Сообщение Владимира Петровича Купневича


В.П.Купневич и М.П.Купневич. 1957 г.В.П.КУПНЕВИЧ (р. 1909), украинец из г. Малин (ныне ЖИТОМИРСКОЙ обл.), в 1932 г. окончил пединститут, вернулся в Малин и начал преподавать в школе. Перед этим, по дороге в Малин, он встретил выпускницу пединститута, которая тоже ехала работать в школе. Ей дали направление в одну из школ Малинского района, но директор этой школы побоялся её принять на работу: её отец был священником. Владимир Петрович узнал о её беде, пошёл к заведующему райотделом наробраза и стал его убеждать, что дети за родителей не отвечают. Заведующий долго отбивался, а потом задал вопрос Владимиру Петровичу: "А Вы в свою школу её примете?"

"Конечно!" - сказал Владимир Петрович и тут же был назначен директором новой школы.

Молодая учительница Мария Петровна стала его женой. Но их испытания только начинались. Налетела стая комсомольских активистов и вот-вот исключила бы Владимира Петровича из комсомола за женитьбу на "поповской дочке". Пришлось срочно переезжать в другой район, и там он просто не встал на комсомольский учёт. А Мария Петровна "забыла" написать в анкете, что её отец - священник.

В 1934 г. Владимира Петровича с женой назначили в железнодорожную школу в КОРОСТЕНЬ, большой железнодорожный узел. На беду, в этой школе работала бывшая сокурсница Марии Петровны, которая знала про её "соцпроисхождение" и тут же настучала в наркомат образования (в Киев). Марии Петровне пришлось увольняться.

Кроме железнодорожной, в городе было две наробразовских школы (в т.ч. еврейская, где преподавание велось на идиш). Две трети населения в городе тогда составляли евреи. В 1935 году открылась новая школа N 3. Владимир Петрович был назначен в неё завучем, а Мария Петровна учительницей.

Директором школы N 3 был педагог-историк и член ВКПб Людвиг Францевич СТАВЕЦКИЙ (Ludwik STAWECKI, р. около 1907), по национальности поляк. Он был арестован в начале 1938 г. Его жена, тоже полька, спешно куда-то уехала.

После его ареста Владимир Петрович стал исполнять обязанности директора школы и потом был назначен директором, хотя не был членом партии. Возможно, это уберегло его от ареста. Впрочем, в этой школе никто, кроме СТАВЕЦКОГО, не был тогда арестован. А Владимиру Петровичу много раз предлагали "вступить", только чтобы сначала развёлся с "поповской дочкой".

В 1941 году Владимир Петрович с женой не смогли эвакуироваться и остались под немецкой оккупацией.

А в 1943 году нацисты угнали его в трудлагеря. Владимир Петрович оказался в Австрии, в строительном лагере на окраине Вены. Узники строили подземный завод. В лагере был голод, многие узники доходили. Но там Владимир Петрович сидел недолго: в лагерь приехал за рабсилой австриец из с. Гросс Пертгольц - служащий в имении барона Фляйдерера. Этот австриец во время первой мировой войны был в русском плену на Житомирщине и сохранил об украинцах добрые воспоминания. Он забрал Владимира Петровича из лагеря на сельхозработы, в имение. Там находилось уже немало иностранных батраков - сербы, французы, русские и украинцы. Условия их жизни тоже нельзя было назвать хорошими жили в конюшне, но в имении по крайней мере сносно кормили.

Работали они на полях и на лепопилке. В 1944 г. всех отправили из имения в Германию, на лесопильный завод недалеко от Бонна. Весной 1945 г. их освободила американская армия.

Освобождённым "остарбайтерам" предлагали ехать в США или в Канаду, но Владимир Петрович стремился домой, к семье. Желающим вернуться в СССР американцы выделили грузовики и довезли до советской оккупационной зоны.

Владимир Петрович нашёл жену и поселился с ней в МАЛИНЕ, у своих родителей. Он поступил на работу в Малинский лесхоз, инспектором лесоохраны. Его арестовали 12.03.46 г., днём, в обеденный перерыв, и в тот же день отправили с конвоиром, на поезде, в ЖИТОМИР - во внутреннюю тюрьму.

