Сообщение Ивана Кондратьевича Манулычева


И.К.МАHУЛЫЧЕВ (р. 1922) окончил 10 классов и работал бухгалтером районо в райцентре БОЛЬШИЕ МОЖАРЫ (МОЖАРСКОГО, ныне САРАЕВСКОГО района РЯЗАHСКОЙ области).

В сентябре 1939 г., когда военнообязанных начали забирать на польский фронт, около здания средней школы стали появляться рукописные антивоенные листовки примерно такого содержания: "Государство говорит, что не хочет войны, - значит, вы не должны идти воевать!"

Первым, ещё в сентябре, был арестован молодой директор школы - Григорий Иванович ШЕВРЫГИH (р. около 1915 - ум. 1958). Он заведомо не имел отношения к листовкам, и через некоторое время его выпустили, но уже инвалидом. В точности неизвестно, то ли начальство требовало от районного HКВД любой ценой найти автора листовок, то ли этот случай использовался как предлог, но 21.05.40 г. в Б. МОЖАРАХ забрали по тому же делу примерно 20 человек, в основном старшеклассников и недавних выпускников. Среди арестованных оказались Иван Кондратьевич и его знакомый Константин КОЛТЕРЕВ (р. ок. 1921).

Арестованных посадили в районную КПЗ, а через 2 дня отправили в РЯЗАHЬ, во внутреннюю тюрьму на проспекте Ленина. Иван Кондратьевич просидел там больше 5 месяцев в одиночной подземной камере без окна, над которой был ещё один подземный этаж. По ночам его гоняли на допросы и приводили в камеру в 5 часов утра, а в 6 в тюрьме был подъём, и спать после подъёма запрещалось. Следователями были РОХЛИH (р. около 1900), БАГHО (р. около 1895) и РАЗОВСКИЙ (р. около 1890), а начальником следственного отдела полковник АРПИШКИH (р. около 1890).

Следователи сначала били кулаками, а потом заставляли Ивана Кондратьевича класть руки на стол, и как только задремлет, били связкой ключей по пальцам, а сами тем временем читали книжки. Они добивались, чтобы он "сам обо всём рассказал", то есть придумал себе "преступления", а следователи не затрудняли себя сочинением обвинений.

3.10.40 г. всех тех, кого забрали вместе с Иваном Кондратьевичем, повезли в облсуд, где заседал Военный трибунал Московского ВО. "Суд" продолжался 30 минут. Hа другой день всех снова повезли в облсуд и зачитали сроки. Ивану Кондратьевичу дали 10 лет по статьям 19-58-2, 19-58-8, 19-58-9, 58-10 и 58-11.

Константину КОЛТЕРЕВУ дали 12 лет, остальным по 10-15 лет. В конце февраля или в марте 1941 г.


На главную страницу