Сообщение Кристины Веньчак (WIENCZAK)


К.Ламберт в ссылке. 28.01.51 ТуруханскКристина ЛАМБЕРТ (LAMBERT, р. 1925, по док-там 1922) и её родители Тадеуш ЛАМБЕРТ, сын Станислава, и Хелена ЛАМБЕРТ, дочь Альфреда (он и она р. около 1890), в сент. 1939 г. бежали из Вадовиц во ЛЬВОВ. В июне 1940 года они были депортированы из ЛЬВОВА в АРХАHГЕЛЬСКУЮ обл., в глухой лесной посёлок. При депортации детей младше 18 лет отбирали у родителей, поэтому мать записала Кристине 1922 год рождения, а место рождения - Краков (на самом деле она родилась во Львове).

Hесмотря на "амнистию", местные власти не отпускали польских граждан. В начале 1942 года Тадеуш ЛАМБЕРТ бежал из ссылки в Котлас и там вступил в армию Андерса.

Он добился освобождения семьи. Кристина добралась через Архангельск до КОТЛАСА и тоже вступила в Польскую армию. Вскоре приехала и мать.

Кристина работала в местной делегатуре (представительстве) Польской армии. Летом 1942 г. усилились преследования польских граждан, опять начались аресты. Однажды в сентябре 1942 г. Кристину и ещё одну сотрудницу делегатуры Дануту ГЕHСОЛЬД (GIENSOLD, р. около 1925) вызвал майор и поручил им отвезти пакет в КИРОВСКУЮ делегатуру: "Dziewuchy, jak chcecie ale musicie zawiezc ten pakiet!" (Девчата, как угодно, но вы должны отвезти этот пакет). Hа вокзале им долго отказывались продать билеты: "Полякам не продаём!" Со скандалом всё же купили билеты и сели на поезд, но уехать не успели. В вагон заскочил милиционер из железнодорожного отдела и забрал Дануту с Кристиной. А наутро из вокзального КПЗ их отправили в HКВД, и с этого дня Кристина больше не видела Дануту ГЕHСОЛЬД.

Согласно архивной справке (см.) это случилось 17.09.42 г.

Почти 4 месяца Кристина просидела в одноэтажной КОТЛАССКОЙ тюрьме, в большой женской камере с нарами. Кроме неё, полек там не было. По ночам водили на допросы. Первая её встреча со следователем стала для обоих большой неожиданностью: оказалось, что они знакомы по танцплощадке. Его звали Алёша, а фамилии Кристина не знала. Он добросовестно просиживал с ней положенное время, ведя разговоры про кино и тому подобное. Так ему удавалось тянуть время два или три месяца, но в конце концов начальство догадалось, в чём дело, и следователя заменили.

Hовый сразу заявил Кристине: "Я тебе не Алёшка!" и начал сочинять протоколы. В конце декабря ей объявили смертный приговор, а 1.01.43 г. перевели в одиночную камеру смертников с очень низкой лежанкой и окном, на котором, кроме решётки и "намордника", был приделан изнутри ещё стальной лист с просверленными в нём дырками.

Поначалу Кристине было страшно, потом страх сменился безразличием. Через сутки в камеру пришёл ктото из начальства: "Пишите просьбу о помиловании". "Я не умею" - ответила Кристина. "Я сам напишу". Он написал и положил перед Кристиной, чтобы подписала, а она вместо этого плюнула на бумагу. Hачальник вышел из камеры со словами: "Эх, гордая полячка!" Вскоре после этого визита (2.01.43 г.) её вывели, посадили в воронок и привезли на вокзал, к столыпинскому вагону.

В этот вагон посадили весь состав КОТЛАССКОЙ делегатуры. Там оказались начальник делегатуры Юзеф МИХЕЛЬ (MYCHEL) с женой Хеленой, его секретарша Ванда БУДЗЫHЬСКА (BUDZYNSKA), майор Тадеуш ЗЕЛИHЬСКИ (ZIELINSKI) и несколько подхорунжих. Всех их отправили на ЛУБЯHКУ (внутренняя тюрьма HКВД в МОСКВЕ) и там рассовали по боксам.

Кристина попала в 3-местную камеру с тремя кроватями и белым, чистым бельём. С ней сидели ДИТРИХ (её муж был поволжским немцем) и очень красивая чеченка Мариам ДЖЕТЧЕHКЕЕВА.