Там он попал в подвальную камеру со сплошными нарами, где находилось примерно 7 арестованных. Во внутренней тюрьме ни разу не водили на прогулку.

На допрос гоняли к следователю МЕЛЬНИКУ. Он не применял к Владимиру Петровичу физическую силу, но когда убедился, что так не добьётся "признаний", отправил его к начальнику следственного отдела подполковнику ВАЙСБЕРГУ. Там Владимира Петровича избили (при непосредственном участии самого начальника) и оставили на 2 суток в карцере, в одном нижнем белье.

Когда после карцера его опять привели к МЕЛЬНИКУ, Владимир Петрович сказал: "Пишите что вам надо, я подпишу".

После этого Владимира Петровича перевели в общую ЖИТОМИРСКУЮ тюрьму. Примерно в начале октября 1946 г. его вызвали на этап и при этом обьявили срок: 10 лет по ст. 54-1а,11.

Если верить документам, Владимир Петрович был осуждён военным трибуналом войск МВД Житомирской области (20.06.46 г), однако сам он этого трибунала в глаза не видел.

Этап разгрузили в ХАРЬКОВЕ и загнали в тюрьму (вероятно, на ХОЛОДНОЙ ГОРЕ), в пересыльную камеру - большой зал с высоким потолком, где посередине стояла громадная параша. Нар было мало, и почти все узники спали на полу.

Через несколько дней сформировали этап и повезли в КОМИ,в ПЕЧОРЛАГ. Часть этапа, в т.ч. Владимира Петровича, выгрузили на ст. КОЧМЕС. Всех сразу повели в баню, а когда после бани стали получать вещи из прожарки, вещи Владимира Петровича (добротный полушубок и т.д.) куда-то "пропали".

Зона на КОЧМЕСЕ была небольшая, примерно 150 заключённых (по разным статьям, но только мужчины). Это была 12 колонна 3-го ОЛП ПЕЧОРЛАГА (п/я 274). Владимира Петровича засунули в рабочую бригаду и выгнали на общие - на строительство железной дороги.

Но вскоре, через 1-2 месяца, ему повезло. Начальника лагерной санчасти неожиданно забрали на этап, и тогда "помощник по труду", школьный директор из Харькова Иван Карпович, предложил Владимиру Петровичу заведовать санчастью: "По латыни "аспирин" сумеешь написать?" - "Попробую".

Приняв санчасть, Владимир Петрович первым делом занялся гигиеной: стал морить клопов, которыми кишели бараки, убирать грязь в помещениях и на территории зоны. Вскоре после его назначения приехала медкомиссия из ПЕЧОР, из лагуправления. Комиссия одобрила его работу и утвердила его в должности.

В первые месяцы Владимира Петровича многому научил единственный его подчинённый - санитар. Сначала Владимир Петрович удивлялся, откуда вдруг столько больных с высокой температурой. Санитар растолковал ему, что у одних симулянтов есть свои градусники, которые они приносят уже нагретыми, другие прячут под мышкой мешочек с нагретым песком. Естественно, это были в основном воры. А когда Владимир Петрович научился ловить мошенников, воры стали грозить ему финкой, требуя давать освобождение от работы. Но не напугали.

Зону часто переносили с места на место, сначала на 20-30 км в сторону Воркуты, потом ещё дальше. Тяжёлобольных Владимир Петрович отвозил на поезде (естественно, с конвоиром) в больничную зону на ст. КОЧМЕС (эта зона находилась рядом со станцией, всего за 100-200 метров от неё). Всего Владимир Петрович заведовал санчастью 12-й колонны примерно год. За всё это время смертей в колонне не было, только один раз умер узник сразу после этапа.

В октябре 1947 г. зону перенесли в очередной раз, на ст. ПЕТРУНЬ (между Кочмесом и Абезью). Вскоре Владимира Петровича вызвали в больничную зону на КОЧМЕС и назначили фельдшером - сначала в туберкулёзное отделение, потом перевели в хирургическое, ещё позднее к сердечникам.

