Сообщение Hиколая Григорьевича Малофеева


Malofeev_NG.jpg (9736 bytes)Hиколай Григорьевич родился в 1912 г. в с. УЛЁТЫ, Улётовского р-на Читинской обл., в крестьянской семье.

В 1933 году его отец Григорий Арсентьевич МАЛОФЕЕВ (18841938), братья Григорий Григорьевич МАЛОФЕЕВ (1905-1938), Арсентий Григорьевич МАЛОФЕЕВ (1909-1938) и Александр Григорьевич МАЛОФЕЕВ (1907-1938) вместе с семьями были депортированы из с. УЛЁТЫ в КРАСHОЯРСК. Hиколай Григорьевич жил в это время в другом районе. После военной службы в тыловом ополчении во Владивостоке (1934-1936 гг.) он поселился со своей семьёй в ЧИТЕ и работал плотником на Хладпромстрое. Жил с семьёй в бараке, в отдельной комнате.

Александр Григорьевич МАЛОФЕЕВ 1937 г. Г.А.МАЛОФЕЕВ и его сыновья Арсентий и Григорий со своими семьями вернулись из КРАСHОЯРСКА в с. УЛЁТЫ. Александр Григорьевич МАЛОФЕЕВ остался в д. СОЛОHЦЫ в нескольких километрах от КРАСНОЯРСКА, где был рабочим в совхозе. Здесь 7.05.38 г. он был арестован, осуждён постановлением тройки УНКВД КК от 10.06.38 г. и расстрелян в КРАСНОЯРСКЕ. Он реабилитирован 16.10.56 г. Военным трибуналом СибВО (см. письмо из прокуратуры КК от 21.08.89 г.).

Отца и братьев, вернувшихся в УЛЁТЫ, постигла такая же судьба: Г.А.МАЛОФЕЕВ был арестован осенью 1937 г. и расстрелян 20.01.38 г. в ЧИТЕ (по сообщению УКГБ). Он реабилитирован в 1989 г.

Г.Г.МАЛОФЕЕВ был арестован в начале 1938 г. и погиб на КОЛЫМЕ 31.12.38 г. (по сообщению УКГБ). Он также реабилитирован в 1989 г. Его дети живут в Улётах.

Арсентий Григорьевич МАЛОФЕЕВ Арсентий Григорьевич МАЛОФЕЕВ тоже был арестован в начале 1938 г. и сидел в ЧИТИНСКОЙ тюрьме, где его встретил Николай Григорьевич (см. ниже). Его расстреляли 21.07.38 г. (по сообщению УКГБ).

Николая Григорьевича забрали из дома в ночь на 28.04.38 г. За ним пришли два милиционера, уполномоченный и парторг ГУРАЛЁВ. В комнате устроили обыск и затем увезли в контору, а оттуда в подвал большого дома (то ли жилого, то ли административного здания) по ул. КАЛИНИНА. Под потолком подвала было 2 маленьких зарешёченных окошка. Не было никаких нар, голый бетонный пол. В подвале, в страшной духоте и вони, уже сидели около 250 арестованных.

Оказавшись в этом подвале, Николай Григорьевич услышал, что его кто-то зовёт по имени. Он с трудом узнал знакомого Илью МАКЕЕВА (р. около 1900), у которого бывал в гостях (он жил в ЧИТЕ в собственном домике). МАКЕЕВ сказал, что сидит здесь уже три месяца. За это время он оброс бородой и стал на себя не похож.

Он предсказал, что Николаю Григорьевичу "светит" 10 лет, и дал совет подписывать всё, что потребуют: иначе будут бить до потери сознания и наверняка искалечат.

Hиколай Григорьевич просидел в подвале больше месяца, пока его однажды ночью не вызвали "на допрос". Его затолкали в воронок и привезли в HКВД.

Там Hиколаю Григорьевичу предъявили "обвинения": недовольство советской властью, отказ от подписки на заём, порча лесоматериала. Следователь МАКАРОВ угрожал, нецензурно ругался, пинал его ногами, а потом заставил приседать 200 раз. Он смог сделать только 50 приседаний и упал. Следователь поднял его пинками. "Я кому говорю: будешь подписывать?" - и кулаком под сердце. Через 4 часа Hиколай Григорьевич согласился подписать "признание", которое сочинил следователь. Утром его отвезли обратно в подвал, а через неделю перевели в тюрьму, где сначала повели в баню, а одежду сдали в прожарку - после подвала она кишела вшами.

Григорий Арсентьевич МАЛОФЕЕВВ тюремной камере было примерно 50 человек - все из ЧИТЫ. Все они тоже не вынесли побоев и подписали обвинения. Некоторых из них пытали на электрическом стуле. В камере стояли нары, зарешёченные окна без "намордников" были открыты. Узников выводили на прогулки в тюремный двор.

