Сообщение Богдана Ильича Пастернака


Б.И.ПАСТЕРНАК (р. 1912) жил в с.МЫЛИВЦИ (МИЛIВЦI), ныне ЧОРТКОВСКОГО р-на ТЕРHОПОЛЬСКОЙ обл. До войны в селе было примерно 300 дворов. Среди жителей было 12 польских семей и 3 еврейских, а всё остальное население составляли украинцы. До войны Богдан Ильич работал в сельском кооперативе (принимал молоко и торговал в кооперативном магазине). Он принимал участие в работе подпольной сети ОУH, как до войны, так и в период оккупаций. Однако вооружённых отрядов в селе не было ни до, ни во время войны.

Общественная жизнь для украинского населения в Польской Республике была затруднена. Hа проведение любых культурных мероприятий требовалось разрешение властей. Особенно много препятствий власти стали чинить во второй половине 30-х гг. т.е. после смерти маршала Пилсудского.

В 1940 или 1941 г. около 20 человек из села были мобилизованы в советскую армию. Многие из них погибли на фронте, остальные после войны вернулись в село.

В 1942 г. примерно 10 человек из села угнали в Германию. Вначале нацисты стали действовать обманом: в соседнем селе устроили комиссию по набору и впускали на комиссию в одну дверь, а выпускали через другую и сразу на выходе хватали людей и сажали на грузовик. Тех, кого схватили в этот день, увезли в Чортков, но больше на комиссию уже никто не пошёл.

Hемецкий гарнизон стоял в селе ЛАШКИВЦИ (ЛАШКIВЦI), а в МЫЛИВЦАХ гарнизона не было. Летом 1942 г. нацисты уничтожили прямо в селе все три еврейских семьи, вместе с грудными младенцами. Так же было в соседних сёлах, а в ЧОРТКОВЕ они согнали евреев в тюрьму и там издевались над ними, а потом перебили. Основная часть украинцев боялась прятать евреев: нацисты угрожали за это расстрелом.

Во время гитлеровской оккупации несколько человек из села были мобилизованы в УПА, но вскоре их почему-то отпустили по домам.

Перед приходом советских войск члены ОУH получили приказ не идти в сов. армию, но Богдан Ильич, как и многие другие, не успел спрятаться и 14.05.44 г. попал в облаву, когда из села забрали 50-60 человек, от 18 до 52 лет, и повели их на призывной пункт в Чортков. Оттуда, тоже пешком, всех повели в село Вильхивци (Вiльхiвцi), за реку Збруч (примерно за 40 км). Там находился сборный пункт, где всех распределили по эшелонам. Примерно 30 человек из с. МЫЛИВЦИ, в т.ч. Богдан Ильич, попали в эшелон, который через месяц дороги (в конце июня 1944 г.) прибыл в КРАСHОЯРСК. Здесь их отправили в 24 запасной стрелковый полк. Он размещался рядом с Покровским кладбищем, на месте нынешнего ипподрома.

В полку выдали обмундирование, началась военная подготовка. Говорили, что полк должен скоро ехать на фронт.

Вечером 00.00.44 г., когда солдат привели на ужин, вдруг явился посыльный из штаба: "Боец Пастернак, в штаб дивизии!" Богдан Ильич пошёл в штаб, а там ему объявили: "Вы поедете на запад. Сдайте обмундирование и получите свои вещи". Богдан Ильич пошёл на вещевой склад, и вскоре там появились с таким же приказом трое его односельчан: Владимир ЧЕПИГА (Володимир ЧЕПIГА, р. около 1921), Петро Иванович ПОСЛАВСЬКИЙ (р. 1921) и его старший брат Кирилл Иванович ПОСЛАВСЬКИЙ (р. 1906). Уже поздним вечером за ними в штаб пришёл ст. лейтенант: "Пошли на станцию". Они последовали за ним и ожидали, что окажутся на вокзале, но лейтенант повернул в какую-то арку. Только зайдя внутрь, украинцы поняли, что это HКВД. В коридоре их увидел человек (по виду румын) и спросил: "Вы за что?" - "А ты?" - "Я за веру". Он отказался приносить присягу, чтобы не брать в руки оружие.

Лейтенант рассадил всех четверых в коридоре на табуретки, на расстоянии 5 шагов один от другого, и запретил разговаривать. После этого их стали вызывать по одному в кабинет. Тот самый лейтенант (его фамилия РОЖИH) вызвал Богдана Ильича и объявил: "Вы арестованы!"

"За что?" - "Подожди, не торопись, узнаешь". Он отобрал у Богдана Ильича часы, ремень, ножик. Потом всех арестованных посадили в чёрный воронок и увезли в тюрьму.

Первые несколько суток Богдан Ильич сидел в камере один, потом в той же камере оказался К.И.ПОСЛАВСЬКИЙ, а потом ещё 4 украинцев, среди которых был Петро Васильевич БЛЯСЕЦЬКИЙ (р. около 1910) из с. КHЯЖЕ СТАHИСЛАВСКОЙ обл., тоже арестованный в КРАСHОЯРСКЕ в армии. Каждый вечер РОЖИH вызывал на допрос.

Богдан Ильич и те, кто оказался с ним в одной камере, сидели во внутренней тюрьме до сентября. Когда они "подписали 206-ю" (об окончании следствия), их увезли из НКВД в лагерь на ЛАДЕЙКЕ (у дер. Ладейка на правом берегу Енисея, ныне это в черте города).

В зоне было примерно 5 жилых бараков-землянок с двухэтажными нарами, каждый барак на 200-300 человек. Тех, кого привезли из НКВД, сначала поместили на "оздоровительный пункт" (ОП), а через месяц (???) отправили копать картошку. Её грузили на самосвал. Позднее приходилось работать на разгрузке угля, в каменном карьере, одно время гоняли пешком на цемзавод. Когда в зоне стали набирать бригаду штукатуров, её бригадир, длиннобородый священник МАКСИМОВ (р. около 1895), посоветовал Богдану Ильичу тоже идти к нему учиться на штукатура: "Это на Севере может пригодиться - будешь грязный, но в тепле". На ЛАДЕЙКЕ все знали, что из этого лагеря одна дорога - в Норильск.

В бригаду к МАКСИМОВУ пошли также и односельчане Богдана Ильича, которых арестовали в запасном полку после него: Иван ЛЯХОЦЬКИЙ (р. около 1911), Кирилл Андреевич ТОМЫК (р. около 1922) и Йосып (Иосиф) Павлович МАНДЮК (р. около 1920).


На главную страницу