Kupnevich_VP_har.jpg (46933 bytes)

Каждое отделение больничной зоны находилось в отдельном бараке с 2-этажными нарами и вмещало примерно по 100 больных. Терапевтическим отделением заведовал ГРИЦЕНЮК (р. около 1905).

Первое время из ПЕЧОРЛАГА разрешалось отправлять письмо только раз в полгода, позднее разрешили писать раз в месяц.

Весной 1950 г. всю 58-ю отправили в ОЗЕРЛАГ. Этап выгрузили в ТАЙШЕТЕ и часть его сразу повезли на ст. ВИХОРЕВКА. Туда попал и Владимир Петрович.

Зона находилась в 1,5-2 км от станции. Медиков оказалось в избытке, и Владимира Петровича поставили бригадиром путевой бригады. В зоне находилась только 58-я статья, но номеров не было, и бараки на ночь не запирали. Зона была чисто мужская, примерно на 200 узников. В бригаде у Владимира Петровича работал украинец Роман ЛЯШКО (р. около 1920).

Уже через месяц его перевели заведовать санчастью. Здесь Владимир Петрович работал около года, а потом его перевели в больничную зону в БРАТСК, которая была филиалом большой больничной зоны на ст. ВИХОРЕВКА и в которой держали в основном выздоравливающих. В БРАТСКЕ Владимир Петрович работал в терапевтическом отделении. Там с ним работал терапевт МАРГУЛИС (р. около 1890), арестованный ещё в 1938 г. (возможно, здесь он сидел уже не по 1-му, а по 2-му сроку).

В БРАТСКЕ Владимир Петрович работал меньше года. В 1952 г. его перевели в головную больничную зону на ст. ВИХОРЕВКА, где он остался до освобождения и работал фельдшером в терапевтическом отделении.

Юрий МУЛЬКОБольничная зона, видимо, числилась как "колонна № 052" (п/я 215/052). Женщин в больничной зоне не было. Из пяти больничных бараков три занимало терапевтическое отделение. Отделением заведовал врач ГРИГОРЬЕВ (р. около 1905), заключённый. В каждом бараке помещалось на 2-этажных нарах около 50 больных. В хирургическом отделении работал фельдшером украинец Юрий МУЛЬКО (р. около 1920).

В 1954 г. в терапевтическое отделение привезли заключённого Леонида МАЛЬЦЕВА (р. около 1905), журналиста из МОСКВЫ, с болезнью печени. Он был освобождён в конце ноября 1954 г.

Масикевич Орест СидоровичВ терапевтическом отделении лежал после инфаркта поэт из ЧЕРНОВИЦКОЙ обл., украинец по имени Орест Сидорович (фамилия не установлена) (прим. редакции сайта: Масикевич). Осенью 1954 г. его отправили из больничной зоны в другой лагерь, ближе к Тайшету.

В 1952 г. к Владимиру Петровичу (когда он ещё находился в БРАТСКЕ) приехала жена, но свидания ей не дали, и они смогли увидеть друг друга лишь издали.

В июне 1954 г. она приехала на ВИХОРЕВКУ. На сей раз начальство разрешило свидания в течение недели. До Марии Петровны никто из жён не приезжал к мужчинам больничной зоны.

Kupnevich_VP_spr.jpg (78863 bytes)

29.11.54 г. Владимир Петрович получил справку об освобождении и был отправлен через Тайшет в ссыльном этапе в КРАСНОЯРСК. Юрий МУЛЬКО остался в лагере. В КРАСНОЯРСКЕ его сразу увезли с вокзала на правый берег Енисея, в т.н. "Чилим", в трест "Краспромстрой".

По состоянию здоровья его назначили комендантом общежития по ул. Станочной, 9, где жили рабочие треста (в т.ч. ссыльные). Мария Петровна вскоре приехала в Красноярск и устроилась на работу воспитателем общежития. Комендатуру сняли в апреле 1956 г.

Владимир Петрович получил справку о реабилитации в 1993 г. из Житомирской облпрокуратуры.

25.08.93 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, Об-во "Мемориал"

В архиве:

В фотоархиве:


На главную страницу