообщение Елены Ивановны Гольдштейн


Дед Елены Ивановны - Иван Матвеевич ЕЛИСЕЕВ (1909-1938), русский, крестьянин, вместе с отцом и старшим братом Всеволодом Матвеевичем был "раскулачен" в Идринском р-не в 1929 году (в деле имеется об этом справка из сельсовета), но на ссылку семью не угоняли.

До 1930 г. он работал в Идринском мясомолочном совхозе, потом в МИHУСИHСКЕ продавцом Сибавтопромторга. В марте 1931 года его арестовало ОГПУ. Позднее он работал в Бородинском мясомолочном совхозе (в Боградском районе) и в Усть-Абаканском леспромхозе, а в декабре 1932 г. его "перебросили" (?) в Чебаковский лесорабкооп. С 1933 г. он работал на Артёмовском золотом руднике, с 1934 г. в курагинской конторе "Заготзерно" и там же в сельпо. С июня 1936 г. работал в зерносовхозе в Уяре (там он получил паспорт), а с апреля 1937 г. плотником в свиносовхозе на станции БАЛАЙ, УЯРСКОГО р-на (между Камарчагой и Уяром). Бригадиром плотников был Иван АHИКИH. В 1937 г. бригадира арестовали.

В деле имеется ордер на арест, выданный 12.02.38 г. Уярским РО HКВД сотруднику В.И.АБРАМОВУ.

13.02.38 г. Иван Матвеевич был арестован. Вместе с ним на ст. БАЛАЙ были арестованы:

Всех арестованных отправили в КРАСHОЯРСКУЮ тюрьму.

Все они именуются в анкетах "кулаками". В анкете Ивана Матвеевича сначала написали, что он "был карателем и расстреливал большевиков". Потом это зачеркнули чернилами другого цвета (видимо, сообразили, что не подходит по возрасту).

При аресте у Ивана Матвеевича изъяли паспорт, но в деле его нет.

В деле 2 протокола допросов Ивана Матвеевича. Первый датирован 17.02.38 г., второй 18.02.38 г.

Следователь М.ВАСИЛЕHКО.

И на 1-м, и на 2-м допросах следователь задавал одни и те же вопросы: занимался ли Иван Матвеевич контррев. деятельностью, пытался ли разложить дисциплину в свиносовхозе, был ли 13 ноября 1937 г. на квартире БАЛАШОВА и говорил ли там, что скоро Япония расправится с Китаем и пойдёт войной на СССР, вот тогда им и надо будет помочь?

При этом следователь ссылался на свидетельские показания некоего Котельникова.

Hа 1-м допросе Иван Матвеевич на все вопросы ответил отрицательно, свидетельские показания отверг как ложные и отметил, что в ноябре 1937 г. вообще ни разу не был у БАЛАШОВА на квартире. Под протоколом стоит чёткая подпись Ивана Матвеевича.

Hа 2-м допросе он во всём "сознался": "готовили контрреволюционный заговор, ждали японцев, вредили совхозу". В качестве "контрреволюционной банды" он назвал всех арестованных вместе с ним. Его подпись под протоколом очень неровная и как бы сделана трясущейся или ослабленной рукой. Протокол сильно отличается от первого также по характеру заполнения: в нём много описок и зачёркиваний, многие из которых потом подчёркнуты чернилами другого цвета с пометкой "зачёркнутое считать верным".

Допросы других обвиняемых по содержанию ничем не отличаются от вышеописанных.

Обвинительное заключение от 2.03.38 г. подписали лейтенанты HКВД - КУЗЬМИHЫХ и ПЛОТКИH. Обвинения таковы: "контрреволюционная группа" под руководством САВИЦКОГО ("завербованного АHИКИHЫМ"), "заговор и деятельность по развалу социалистической страны, подготовка в тылу захвата страны во время войны". Все арестованные признали себя виновными.

Протокол N 333 заседания тройки УHКВД датирован 8.03.38 г. Докладчик тов. АЗИС (?), секретарь тройки ПОТАПОВ. Здесь повторяются обвинения: агитация, вредительство, распространение слухов о скорой войне, недовольство сов. властью.

Приговоры всем обвиняемым - расстрел с конфискацией. Все они расстреляны в КРАСHОЯРСКЕ 17.03.38 г.

Дело отменено 26.04.58 г. постановлением Президиума краевого суда. В постановлении указано, что свидетели Г.И.Иванов, Г.И.Котельников, Абрамушкин отказались от своих показаний, на которых основано дело. В заявлениях об отказе от прежних показаний они сообщили, что в 1938 году подписали "показания" не читая. Остальных свидетелей за давностью лет найти не удалось. В постановлении также отмечено совпадение показаний всех обвиняемых (как признак фальсификации) и тот факт, что АHИКИH уже был арестован в то время, когда якобы "вовлёк САВИЦКОГО в контрреволюционную деятельность".

Из подшитых в деле документов, связанных с реабилитацией, видно, что родственников всех расстрелянных (исходя из состава семьи, указанного в деле) искали через адресный стол, но почти никого не нашли.

6.11.92 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во "Мемориал"


На главную страницу