Потом его перевели в большую пересыльную камеру в деревянной двухэтажной пристройке. Там находилось примерно 200 узников. Когда камеру вывели на прогулку, кто-то окликнул Николая Григорьевича из окна. Это был его односельчанин - старик Иван ПЛЕСНИН (р. около 1875; его внук живёт в Красноярске, ул.Крупской, 10, кв. 4). Оказалось, что его камера находится рядом с пересыльной, где сидел Николай Григорьевич, и что в одной камере с ПЛЕСНИНЫМ сидит брат Николая Григорьевича - Арсентий (см. выше). Их камера была следственной, а не пересыльной.

Когда Николай Григорьевич после прогулки вернулся в камеру, он нашёл известную узникам дыру под нарами, через которую можно было переговариваться с соседней камерой. Он попросил позвать брата и смог с ним поговорить. Брат сказал, что их отца расстреляли, а он сам уже побывал на допросах, но "признаний" не подписал.

Через два или три дня, когда Николай Григорьевич снова попросил через ту же дырку в стене позвать брата, ему ответили, что брата вывели - наверное, на расстрел. Узники говорили, что на расстрелы уводят в СУХУЮ ПАДЬ (на окраине ЧИТЫ).

Николай Григорьевич просидел в тюрьме в общей сложности две недели. Потом уполномоченный обьявил всей камере сроки - приговоры "тройки". Николаю Григорьевичу дали 10 лет по ст.58-10, как и большинству узников. У некоторых была ст. 58-9.

Сразу после обьявления сроков всю камеру вывели на этап. Их сутки везли составом и выпустили из вагонов на ст. КАГАНОВИЧ (ПАШИНО), но сразу загнали в другой состав и повезли дальше по узкоколейке. Эта узкоколейка, длиной 70 км., вела в БУКАЧЛАГ. Конечная станция называлась БУКАЧАЧА. Рассказывали, что узкоколейку построили ещё в конце 20-х гг. священники - узники тогдашних концлагерей.

БУКАЧЛАГ состоял из трёх угольных шахт. Hиколай Григорьевич попал на шахту N 2. Шахты N 1 и N 3 находились подальше, примерно в 10 километрах.

Рядом с шахтой N 2 было 2 лагпункта: один для бытовиков (от 600 до 800 заключённых), а другой для 58-й. Кроме того, рядом располагалась небольшая больничная зона. Все три зоны, вместе с шахтой, были обнесены общей внешней оградой и относились к шахте N 2. При других двух шахтах были свои лагпункты и больничные зоны.

В "политической" зоне было примерно 1100 заключённых. Это была мужская зона, но в ней же сидели несколько (примерно 7) женщин (тоже по 58-й), которые выполняли мелкие работы внутри зоны: уборку и т.п. В больничной зоне сидели примерно 10 женщин-медиков, тоже по 58-й, - жёны расстрелянных. Они были в основном из МОСКВЫ и ЛЕHИHГРАДА. В больничную зону попадало много узников, больных и истощённых от недоедания.

2-я шахта делилась на 5 участков. Уголь добывали вручную, возили на лошадях. Добыча велась на двух уровнях. Первый находился на глубине 125 м., второй на глубине 225 м. За сутки 2-я шахта отгружала эшелон угля.

Работали на шахте в три смены, по 8 часов. 1 раз в неделю давали выходной. За выполненную норму полагался 1 кг 200 гр хлеба, при невыполнении пайку уменьшали соответственно проценту выполнения. За перевыполнение давали кусочек сала.

Николай Григорьевич попал в строительную бригаду и работал в основном на поверхности. На 2-й шахте он встретил несколько земляков из УЛЁТОВСКОГО р-на. Все они тоже отбывали 10-летние сроки по ст. 58.

Это были Семён АПУШНИКОВ (р. 1905), Лаврентий МАРКЕВИЧ и Илья ДНЕПРОВСКИЙ (оба р. около 1910) из с. АБЛАТУКАН, другой ДНЕПРОВСКИЙ и БОГОДУХОВ (оба р. около 1910) из с. НИКОЛАЕВКА, Михаил ГОЛОМИДОВ (р. около 1910) из с. БАЛЬЗОЙ, а также Илья ГОРКОВЕНКО или ГАРКАВЕНКО (р. около 1910) из с. ТАТАУРОВО. Они работали в основном под землёй, в забое.

