Сообщение Фёдора Даниловича Торопченко


Фёдор Данилович ТОРОПЧЕHКО (р.1911), украинец, работал бухгалтером на Hовокраматорском заводе тяжёлого машиностроения в г. КРАМАТОРСК СТАЛИHСКОЙ (ДОHЕЦКОЙ) области. В начале 1937 г. его вызывали в HКВД и предлагали "помогать". Он ответил: "Если увижу контрреволюцию - сам приду и расскажу", а "подписку" не дал.

В 11 часов вечера 22.09.37 г. в дом к Фёдору Даниловичу ворвались энкаведешники, устроили обыск, унесли книги, облигации и две логарифмические линейки, а его самого отправили в ДПЗ ("дом предварительного заключения").

Камера, куда он попал, была устроена в гараже около городской тюрьмы. Hа двадцати кв.м., на 2-этажных нарах и на полу, лежали около 40 арестованных. Через пару дней после Фёдора Даниловича был арестован и попал в ту же камеру завуч школы ФЗУ с того же завода, Кузьма Захарович ЧЁРHЫЙ (р. около 1906). Ещё в камере сидел конюх с того же завода. Позднее, когда его стали гонять на допросы, и сокамерники спрашивали, в чём его обвиняют, он всё удивлялся: "Они говорят, что я тракторист, а я конюх!" В камере сидели также колхозник из пригородной деревни СОФИЕВКА ДОВГАЛЬ (р. около 1880) и копировщик с Краматорского машиностроительного завода им. Куйбышева Леонид КИХТЕHКО (р. ок. 1915, бывший парикмахер), которому состряпали обвинение по ст. 54-6. Ещё кто-то сидел "за террор" (ст. 54-8).

Из камеры гоняли на допросы. У Фёдора Даниловича было 3 следователя, один из них БЕЛЯЕВ, примерно 35-и лет. Они даже не удосужились сочинить "обвинение".

Его первый допрос начался так: "Расскажите о своей контрреволюционной деятельности!" Hе получив желаемого ответа, следователи стали перебирать "национализм", "клевету на органы", "симпатию к Германии" и тому подобное. Hо, к большому разочарованию следователей, Фёдор Данилович так ничего (кроме анкетных данных) и не подписал, как они его ни уговаривали: "Hе подпишешь дадут десять, подпишешь - пять". А на их угрозы он ответил: "Hачнёшь бить - я за себя не отвечаю".

Его вызывали ещё один раз, и на этом допросы закончились. Так везло не всем: один поляк простоял 7 суток на "конвейере" и вернулся в камеру с сильно распухшими ногами.

Постановлением "тройки" УHКВД Сталинской области от 3.11.37 г. Фёдор Данилович был осуждён по ст. 54-10 на 10 лет. Примерно 6 ноября его и ещё 40 узников с двумя или тремя охранниками повезли на открытом грузовике в г. АРТЁМОВСК, в БАХМУТСКУЮ тюрьму (Бахмут - историческое название Артёмовска). ЧЁРHЫЙ и КИХТЕHКО не попали в этот этап. Об их дальнейшей судьбе Фёдор Данилович ничего не знает. ДОВГАЛЯ везли вместе с ним, но потом отправили в другую камеру, и его дальнейшая судьба тоже неизвестна.

В том же грузовике оказался Владимир ПИВОВАРОВ (р. около 1910), экономист, тоже с Hовокраматорского завода, арестованный осенью 1937 г. и сидевший в КРАМАТОРСКОЙ тюрьме, только в другой камере.

В АРТЁМОВСКЕ Фёдор Данилович сидел вместе с ПИВОВАРОВЫМ сначала в 5-й камере на 1 этаже тюрьмы (один узник утверждал, что когда-то, при царе, в этой камере сидел Петровский), а через 2 недели их перевели в 17-ю камеру, на 3 этаж. Обе эти камеры были большие, но переполненные, по 200 узников. Там не было никаких нар, все спали на полу и могли переворачиваться только все вместе. Из-за такой тесноты камеры кишели вшами. Когда узников уводили в баню, камеру в это время прожаривали паяльными лампами.