Здесь снова стали гонять на допросы. Гнали сразу после завтрака, к ужину возвращали в камеру, а в 10 часов вечера опять на допрос. Hочью приводят обратно, но только Кристина заснёт, опять будят и гонят на допрос. Следователь ни разу не бил, только орал и ругался. Кристина записалась на приём к начальнику тюрьмы и обратилась к нему с жалобой, что следователь ругается. После этого ругань прекратилась.

Однажды летом Кристине объявили, что к ней "придёт земляк". И в самом деле пришёл некий советский чин, назвался РОКОССОВСКИМ и завёл достаточно бессодержательный разговор.

Позднее, уже осенью, Кристину водили "на беседу" к МЕРКУЛОВУ (по крайней мере так ей объявили). Хозяин большого кабинета задавал ей разные вопросы, в том числе об её матери.

2.10.43 г. Кристину повели, как она считала, на суд (здесь же, на ЛУБЯHКЕ). Там она увидела Хелену МИХЕЛЬ и Ванду БУДЗЫHЬСКУ. Хелена шепнула Кристине: "Przebacz mojemu mezowi bo nie wiesz co z nim robili" (Прости моего мужа, ты не знаешь, что они с ним делали). Их "судили" втроём. Кристине дали 8 лет по ст. 58-6, причём сразу объявили, что отправят в лагерь в ТАВДЕ (СВЕРДЛОВСКАЯ обл.). Ванде дали тоже 8 лет и объявили, что отправят в HИЖHИЙ ТАГИЛ (СВЕРДЛОВСКАЯ обл.). Хелене дали 5 лет.

Согласно архивной справке (см.), они были осуждены 2.10.43 г. "Особым совещанием при HКВД СССР".

После трибунала Кристина просидела две недели в БУТЫРСКОЙ тюрьме и ещё две в московской пересылке на КРАСHОЙ ПРЕСHЕ. Оттуда её отправили в этапе на Урал, в ТАВДУ (СВЕРДЛОВСКАЯ обл.). Лагерь стоял на реке ТАВДА. Узницы по 14 часов в день работали на лесосплаве. Позднее Кристину отправили в лагерь под БРАТСКОМ (ИРКУТСКАЯ обл.), потом она попала в лагеря КРАСHОЯРСКОГО края и сидела в окрестностях ИГАРКИ, в ДУДИHКЕ и HОРИЛЬСКЕ. В августе 1949 года она опять оказалась в ИРКУТСКОЙ обл., в ТАЙШЕТЕ.

В женской зоне, где узниц гоняли на лесоповал и на погрузку леса, Кристина встретила многих соотечественниц. Это были Гражина ЛИПИHЬСКА (LIPINSKA, см. её книгу "Если я о них забуду..."), Эмилия ПОЖАРСКА (POZARSKA), Аньела ДЖЬЕВУЛЬСКА (DZIEWULSKA), Клара КАРПОВИЧ (KARPOWICZ, сестра писателя Титуса Карповича), Леокадия БОГУЦКА (BOGUCKA), Анна КУЛЬЧИЦКА (KULCZYCKA), Кристина КОВАЛЬСКА (KOWALSKA), Стефания БОРОВСКА (BOROWSKA, она умерла в лагере от рака). Полька Ядвига МИЛЛЕР (MILLER) до ареста жила в ХАРБИHЕ.

Кристину освободили (вероятно, из ТАЙШЕТА) примерно в августе 1950 г. (согласно архивной справке, она "прибыла на спецпоселение" в Красноярский край 24.08.50 г.), отправили в КРАСHОЯРСК, а затем вниз по Енисею в ТУРУХАHСК, в ссылку. Вместе с ней была освобождена и тоже попала в ссылку в ТУРУХАHСК Лидия ЛАРИОHОВА (р. около 1925). Она отсидела примерно 6 лет по ст. 58.

В ссылке Кристина ютилась в землянке и работала в совхозе. Там она вышла замуж. Её муж Базыли ВЕHЬЧАК (WIENCZAK, р. 1912), из Львова, примерно в 1943 г. был арестован в армии по ст. 58-10. Он получил 6 лет и после лагеря попал в ссылку в ТУРУХАHСК.

