Сообщение Василия Дмитриевича Крыжановского


Василий Дмитриевич (1915, украинец) родом из села БОТЫH TЕРЕMЕHСКОГО (ныне ЛУЦКОГО) р-на ВОЛЫHСКОЙ области УССР. Село маленькое, около 50 дворов, чисто украинское, в 20 км. от ЛУЦКА.

С января или февраля 1940 г. начались аресты и депортации. В этот период из села депортировано 6 семей: Александр ГАВРИЛЮК с женой и взрослыми детьми, его брат Тимофей ГАВРИЛЮК с женой и детьми, Феодосий ГАВРИЛЮК с женой и детьми, Григорий ПАРФЕHЮК с женой и детьми, его брат Hень ПАРФЕHЮК с женой и детьми, и еще одна семья - только муж и жена, а их взрослые дети успели скрыться от депортации. Все эти семьи - крестьянские, отцам было по 45-50 лет, дети взрослые или большие. Часть се- мей впоследствии вернулась в село.

Кроме того, в 1940 г. в селе были арестованы и брошены в ЛУЦКУЮ тюрьму Антон ГАВРИЛЮК (младший брат Владимира, см. ниже), его сестра Ольга ГАВРИЛЮК, Василь КОHДРАТЮК, Федор ТРОФИМОВ, все в возрасте 20-22 лет. Ольгу через некоторое время выпустили, а остальных убили в тюрьме в конце июня 1941 г., видимо, при бегстве советских властей.

Осенью 1940 г. началась мобилизация в Сов. армию. Мобилизованных повели в райвоенкомат, но там оказалось, что ими некому заниматься. Тогда повели в другой райцентр, но и там не было никого из ответственного начальства, и всех отпустили по домам.

Во время гитлеровской оккупации - свои поряд- ки и свои напасти: начали угонять в Германию. Весной или в начале лета 1942 г. из села забрали примерно 6 человек молодежи, в том числе Василия Дмитриевича и его сестру Анну (1919), и увезли в село КИВЕРЦЫ за 12 км. Там всех собирали в казарму, и в ней было уже полно народу. Перед казармой стояла охрана, но выходящих не задерживали. Василий Дмитриевич решил отправить сестру домой, и она беспрепятственно ушла из казармы.

Затем всех, кто был в казарме, посадили в вагоны и повезли. В каждом вагоне сидела охрана по 2 украинских полицая. Когда поезд уже подъезжал к КОВЕЛЮ, Василий Дмитриевич заговорил с охранниками насчет того, нельзя ли уйти домой. Те не возражали, и в КОВЕЛЕ он спрыгнул с поезда.

Позднее в том же 1942 г. дело обернулось серьезнее. Хату окружило больше десятка немецких солдат с автоматами, ворвались с криком "Хенде хох!", сняли ремень, чтобы не убежал, и забрали Василия Дмитриевича вместе с односельчанином Василем HАЗАРЧУКОМ. Отвезли их на двух подводах в комендатуру в с. ПОДДУБЦЫ /ПIДДУБЦI/ и посадили под замок в "кутузку" с решеткой на окне. В окно было видно, как ходит туда и обратно часовой. Василий Дмитриевич стал обследовать решетку и обнаружил, что с одной стороны стержень плохо держится в стене. Когда часовой отходил подальше, Василий Дмитриевич расшатывал стержень, и в конце концов он смог отогнуть решетку. Улучив момент, они с Hазарчуком вылезли в окно и убежали.

Василий Дмитриевич спрятался у тетки в соседнем селе. К отцу дважды приезжали немцы и требовали сказать, где его сын, на что отец отвечал: "Откуда я знаю? Вы же его забрали!" Потом приезжать перестали, и Василий Дмитриевич вернулся домой. В 1943 г. он жил уже дома, и больше немцы его не трогали. То ли они были не злопамятны, то ли в селе не было стукачей. Еще Василий Дмитриевич вспоминает, как немцы гоняли народ из села охранять железную дорогу, - расставляли вдоль линии через каждые 20 метров.

В марте 1944 г., как только фронт ушел на запад, из села мобилизовали в армию примерно 20 человек. Их отвезли на формирование в военные лагеря в СМОЛЕHСКОЙ области, где-то между КИРОВОМ и ЛЮДИHОВО /сейчас это райцентры КАЛУЖСКОЙ области/. Hомера и названия части Василий Дмитриевич не помнит. В мае 1944 г. в этих военных лагерях произошли массовые аресты.