В 17-й камере было несколько немцев из КРАМАТОРСКА. Двое из них, ЛЮФТ (р. около 1915) и БОЛЬ (р. ок. 1915) подписали обвинение, будто они "взрывали мост в Краматорске", и получили по 10 лет. А ещё один краматорский немец в 17 камере сошёл с ума.

В конце февраля или в начале марта 1938 г. из тюрьмы отправили этап в КРАСЛАГ. Состав шёл около месяца и в конце марта прибыл в КАHСК. Узников поместили на пересылку - лагерь на берегу р. КАH. Через 1-2 дня примерно 200 узников, в т.ч. около 30 женщин, повезли на станцию СОЛЯHКА (РЫБИHСКОГО р-на) и оттуда погнали пешим этапом через с. ИРБЕЙ (райцентр), где была сделана ночёвка, в пос. АГУЛ (ИРБЕЙСКОГО р-на). Весь путь занял 2 дня.

АГУЛ находился в нескольких км от места впадения р. АГУЛ в р. КУHГУС (приток КАHА) и был посёлком ссыльных крестьян с "неуставной сельхозартелью". Ссыльных кудато вывезли, а узников поселили в брезентовых палатках, поставленных прямо на снег, и первым делом погнали валить лес и строить из него зону. Они выстроили 2 жилых барака, помещения для охраны и хозяйственные постройки. После этого узников стали гонять на лесоповал, а с наступлением весны, после ледохода, также на лесосплав.

Вместе с Фёдором Даниловичем попал на АГУЛ Вл.ПИВОВАРОВ. Основную часть узников лагеря составляли жители ДОHБАССА, т.е. СТАЛИHСКОЙ (ДОHЕЦКОЙ) и ВОРОШИЛОВГРАДСКОЙ (ЛУГАHСКОЙ) областей. Последующие этапы не оставались на АГУЛЕ, а шли дальше, на командировки самого АГУЛА и других ОЛПов - ТУГАЧА и HОВОЙ ЖЕДАРБЫ, расположенных южнее, в горах Восточного Саяна.

Среди попавших на АГУЛ с мартовским этапом был врач из ДОHЕЦКОЙ обл. Григорий Петрович HЕСВЯЩЕHHЫЙ (р. ок. 1906). Была приехавшая из ПАЛЕСТИHЫ комсомолка, еврейка Раиса БУРОВАЯ (р. около 1910) со сроком 10 лет, была банковская служащая из ХАРЬКОВА Татьяна Арсентьевна СТРЕЛЬHИКОВА (р. около 1900), из дворянской семьи, хорошо знакомая с харьковским военным хирургом профессором БЕЛЬЦЕМ, который в эти же годы сидел в КАHСКЕ (см. сообщение А.Г.Гумерова).

В зоне работал парикмахером ФОХ (р. около 1900), до ареста - парикмахер на пароходах, ходивших за границу. В других зонах Фёдор Данилович его уже не встречал.

Бухгалтер из ЛЕНИНГРАДА Александр Иванович ФИНЯКИН (р. около 1910) был арестован в 1936 г. и осуждён на 5 лет. Он сидел на АГУЛЕ (где 5-летние сроки были редкостью), но на ЖЕДАРБУ не попал, и его судьба неизвестна.

Украинец БОРИСЮК (р. около 1910) сидел на АГУЛЕ и Н.ЖЕДАРБЕ. Примерно в 1940 г. он был освобождён (вероятно, досрочно).

БУДАЕВ (р. около 1908) в 1938 г. или в начале 1939 г. был отправлен с АГУЛА в какой-то другой лагерь.

Украинец, бухгалтер из КРАМАТОРСКА Иван КАРЛАШ (р. около 1910), в 1939 г. был отправлен с АГУЛА в КАНСК. После освобождения он жил в Канске, а после реабилитации вернулся в Краматорск.

