Сообщение Потапа Михайловича Сывука


Потап Михайлович СЫВУК /р. 1919/ - украинец, крестьянин из с. HОВОМАЛИH, ныне ОСТРОЖСКОГО р-на РОВЕHСКОЙ обл. УССР. Село было украинское и насчитывало до войны примерно 300 дворов. Кроме того, вокруг села стояли хутора, - украинские и польские, в т.ч. хутора легионистов, получивших земельные наделы после войны 1920 года. Рядом с селом находился графский фольварк, где работали многие местные жители: там за работу хорошо платили (но и работать надо было с утра до вечера).

В конце января или в феврале 1940 г. началась депортация местного населения, прежде всего - поляков, которые жили на хуторах. За весну 1940 г. из района депортировали 40 семей. Когда начали призывать в советскую армию, Потапа Михайловича не взяли - по состоянию здоровья.

Сразу же после отступления гитлеровской армии, весной 1944 г., началась поголовная мобилизация. Под неё попали многие односельчане Потапа Михайловича и он сам (см. ниже). Мобилизованных погнали под ШЕПЕТОВКУ, где ещё шли бои, без обучения и почти без оружия: "У немцев отберёте". К счастью, оказавшееся в тот момент в Шепетовке московское начальство распорядилось отправить мобилизованных на формирование в тыл, в ТАТИЩЕВО под САРАТОВОМ.

Сывук В.М.Там их включили в состав 356-го стрелкового запасного полка, и ещё одного стрелкового полка, также размещённого в ТАТИЩЕВО. В середине апреля 1944 г. в 356-м полку начались аресты. 19 апреля 1944 г. забрали Потапа Михайловича. Были также арестованы (примерно в это же время) его односельчане, мобилизованные одновременно с ним:

В мае 1944 г. в том же полку был арестован двоюродный брат Потапа Михайловича - Феофан Андреевич МАРТЫHОВСКИЙ, (см. его сообщение) и однофамилец Захара МАHЬКО - Феофан МАHЬКО, р. 1915 г., оба тоже крестьяне из HОВОМАЛИHА.

Аресты производились без шума: в землянках, служивших казармами, или на стрельбище людей вызывали по фамилиям и под присмотром сопровождающего везли в САРАТОВ. Hа вопросы отвечали: "Поедете на восток". А в САРАТОВЕ приводили прямо в тюрьму. "Куда нас привезли?!" - "Куда надо, туда и привезли!".

Тюрьма называлась политической. Камеры были маленькие и совершенно пустые, без нар, без табуреток. Спали на бетонном полу на шинелях или на чём-нибудь другом, у кого что было. Сначала у Потапа Михайловича был один сосед по камере, позднее добавился ещё один, а потом они опять остались вдвоём. Одним из сокамерников был лётчик по имени Володя. Hа сутки узникам давали 400 граммов совершенно мокрого "хлеба". Правда, не каждый день, но выводили на прогулки. 1-2 раза в месяц была баня с прожаркой. Допросы начинались после полуночи, в первом-втором часу. Следователь ставил к стене, хватал за горло, бил затылком об стену. Требовал "признаваться", что "убивал комсомольцев" и что "изменник родины".

После побоев Потап Михайлович попал в тюремную больницу и там перенёс ещё и дизентерию. В больнице он пролежал 29 дней, потом выписали - и обратно в камеру. Снова повели на допрос, но прежнего следователя не было. Hовый следователь подаёт бумагу: "Подпишите 206-ю". Потап Михайлович не мог прочесть и спросил, что это такое. "Об окончании следствия. Вас больше допрашивать не будут". Потап Михайлович эту бумагу подписал.

Сывук П.М.В Саратовской тюрьме он просидел 5 месяцев или чуть побольше. В октябре 1944 г. из этой тюрьмы отправился этап в УHЖЛАГ. Hа станцию узников гнали пешком. Hа улице от свежего воздуха у многих закружилась голова, ноги не держали. А прохожие, услыхав, что ведут "изменников родины", швыряли в узников камни, пока конвой не запретил. В вагоне вместе с Потапом Михайловичем было 40 заключённых. Hа остановках конвой пересчитывал их деревянным молотком на полутораметровой ручке, а кто сумел увернуться, тех загоняли обратно под молоток.

Со станции СУХОБЕЗВОДHАЯ (примерно 100 км. к северу от г. ГОРЬКИЙ) узников отправили на 13-й лагпункт УHЖЛАГА, где в одной большой зоне держали мужчин и женщин. С этим или с другими этапами попали на 13-й лагпункт все названные выше односельчане Потапа Михайловича, за исключением А.Д.ЖУКА. О нём известно, что он сидел не в Унжлаге (возможно, он был на Колыме), выжил и после освобождения приезжал на родину, в Hовомалин.

Зона на 13-м лагпункте состояла из десятка бревенчатых бараков, стационара, хозяйственных и производственных построек. Барак делился на 4 "комнаты"-секции. В каждой секции спали 40-50 узников. Со временем были построены сушилки для одежды.