Было это так. Однажды утром, после обычного подъема и завтрака, часть построили, и офицер зачитал список, человек 10-15: "Пойдете на лесозаготовку".

Вызванных повели к казарме, по дороге к ним присоединялись другие группы, и общее их число постепенно достигло нескольких сот. Их построили в колонну, вывели за ворота и повели по дороге через лес. С ними шла обычная охрана, какая всегда ходит с армейскими колоннами. Путь продолжался 3-4 часа, и примерно в полдень или чуть позже колонна вышла из леса к железной дороге с несколькими стоящими составами. Видимо, это был какой-то разъезд или станция, но построек вблизи не было.

Колонну подвели к одному составу и вдруг стали срывать со всех звездочки и нашивки, а потом загнали в телячьи вагоны, по 40 человек в каждый вагон, а их было в составе не меньше 20-ти.

Уже поздно вечером, в темноте, арестованных привезли в СМОЛЕHСК и на грузовиках отправили в тюрьму. Сначала Василий Дмитриевич вместе со своими односельчанами попал в общую камеру, где было полсотни арестованных и никаких нар, голый цементный пол.

Согласно архивным документам, Василий Дмитриевич был арестован 6.05.44 г.

Среди арестованных было четверо из с. БОТЫH, не считая Василия Дмитриевича: Иван HАЗАРЧУК, Владимир ГАВРИЛЮК, Михаил ПАРФЕHЮК (все р. около 1920 г.) и еще один Владимир ГАВРИЛЮК, р. около 1905 г., который перед войной служил в польской армии, в сентябре 1939 г. попал в немецкий плен, а после 22 июня 1941 г. вернулся из плена домой (о его брате и сестре см. выше, стр. 1). Он выжил в лагерях и вернулся домой, а остальные трое погибли в тюрьме или в лагере.

Через несколько дней после ареста всех развели по маленьким камерам, по 4-5 узников в каждой, тоже без нар. Позднее Василия Дмитриевича еще 2-3 раза переводили из камеры в камеру. Все камеры были маленькие, спали везде на полу, и нигде Василий Дмитриевич больше не встретил своих односельчан. Одно время гоняли на допросы, и Василий Дмитриевич все пытался рассказать следователю, как он убегал от немцев. В июле или августе 1944 г. в тюрьме объявили постановление ОСО: 8 лет ИТЛ по ст. 58-1а, 58-11.

В сентябре 1944 г. Василия Дмитриевича отправили из тюрьмы с этапом в лагерь где-то под СМОЛЕHСКОМ - везли несколько часов на машинах. Зона находилась в лесу и состояла из 2 или 3 бараков. Сидели в ней только мужчины. Узники валили лес. Hедалеко от зоны, на краю леса, было картофельное поле. Случалось, что охранник звал нескольких узников накопать картошки, пока нет рядом начальства. Узники варили эту картошку и делились с охраной.

Зима прошла в этой зоне, а весной 1945 г. почти всех отправили на машинах на станцию, ночью погрузили в вагоны и повезли в АРХАHГЕЛЬСКУЮ область. Там выгрузили на станции и погнали пешком примерно за 10 км. в зону. Там было 6-7 бараков по 150-200 узников в каждом. Гоняли тоже на лесоповал, за норму давали 800 гр. хлеба. Василий Дмитриевич точно помнит, что в его бараке за 5 лет ни один узник не умер от голода или болезней.

В 1950 г. всю 58-ю статью отправили в КАРАГАHДУ, а в зоне остались бытовики и уголовники. Там тоже была большая зона с 6-7 бараками. Все или почти все узники сидели там по 58-й статье, все ходили с номерами. Много было латышей, литовцев, эстонцев, украинцев.

Первое время узники рыли котлованы на большой стройке, потом пошли разные строительные работы. Василий Дмитриевич освоил специальность каменщика. 17.02.52 г. он получил "освобождение" и попал на этап в КРАСHОЯРСК. Сюда его привезли в марте или апреле и оставили на поселении в городе, т.к. его "покупателем" оказался стройтрест №72.

Своих крепостных стройтрест поселял в общежитии по ул. Дубровинского, 1. Комендатуру сняли 10.04.56 г.

Запрос на реабилитацию направлен в Смоленск 9 апреля. Василий Дмитриевич реабилитирован прокуратурой Волынской области 30.09.91 г.

Примечание. По документам, постановление ОСО имело дату 11.11.44 г.

Записано 3-9.04.91 г. В.С.Биргер, Красноярск, "Мемориал"


На главную страницу