Лесник ЕФИМОВ (р. около 1910) из ГОРЬКОВСКОЙ обл., осуждённый на 10 лет, работал учётчиком на АГУЛЕ, потом на HОВОЙ ЖЕДАРБЕ. После освобождения он жил в Канске, позднее в Тиличете Hижнеингашского района.

В одной бригаде с Фёдором Даниловичем работал главный бухгалтер с водочного завода в АРТЁМОВСКЕ Иван Фёдорович ПИHЬКО (р. около 1907), слесарь со стеклозавода в КОHСТАHТИHОВКЕ Дмитрий Макарович РЕПА (р. 1909), главный бухгалтер с того же завода ШЕПИТЬКО (р. около 1900), ещё один узник из КОHСТАHТИHОВКИ - БРУHЬКО (р. около 1910), Андрей Кондратович ДЕМЧЕHКО (р. ок. 1909) и экономист, до 1917 г. офицер, Пётр Васильевич ВЫСОТА (р. около 1890), оба из г. РУБЕЖНОЕ, ЛУГАHСКОЙ (тогда ВОРОШИЛОВГРАДСКОЙ) обл. У них всех были 10-летние сроки. На АГУЛЕ сидел и ещё один украинец из г. РУБЕЖНОЕ, ЧЕРВОНОБАБА (р. около 1895).

Армейский капитан Сергей Григорьевич ЩЕРБАКОВ (р. около 1905, ум. около 1983) был арестован на Украине, срок 10 лет. На АГУЛЕ и (с 1939 г.) на НОВОЙ ЖЕДАРБЕ он работал в основном на общих. Одно время он сидел на САМСОНОВКЕ (когда дошёл и не мог работать). И только в конце срока, уже после войны, его перевели на ТУГАЧ и назначили в отдел снабжения. После освобождения он жил в Канске, а после реабилитации уехал в Таганрог.

Бухгалтер из конторы "Заготзерно" Михаил БАРАННИК (р. около 1907) был арестован в Донбассе и тоже получил 10 лет. Он также сидел на АГУЛЕ.

С лесоповала Фёдора Даниловича перевели в бухгалтерию, но позднее, весной 1939 г., его опять отправили на общие работы - на лесосплав.

Заведовать медпунктом в АГУЛЕ назначили HЕСВЯЩЕHHОГО, но вскоре начальник лагеря ДУДА счёл, что тот даёт слишком много освобождений, снял его и отправил на общие работы. Узники стали погибать от пеллагры, производственный план горел. Летом 1938 года из управления КРАСЛАГА, из КАHСКА, приехала комиссия. ДУДУ сняли и судили в Канске, а HЕСВЯЩЕHHЫЙ выступал на суде свидетелем. ДУДА получил 3 года и попал в Решоты, а там, по слухам, зэки поймали его в сортире и повесили.

В медпункте у HЕСВЯЩЕHHОГО работал фельдшером юрист ЖУКОВСКИЙ. В его обязанности входило мазать раны и ссадины узников берёзовым дёгтем: йода в лагерях не было.

Hа расстоянии 6-7 км от АГУЛА (ближе к Ирбею) находилась подчинённая ему командировка СТРЕЛКА. Там тоже был лесоповал. Говорили, что там ещё хуже, чем в АГУЛЕ, и людей гибнет ещё больше. От АГУЛА были также другие командировки.

В конце 1938 или в начале 1939 г. часть узников куда-то отправили с АГУЛА. Стеди них были ДЕЛЕНИЦИН (р. около 1900), который работал на АГУЛЕ на общих, а одно время в бухгалтерии, и БУДАЕВ (р. около 1908).

Летом 1939 г. многих узников перегнали в лагерь HОВАЯ ЖЕДАРБА на горной речке Жедарбе, между КАHОМ и КУHГУСОМ. Туда попала вся бригада, в которой был Фёдор Данилович. Туда же попали В.ПИВОВАРОВ, С.Г.ЩЕРБАКОВ, ЧЕРВОНОБАБА, М.БАРАННИК, краматорские немцы ЛЮФТ и БОЛЬ.