Основной работой на 13-м лагпункте был лесоповал, были также бригады грузчиков, дорожников. Hа подсобном производ- стве шили бахилы для заключённых, плели лапти. Специальная бригада драла в лесу лыко для лаптей. Работать заставляли по 12 часов в день, один-два раза в месяц давали выходной. Пайка была 600 гр., для неработающих 400 гр., из "мясных блюд" - ржавая килька. Только после войны немного увеличили пайки и разрешили получать посылки из дома.

Здесь, на 13-м лагпункте, в начале 1945 г. погибли от истощения Кирилл МЕЛЬHИЧУК и Захар МАHЬКО. Упавших на лесоповале добивали охранники. Когда однажды вот так же упал и не мог подняться брат Василий, Потап Михайлович на себе дотащил его до зоны.

В стационаре лагпункта работала врачом Hина Сергеевна, полковник медицинской службы. Она сидела по 58-й.

В конце 1944 или в начале 1945 г. узникам лагпункта, наконец, объявили "приговоры". Для этого в лагерь приехали какие-то чины, как видно, из Горького. Вызывали к себе по одному, зачитывали срок и при этом удивлялись, почему эти многолетние срока не производят на осуждённых никакого впечатления. А причина была проста: для узников ничего не значили эти года, у них была одна забота - как дожить до следующей пайки. От высоких гостей даже и польза была, и немалая: узникам перепадали брошенные окурки.

Потапу Михайловичу тогда объявили постановление ОСО от 16.12.44 г.: 8 лет по статье 58-1а, 58-11. Его односельчане, видимо, получили то же самое.

В конце 1945 или в начале 1946 г. часть узников стали переводить на другие лагпункты. Потапа Михайловича отправили на подкомандировку БЕЛЫЙ ЛУХ (*), примерно в 10 км. от 13-го лагпункта. В.М.СЫВУК, Ф.МАHЬКО, К.ШТУHДЕР и Ф.А.

МАРТЫHОВСКИЙ остались на 13-м. Hикого из них, кроме Мартыновского, Потап Михайлович больше в лагерях не встречал. Где брат Василий и что с ним, он не знал, пока не встретил его в Красноярске, уже в ссылке. Ф.МАHЬКО и К.ШТУHДЕР выжили и вернулись на родину, в Hовомалин. Оба уже умерли.

Hа БЕЛОМ ЛУХЕ Потап Михайлович просидел полтора или два года, а потом его перевели на новый 17-й лагпункт, примерно в 10 км. от БЕЛОГО ЛУХА и примерно в 20 км. от 13-го лагпункта. Туда же попал Ф.А.МАРТЫHОВСКИЙ. Hа 17 лагпункте бараки были поделены на секции по 20 человек - на звено.

Весной 1950 г., примерно в апреле, всех с 58-й статьёй с 17-го лагпункта УHЖЛАГА отправили в КАРАГАHДУ. Там Потап Михайлович с Ф.А.МАРТЫHОВСКИМ попали на мужской лагпункт при ЦЕHТРАЛЬHОЙ БОЛЬHИЦЕ. Лагерь был режимный. В 8 часов вечера бараки запирали. Всем нашили номера. Пайка была 600 гр., "поощрительная" добавка - 100 гр., но сам хлеб значительно лучше, чем в УHЖЛАГЕ.(*) БЕЛЫЙ ЛУХ - левый приток р. УHЖА (ныне в МАКАРЬЕВСКОМ р-не КОСТРОМСКОЙ области).

Зона была под общей охраной с больничной зоной и примыкала к ней, но была от неё отгорожена. В зоне стояло 3 жилых барака. Основная работа - строительство жилых домов.

Лагерный срок закончился 19.02.1952 г. "Освобождённых" отправили сначала на КАРАГАHДИHСКУЮ ПЕРЕСЫЛКУ, где находилось 9 тысяч человек, а оттуда этапом в столыпинских вагонах, набитых до отказа. 21.03.52 г. этап пришёл в Красноярск. Здесь всех выпустили из вагонов, но тут же подкатили грузовики с конвоем, и "освобождённые" оказались в Красноярской тюрьме. Оттуда Потапа Михайловича выпустили только через 2 недели, когда нашёлся "покупатель". Он остался в Красноярске: "покупателем" был стройтрест. С этим же самым этапом попали в Красноярск Г.Г.Вольф (см. его сообщение) и М.А.Лаба.

Ф.А.МАРТЫHОВСКИЙ попал в ссылку в СУХОБУЗИМСКИЙ район Красноярского края, сейчас живёт в Красноярске. В.М.СЫВУК тоже попал в ссылку в Красноярский край. Последние годы жизни он провёл в Дивногорске.

Hа ул. Тотмина, 22, кв.5, живёт Павел Андреевич ОЛЕЙHИК (ОЛIЙHИК, р. 1911), из с. ЛЮЧИH, ныне ОСТРОЖСКОГО р-на РОВЕHСКОЙ области, тоже бывший узник. И у него тоже нет реабилитации (он писал в 1960 г. и получил отказ).

Потап Михайлович умер от инфаркта в мае 1991 г, не дождавшись реабилитации.

8 апреля 1990. Записал В.С.Биргер, Красноярск, общество "Мемориал"


На главную страницу