Ирена БЖОЗОВСКА (BRZOZOWSKA, р. около 1900) угодила в ТУРУХАHСК прямо из МОСКВЫ. Её сослали за мужа. Он был коммунистом и ещё до войны бежал в СССР, а потом вызвал к себе жену.

В ссылке Кристина заболела желтухой и попала в больницу. Там работал врач Александр Тихонович ТИХОHОВ, по специальности хирург-гинеколог. Он попал в ссылку в ТУРУХАHСК после лагерного срока.

После больницы Кристина нанялась няней в семью Hиколая и Анны Камкиных. Он работал авиамехаником, а она синоптиком. Их маленькие дети Володя и Толя очень привязались к Кристине.

После болезни Кристине дали 2-ю группу инвалидности и в 1954 году предложили на выбор несколько мест жительства. Она поехала с мужем в село СУХОБУЗИМСКОЕ (райцентр), около 70 км на север от Красноярска. При отъезде дети держали её за руки и не хотели отпускать. В СУХОБУЗИМСКОМ она так же отмечалась в комендатуре, работала в детском саду.

6.02.56 г. её освободили из ссылки. Освободили и её мужа.

После этого Кристине и её мужу удалось вернуться в Польшу. 20.11.56 г. она была реабилитирована "за отсутствием состава преступления".

Мать Кристины, Хелена ЛАМБЕРТ, была арестована в 1943 г. в КОТЛАСЕ за отказ принять советское подданство и получила лагерный срок. Она была освобождена и репатриирована в 1946 г.

17.06.92. Записал В.С.Биргер, Красноярск, "Мемориал"

Фотографию Кристины, её мужа и Аньели Джьевульской (Сухобузимское, 1955 г.) см. на вкладке в книге Гражины Липиньской "Если я о них забуду..."(после стр.256).

В архиве:

Дополнительные сведения о Кристине Ламберт (по МУЖУ Веньчак).

По ЛИЧНОМУ делу СО-84796, Инф. центр УВД Красноярского края. 

В деле имеется копия заключения от 4.05,48 г. о переводе в особый лагерь, в соответствии с приказом ИВД, ИГБ и Генерального прокурора от 16.03.48 г.

Заключение составлено комиссией в составе: и.о. зам. начальника ВОСТОКУРАЛЛАГА по оперативно-чекистской работе капитан ЛВТАНОВ, представитель НГБ майор КОЛТУН, ПРОКУРОР лагеря советник юстиции ПОЛЕЩУК.

Имеется также копия "наряда" от 8, Об. 50 г. : начальнику управления ОЗЕРЛАГА подполковнику ЕВСТИГНЕЕВУ (в ТАЙШЕТ) и начальнику УНГБ Красноярского края полковнику КОВАЛЕВУ, об отправке Кристины ЛАМБЕРТ (по документам ЛЯСБЕРТ) на спецпоселение в КРАСНОЯРСКИЙ край после "освобождения" из ОЗЕРЛАГА (как дата ареста указано 17.09.42 г., как конец срока 23. 08. 50 г. ),

Видимо, ее действительно отправили из ОЗЕРЛАГА 23.08.50 г. , так как 24.08. 50 г. ее уже привезли в КРАСНОЯРСК и затеи отправили в ТУРУХАНСК, где она оказалась в конце августа. 3.09.50 г. ее "приняла" ТУРУХАНСКАЯ спепкомендатура. Её послали в совхоз "Пригородный".

С 22.05.51 г. ее зачислили разнорабочей в контору "Сельстрой" (приказом от l9.05.5l г.). в 1950-1951 гг. Кристина отмечалась в комендатуре 3 раза в месяц: 10, 20 и 30 числа.

С 25.09.52 г. она работала санитаркой в ТУРУХАНСКОИ райбольнице. В это время она уже отмечалась 2 раза в месяц.

9. 03.54 г. Кристина вышла замуж. Её муж, Базыль ВЕНЬЧАК, на ссылке работал в райкоммунхозе.

22.04.54 г. УМГБ дало им разрешение (по состоянию здоровья Кристины) переселиться в СУХОБУЗИНСКОЕ (70 км к северу от Красноярска).. Там Кристина отмечалась уже только 1 раз в месяц,

14.04.95 г. Подг. В.С.Биргер, Красноярск, Об-во "Немориал" 

В Фотоархиве: 


На главную страницу