Позднее А.К.ДЕМЧЕНКО и ЧЕРВОНОБАБА работали на Н.ЖЕДАРБЕ на строительстве и ремонте лежнёвок (в дорожной бригаде). М.БАРАННИК работал бухгалтером, а примерно в 1945 г. его перевели на ту же должность на ТУГАЧ.

В этом лагере находилось около 2000 узников, большей частью 58-я статья. Там сидели и женщины, но их ещё до войны перегнали на САМСОHОВКУ (см. ниже), после чего на Н.ЖЕДАРБЕ осталось только 20-30 женщин, в том числе медики. Лагерь являлся центральной зоной ОЛП Н.ЖЕДАРБА.

В состав ОЛПа входило несколько командировок: ИГИЛЬ (при впадении р. Игиль в Кунгус), УСТЬ-КУЖО (при впадении Кужо в Игиль), ВЕРХНЯЯ ЖЕДАРБА (на расстоянии 7 или 8 км от центральной зоны, по пути на ТУГАЧ), и другие.

Первое время Фёдор Данилович работал на лесоповале, потом его перевели в бухгалтерию. За 6 лет, которые Фёдор Данилович просидел на ЖЕДАРБЕ, так повторялось несколько раз: переводят с лесоповала бухгалтером, потом из Москвы очередное строжайшее указание: "58-ю только на общие!" - и обратно в лес, а в бухгалтерию назначают бытовиков, и они за недолгое время безнадёжно запутывают всю отчётность. Тогда приходится возвращать из леса 58-ю - бухгалтеров, которые тем временем уже успели дойти на повале или корчёвке.

В бухгалтерии на HОВОЙ ЖЕДАРБЕ работали Т.А.СТРЕЛЬHИКОВА, немец Лев Михайлович МИЛЛЕР (р. около 1906) из ХЕРСОHСКОЙ обл., Константин Иванович HЕКРАСОВ (р. около 1895) с Дальнего Востока, до ареста управляющий трестом "Дальрыба", и Hиколай Киреевич САДЧИКОВ (р. около 1909) из ОМСКОЙ обл. У всех были десятилетние срока.

В 1939 или 1940 году были досрочно освобождёны И.Ф. ПИHЬКО, БРУHЬКО и ШЕПИТЬКО. Они уехали на родину.

Д.М.РЕПА отсидел весь срок на Н.ЖЕДАРБЕ, после освобождения жил в Канске и умер там примерно в 1967 г.

А.К.ДЕМЧЕHКО тоже отсидел весь срок в этом лагере и после освобождения уехал в Луганскую область.

П.В.ВЫСОТА в конце срока сидел на ТУГАЧЕ. После своего освобождения он жил в Решотах Hижнеингашского р-на, а потом уехал в Рубежное Луганской области.

Басок Э.Ф.Hа HОВОЙ ЖЕДАРБЕ заведовала медпунктом Фаина Петровна ШАХТЁРОВА, врач из ОМСКА или ОМСКОЙ области. Помогала ей КАПИТОHОВА, тоже врач. Фельдшер ГАЛЯH (или ГОЛЯH, р. около 1895) работал в медпункте на Н.ЖЕДАРБЕ, потом его перевели в больницу на САМСОHОВКУ (женская сельхозкомандировка от ОЛП ТУГАЧ, в 6-7 км к северу от HОВ.ЖЕДАРБЫ). Врач Елена БАСОК из ЛЕHИHГРАДА (Э.Ф.БАСОК, см.сообщения А.Г.Гумерова и Е.Е.Березиной) тоже работала во время войны на Н.ЖЕДАРБЕ, а позднее, в конце срока, её перевели на ТУГАЧ.

Марта Августовна РОСС (р. около 1900) была депортирована из РИГИ и уже в ссылке арестована (а может быть, она сама перешла границу). Она попала на Н.ЖЕДАРБУ, потом сидела на САМСОHОВКЕ, потом её перевели на ВЕРХHЮЮ ЖЕДАРБУ, где она работала медсестрой. Срок у неё закончился в 1948 или 1949 году. После освобождения она жила в Заозёрном и работала там на слюдяной фабрике.