Начальниками участков тоже были заключённые, только грамотные. Начальником строительного участка сначала работал Иван Иванович ГУБЕНКО (р. около 1905), а после него КОВАЛЕНКО (р. около 1905). Оба они были с Украины и сидели по ст. 58. Начальником ещё одного участка работал инженер КОНОВАЛОВ. У него был срок 10 лет по ст. 58.

Бригадиром у Николая Григорьевича был ЛАПЕРДИН. До ареста он жил в ШИЛКИНСКОМ р-не ЧИТИНСКОЙ обл., работал бухгалтером в колхозе. У него был срок 10 лет по ст. 58. В той же бригаде были Михаил Андреевич МИНКИН (р. около 1900), армейский политработник, арестованный в МОНГОЛИИ в период боёв на Халхин-Голе, и ШАБАЛИН (р. около 1900), тоже арестованный в МОНГОЛИИ военнослужащий, оба со сроком 10 лет по ст. 58. В той же бригаде работал Пётр КОРНАКОВ (р. около 1885), из СРЕТЕНСКОГО р-на ЧИТИНСКОЙ обл., с реки Зеи. До ареста он работал на прииске. У него была та же статья и срок.

Летом 1942 года ШАБАЛИН, МИНКИН и ЛАПЕРДИН решили бежать. Они звали с собой Николая Григорьевича, но он не согласился. В июне или июле они пошли в побег, а перед этим 3 дня не выходили на работу. При побеге их сразу заметили и очень скоро схватили. Беглецов увезли в ЧИТУ и, по слухам, дали высшую меру, но потом заменили её отправкой на передовую (?).

Вместо ЛАПЕРДИHА стал бригадиром Пётр КОРHАКОВ. Hо через год, летом 1943 г., его отправили в "слабосильном" этапе в ОМСК, на строительство аэродрома. После лагерей, летом 1948 года, он попал в ссылку в МИHДЕРЛИHСКИЙ подхоз МВД (КРАСHОЯРСКИЙ край, СУХОБУЗИМСКИЙ р-н, дер. МИHДЕРЛА), куда весной того же года приехал по вольному найму Hиколай Григорьевич. Примерно в 1956 г., после освобождения из ссылки, КОРHАКОВ уехал из МИHДЕРЛЫ в Кемеровскую область.

Кроме него, в Омский инвалидный этап попали также Илья ГОРКОВЕНКО (или ГАРКАВЕНКО, см. выше) и Семён АПУШНИКОВ (см. выше), который вскоре погиб в ОМСКЕ.

В январе 1945 г. Hиколая Григорьевича отправили по спецнаряду в САРАТОВ, на строительство газопровода Саратов-Москва. Hо когда после месяца пути он оказался в САРАТОВЕ, там выяснилось, что на газопроводе уже работают военнопленные. Hиколай Григорьевич был "передан в распоряжение МВД" и стал работать плотником на строительстве стадиона. Жилая зона находилась в городе. Здесь кормили получше, но тоже за норму

.Чмелюк, Клочук, Тамберг, Аксюченко, (?), Дорошенко, Малофеев, - Миндерлинский подхоз, 1956.

22 апреля 1948 г. его перевели в САРАТОВСКУЮ пересыльную тюрьму. Вместе с ним было примерно 40 узников, у которых тоже заканчивался срок. По ночам из камеры вызывали с вещами по 6 человек - на освобождение. Утром 6.05.48 г. вызвали и Николая Григорьевича. Сказали, что освобождён, и спросили, куда он поедет по желанию. Он взял билет до ст. Енисей, а в Красноярске завербовался в подсобное хозяйство МВД, около с. Doroshenko_TV_1941.jpg (15371 bytes)МИНДЕРЛА СУХОБУЗИМСКОГО р-на, позднее преобразованное в учхоз. Вскоре в подхоз начали привозить ссыльных, "освобождённых" из лагерей. Среди них были КОРНАКОВ (см. выше), туркмен Мурад КУРБАН (р. 1916, ныне живёт в пос. Борск), украинцы Кирилл АКСЮЧЕНКО, Трофим ДОРОШЕНКО (отсидел 10 лет), Петро Тихонович ЧМЕЛЮК (р. 1923, живёт в Днепропетровске) и другие.

В подхоз попали на ссылку также многие депортированные из Балтии и Украины. Среди них были украинец КЛОЧУК, латыш Карл ТАМБЕРГ.К.А.Тамберг

Николай Григорьевич получил реабилитацию в 1958 г. С 1961 г. он живёт в Красноярске.

22.09.92 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, об-во "Мемориал"

В фотоархиве: Чмелюк, Клочук, Тамберг, Аксюченко, (?), Дорошенко, Малофеев, - Миндерлинский подхоз, 1956.


На главную страницу