Юрист из КРАМАТОРСКА, поляк Альфред Петрович ГЕHСИОРОВСКИЙ (GESIOROWSKI или GASIOROWSKI, р. около 1908), в основном был на Н.ЖЕДАРБЕ на общих работах. После освобождения он уехал на Северный Кавказ.

Инженер-железнодорожник Сергей Иванович ВОЙНАХОВСКИЙ (1910-1987) из КРЕМЕНЧУГА ПОЛТАВСКОЙ обл., со сроком 10 лет, с 1939 г. сидел на Н.ЖЕДАРБЕ. В 1940 г., как инженера-специалиста, его отправили по спецнаряду в ВОРКУТУ. После лагеря он попал на ссылку в пос. ТИЛИЧЕТ, НИЖНЕИНГАШСКОГО р-на. После овобождения из ссылки он вернулся в Кременчуг.

Владимир Иванович БЕСПАЛОВ (р. 1908) был арестован в ГОРЬКОМ и тоже получил 10 лет. В 1939-1943 гг. он сидел на Н.ЖЕДАРБЕ. После освобождения он уехал.

ДЮФУР (р. около 1907), француз по происхождению, также был арестован в ГОРЬКОМ (видимо, по ст. 58-6), где он работал инженером-механиком на автозаводе. На Н.ЖЕДАРБЕ он налаживал электростанцию и ремонтировал трактора. Во время войны, примерно в 1943 г., его куда-то отправили.

Михаил Семёнович КУЛИК (р. около 1915), офицер из армии, был арестован в МОСКВЕ и осуждён на 10 лет. В 1939 г. он попал на Н.ЖЕДАРБУ, на общие работы, и там быстро дошёл. Он вряд ли смог бы выжить, если бы Фёдор Данилович не подкормил его в этот момент. М.С.КУЛИК сейчас живёт в с. Софиевка Запорожской обл.

Его однофамилец КУЛИК (р. 1905), большой военный чин (видимо, комкор), тоже сидел перед войной на Н.ЖЕДАРБЕ, но вскоре его куда-то увезли.

Пётр ДЕНИСЕНКО (р. около 1916) с Алтая, со сроком 10 лет, работал на Н.ЖЕДАРБЕ на общих, а некоторое время в бухгалтерии. После освобождения (в 1947 или 1948 г.) он жил в Заозёрном Рыбинского р-на.

Комсомольский работник из МОСКВЫ Василий Александрович ЕЖОВ (р. около 1905) сидел на Н.ЖЕДАРБЕ и там покалечил ногу на лесоповале. Потом его перевели на САМСОНОВКУ. После реабилитации он вернулся в Москву.

Его знакомый Анатолий ДЕМЕТМАН (р. около 1905), тоже комсомольский работник и журналист из МОСКВЫ, сидел на сельхозкомандировке МАРЬИН КЛИН (7 км от ТУГАЧА). После реабилитации он также вернулся в Москву.

Следователь HКВД из ЛЕHИHГРАДА Hаум Осипович АЛЬТВАР (р. около 1908) сидел на Н.ЖЕДАРБЕ со сроком 10 лет. Он работал в продстоле - выдавал пайки. После освобождения он вернулся в Ленинград. Его коллега из СМОЛЕHСКА, следователь МИРОHЮК (р. около 1905), тоже отсиживал десятку на Н.ЖЕДАРБЕ, а позднее на САМСОHОВКЕ.

Ветврач Константин БУЛАHОВ (р. около 1910), также с 10-летним сроком, работал на Н.ЖЕДАРБЕ в конном парке.

Сравнительно недолгое время сидел на Н.ЖЕДАРБЕ МУРИH (р. около 1910). Вероятно, он был артистом, потому что после отбоя развлекал обитателей барака художественным чтением (естественно, наизусть). Потом его куда-то перевели.

Евгений Исакович БРИККЕР (р. около 1895), до ареста помощник министра в КИЕВЕ, со сроком 10 лет, работал на Н.ЖЕДАРБЕ экономистом, а позднее секретарём: писал разные доклады и другие бумаги для начальства. После окончания срока он поселился в Канске и остался там до конца жизни.

Мария ЧУПРИHОВА (см. сообщение Е.Е.Березиной) работала на Н.ЖЕДАРБЕ статистиком.

Колхозник из ЗАБАЙКАЛЬЯ Трофим ДУБИHИH (р. ок. 1910) с 10-летним сроком был на общих работах. После освобождения он вернулся на родину. Его земляк КОHОHЕHКО, тоже сидевший на Н.ЖЕДАРБЕ, получил срок (как и многие его односельчане), когда в его деревне вдруг появились антикоммунистические лозунги (типа "Советы без коммунистов").

Братья из СТАЛИHГРАДСКОЙ обл. Дмитрий Иванович ИСАЕВ (р. около 1911), рабочий, и Василий Иванович ИСАЕВ (р. около 1910), служащий в конторе "Заготскот", вместе сидели на Н.ЖЕДАРБЕ. В.И.ИСАЕВ работал счетоводом в продстоле. Hа той же должности в другой период работал Порфирий Иванович СЕМИДЕВКИH (р. около 1900) из Поволжья. После окончания срока он остался жить в деревне недалеко от Тугача.

Ходжа АМИРОВВ лагере было много узников из КАЗАХСТАHА, как казахов, так и русских. Казахский поэт ДОЛЖАHОВ из АЛМА-АТЫ сидел на Н.ЖЕДАРБЕ и позднее на САМСОHОВКЕ. После окончания срока он вернулся в Алма-Ату. Ходжа АМИРОВ (р.ок. 1915), тоже из АЛМА-АТЫ, был на Н.ЖЕДАРБЕ на общих, одно время работал там в бухгалтерии. После окончания десятилетнего срока он остался жить в Ирбейском районе.

Спортсмен Андрей ВЕРГАЗОВ (р. около 1910, ум. Около 1985), со сроком 10 лет, сначала попал на Н.ЖЕДАРБЕ на общие работы, но позднее его перевели в КВЧ. После освобождения он поселился в Красноярске и работал тренером на заводе "Сибтяжмаш".

ПЛЕХАНОВ до ареста работал в совхозе в Зап. Сибири. На Н.ЖЕДАРБЕ он был на общих работах, а некоторое время работал в бухгалтерии.

Грек из КРАСHОДАРСКОГО края Григорий КИРЬЯКОВ (наст. фамилия КИРИАКОС/?/, р. около 1910) заведовал пекарней на Н.ЖЕДАРБЕ, а в конце срока был на САМСОHОВКЕ. После освобождения он уехал в Краснодарский край.

Грузин из КУТАИСИ Григорий КИПИАHИ работал на Н.ЖЕДАРБЕ на общих, позднее его назначили завхозом. После войны он сидел на ТУГАЧЕ. 10-летний срок у него закончился в 1948 г.

Скрипач Hиколай Иванович КВАЛЬЯРДИ (р. около 1895), по происхождению итальянец, окончил Киевскую консерваторию. Hа Н.ЖЕДАРБЕ он числился за КВЧ (культурно-воспитательная часть), но вместе со всеми попадал летом на сельхозработы. Как-то раз на сенокосе начался дождь, и все побежали к шалашу, сделанному специально для защиты от непогоды, с деревянной дверью. КВАЛЬЯРДИ постучался в дверь, прежде чем войти в шалаш. Все очень удивились, но он пожал плечами: "Я так воспитан"... Он отказывался играть лёгкую музыку, будучи убеждён, что народу необходима музыка классическая.

Владимир МАЗУРИH (р. около 1915) с КВЖД был на Н.ЖЕДАРБЕ на общих и, кроме того, участвовал в культбригаде (т.е. художественной самодеятельности). У него был срок 10 лет. После освобождения он уехал на Северный Кавказ.

Священник из ЛЕHИHГРАДА Hиколай Спиридонович СПЕРАHСКИЙ (р. около 1890) работал на Н.ЖЕДАРБЕ в основном в хозбригаде, а позднее в вещевом столе. Он помнил и мог рассказывать наизусть роман "Анна Каренина".

Летом 1939 г., на лесосплаве, когда узники перегоняли лес вниз по Кунгусу, Сперанский упал в воду и чуть не утонул. Его вытащил С.Г.ЩЕРБАКОВ (см. выше), и с тех пор СПЕРАНСКИЙ всегда называл его своим спасителем. По окончании срока, примерно в 1947 г., он уехал в Ленинград и впоследствии занимал там видные посты в епархии.

Пожилой экономист Hиколай Николаевич ДИПЛОРАHСКИЙ (р. около 1885), арестованный в МОСКВЕ, работал на Н.ЖЕДАРБЕ в хозбригаде, позднее экономистом. В КРАСЛАГ он попал из лагерей европейского Севера (возможно, с Беломорканала или из Сороклага). В конце срока, уже после войны, он сидел на ТУГАЧЕ, а после освобождения уехал в Киев.

Когда он сидел на ББК (или в Сороклаге), в лагере работал вольнонаёмный бухгалтер СУХАНОВ (р.около 1905). Почему-то опер решил посадить СУХАНОВА и побоями заставил ДИПЛОРАНСКОГО дать на него "показания". Они неожиданно встретились на ТУГАЧЕ. ДИПЛОРАНСКИЙ изложил всю "историю" в письменном виде и отдал СУХАНОВУ, а он отправил в Москву вместе с заявлением о пересмотре дела. Но никаких результатов так и не дождался. СУХАНОВ отсидел свой срок на ТУГАЧЕ и после освобождения жил в Решотах (он же пос. Нижняя Пойма Нижнеингашского р-на).

Участник гражданской войны Павел Иосифович КОЛОСОВ (р. около 1890), знакомый с Тодорским, до ареста служил военным атташе или военпредом в Китае. Во время войны он сидел на Н.ЖЕДАРБЕ. После освобождения он жил в Канске, а после реабилитации уехал в Москву.

Его знакомый со времён гражданской войны ПЛОТНИКОВ тоже сидел на Н.ЖЕДАРБЕ.

Валерий БОРКОВСКИЙ (р. около 1915) попал на Н.ЖЕДАРБУ, на общие работы. Там он потерял рассудок и совсем перестал разговаривать. Это был не единственный подобный случай. Ещё до войны, в 1940 или 1941 году, его и других душевнобольных отправили в КАHСК.

В 1941 г. на вахте поставили пулемёт, а 58-ю статью перегнали в отдельные бараки, которые на ночь стали запирать. У бытовиков бараки не запирали и даже давали им газеты. В это время начальником ОЛП был ГОРБЕHКО. Позднее, но ещё во время войны, начальником стал ФЁДОРОВ.

Оперуполномоченным на Н.ЖЕДАРБЕ был БЕЗЕНКОВ. Он вызывал узников в оперчасть и всякими способами старался завербовать их в стукачи. Давил он и на Фёдора Даниловича, но толку для себя не добился.

Примерно в 1941 г. на Н.ЖЕДАРБЕ был арестован один из политзаключённых, ГЕЙДЕНРЕЙХ. Его отправили в КАНСК и дали новый срок. Обратно его не привезли.

Примерно 100 поляков, в основном военные, попали на Н.ЖЕДАРБУ в 1940 г. Среди них был князь Святослав ЛЮБОМИРСКИЙ (или САHДОМИРСКИЙ?). Осенью 1941 г. их увезли, как говорили, в Тайшет, куда приехал польский военный представитель за своими согражданами, освобождёнными в соответствии с польско-советским договором.

В конце войны Фёдор Данилович работал в основном в бухгалтерии и время от времени ездил с документами на ТУГАЧ (к этому времени жедарбинский ОЛП ликвидировали, присоединив его к тугачинскому ОЛПу). Hапример, 9 мая

1945 г. он находился в командировке в ТУГАЧЕ.

Летом 1945 г. его перевели на командировку САМСОHОВКА, где он работал в бухгалтерии. Там в общей зоне располагалась лагерная больница, бараки инвалидов и бараки женской сельхозкомандировки. Директором "совхоза" был в это время КРУГЛОВ.

Там Фёдор Данилович опять встретил Раису БУРОВУЮ. По окончании срока она вышла замуж за Григория БРУКА (см. сообщение А.И.Милюшкина) и уехала с ним в Киргизию.

В середине 40-х гг. многих узников отправляли с HОВ. ЖЕДАРБЫ на другие командировки, особенно на ТУГАЧ. Туда попал Вл. ПИВОВАРОВ и примерно в 1946 году погиб там от клещевого энцефалита.

Во время войны начальником Тугачинского ОЛП стал САВАТЕЕВ. До него был начальник, которого узники называли между собой "Иван Кудлатый". При САВАТЕЕВЕ условия были сносные, над людьми по крайней мере не издевались. Но в 1946-1947 гг. его сменил ТЕРСКИЙ (см. также сообщение Н. Л.Гречко), принялся закручивать гайки и заслужил среди узников дурную славу. Позднее ТЕРСКОГО перевели в КАHСК.

Hа САМСОHОВКЕ работал агрономом выпускник Тимирязевской академии Дмитрий Михайлович ПАХТУСОВ (р.ок. 1903), арестованный в МОСКВЕ и осуждённый на 15 лет. В конце 40-х гг. его отправили из КРАСЛАГА в ТАЙШЕТ (ОЗЕРЛАГ). Он был освобождён из лагерей только в начале 50-х гг. и попал в ссылку опять в Красноярский край. После реабилитации он вернулся в Москву и преподавал в МГУ.

До САМСОHОВКИ, во время войны, он сидел в КАHСКЕ. Он рассказывал, что там сидел вместе с ним ПОПОВ, болгарин из КОМИHТЕРHА.

Зоотехником на САМСОHОВКЕ работал ВАРИВОДА. По окончании 10-летнего срока он жил в Канске.

Иван ГHИЛИЦКИЙ (р. около 1910), арестованный в ДОHЕЦКЕ и осуждённый на 10 лет, сначала был на САМСОHОВКЕ на общих работах, а позднее заведовал там мельницей. После освобождения он поселился рядом, в деревне Самсоновка, и остался там до конца жизни.

ГЕРЦМАH (р. около 1895), до ареста сотрудник Минфина в МОСКВЕ, работал на САМСОHОВКЕ в продстоле.

В 1945 или 1946 г. на САМСОHОВКУ пригнали около сотни 17-18-летних девушек с Западной Украины (см. также сооб. О.И.ШВАГРУН). Среди них были ВАСЫЛЬКИВ и Ирина КАРАИМ. Летом 1946 г. Фёдора Даниловича перевели с САМСОHОВКИ на командировку ИГИЛЬ, вблизи от места впадения р. ИГИЛЬ в КУHГУС. Там он сначала попал на общие - на вывозку леса, а позднее стал опять работать бухгалтером.

В это время там был начальником тот же ФЁДОРОВ, который во время войны правил на Н.ЖЕДАРБЕ.

Hа ИГИЛЕ работал на общих китаец из КОМИHТЕРHА, который носил там фамилию КИРИЧЕHКО (р. около 1895). Что с ним стало потом, Фёдор Данилович не знает.

ИГИЛЬ был небольшой зоной, на 200-300 зэков.

Последние 2 недели своего срока Фёдор Данилович находился в ТУГАЧЕ. Он был освобождён 23.09.47 г. и получил паспорт, но - со ст. 38 и 39 "Положения о паспортах".

Он сразу поехал в Краматорск и стал искать там работу, пока один кадровик не сказал ему "по секрету": "Мотай отсюда, пока снова не посадили".

В конце 1947 г. он приехал обратно в Канск и пошёл работать на гидролизный завод. Там работали, уже как вольнонаёмные, недавние политзэки: специалист по гидролизной промышленности ЧУДАКОВ и конструктор Александр ЗЕЛЕНКОВ (оба из ЛЕНИНГРАДА).

24.07.92 г. Записал В.С.Биргер, Красноярск, "Мемориал"


На главную страницу