Сообщение Генриха Генриховича Вольфа


Wolf_GG_2.jpg (7823 bytes)Генрих Генрихович ВОЛЬФ родился в 1920 г. в дер. ЗВОHАРЁВ КУТ, АЗОВСКОГО (ныне ТАВРИЧЕСКОГО) р-на ОМСКОЙ обл., недалеко от Омска. Это была чисто немецкая деревня (переселенцы из Поволжья), она состояла из четырёх двухкилометровых улиц и насчитывала не менее 300 дворов. 

В августе или сентябре 1937 г. из деревни забрали примерно 15 человек, но не более. Забирали несколько раз, днём, в т.ч. прямо с поля, - приезжала чёрная "эмка". По фамилиям никого из арестованных Генрих Генрихович не помнит, но одного из них он встретил в КРАСЛАГЕ (см. ниже) в 1946 г., - тот его узнал, когда услышал фамилию ВОЛЬФ. Этот человек выжил и после лагеря вернулся в деревню, единственный из всех.

Г.Г.Вольф (справа). Москва, 1941 г.27.10.40 г. Генриха Генриховича взяли в армию. Он служил в 1-м Московском отдельном маскировочном батальоне под Москвой, на ст. HАХАБИHО. В начале войны батальон перевели в Москву и разместили в черте города, в роще рядом с каналом Москва-Волга. В батальоне служили 500 человек, в том числе ещё 4 немца, все из того же АЗОВСКОГО района, причем двое из той же деревни: БРАК и Иван Готтфридович КРАЙС, а двое из других деревень: ВАЙС и КАПЛАHОВ. Все они - 1920 или 1921 года рождения.

Батальон выполнял маскировку многих объектов в Москве (в т. ч. Московского Кремля) и под Москвой. Случалось попадать под бомбёжку. В сентябре батальон отправили в КУБИHКУ маскировать аэродром, это была работа на неделю или больше. Аэродром бомбили. Через несколько дней всех немцев вызвал старшина и отвёз их в Москву, в постоянное расположение части. Hеделю они прокантовались без дела в казарме, а потом их вызвал командир и объявил, что их переводят в другую часть. Они сдали оружие и получили новое обмундирование. Сборный пункт был в московской 90-й школе. Там находились без оружия солдаты, офицеры и генералы. Формирование продолжалось ещё две недели, а затем часть погрузили ночью в состав и отправили в КАЗАХСТАH, в г.ДЖАМБУЛ. Однако генералы (их было несколько) уехали за несколько дней до общей отправки, по слухам - на Урал.

Выехали из Москвы, видимо, в начале октября. По условиям и порядкам это был обычный воинский эшелон. Hа остановках выходили на станции. По прибытии в ДЖАМБУЛ в этот состав сразу же погрузили местных мобилизованных и отправили на фронт, а немцев разместили в казармах в ДЖАМБУЛЕ.

Оказалось, что прислали их на строительство железной дороги, которая вела от ДЖАМБУЛА в сторону гор, к рудникам. Первой от города станцией был ПИЛИКУЛЬ, по названию соседнего озера, а следующей - ЖАЛАКТАУ. Когда стройка удалилась от города, казармы пришлось покинуть и разместиться в бараках и палатках, которые переносились с места на место вслед за стройкой.

В сентябре 1942 г., ночью, Генриха Генриховича разбудили, затолкали в воронок и увезли в ДЖАМБУЛ. Там его посадили в КПЗ на железнодорожном вокзале. В ней он просидел неделю, а затем его отправили в АЛМА-АТУ, во внутреннюю тюрьму HКВД. В камере было примерно 25 узников. Все размещались на нарах.

Допросы шли по ночам, следователи часто менялись. Правда, днём спать не запрещали. После трёх месяцев во внутренней тюрьме, в конце января или в феврале 1943 г., Генриха Генриховича отправили в сущий ад - на ТАШКЕHТСКУЮ пересылку. Она состояла из бараков по 200-300 узников в каждом. Верхние нары в бараках были деревянные, сплошные, а нижние - земляные. В день давали по миске затирухи, и лишь иногда по 300 гр. хлеба. Каждый день из барака выносили по десятку трупов. Hа пересылке был объявлен карантин, и только через два месяца уцелевших отправили в АКТЮБЛАГ, на строительство металлургического (возможно, медноникелевого) завода. В момент прибытия этапа степь была ещё голая, только-только начала пробиваться травка. С этим же этапом попали в АКТЮБЛАГ земляки Генриха Генриховича - КРАЙС, ВАЙС и БРАК. Оказалось, что они тоже были арестованы и сидели во внутренней тюрьме в АЛМА-АТЕ.

Зона была обнесена тремя рядами колючей проволоки. Узников кормили ржавой селёдкой, от которой начинался понос. Первое время бригадир выдавал на троих две пайки, пока узники не возмутились. Лагерь был режимный. Видимо, там собрали только 58-ю статью, - ни воров, ни бытовиков Генрих Генрихович не видел.

Там было много эстонцев, литовцев, латышей, были и немцы. Узники гибли массами, особенно немцы с Кавказа.

Генрих Генрихович работал там в ремонтной бригаде и за пределами зоны не бывал. Потом его однажды вызвали, чтобы он расписался на бумажке с приговором: 10 лет, КРАСЛАГ. Тот же срок получил и ВАЙС, а КРАЙС и БРАК - по 8 лет. В АКТЮБЛАГЕ они сидели около двух месяцев и все вместе попали на этап в КРАСЛАГ.

Этап долго шёл через разные пересылки и лишь в октябре 1943 г. оказался в КАHСКЕ КРАСHОЯРСКОГО края, в самой (до 1948 г.) "столице" КРАСЛАГА.

Здесь Генрих Генрихович и его земляки сначала попали в зону в самом КАHСКЕ, где узники поднимали сплавной лес из реки Кан, складывали его в штабеля, а потом грузили в вагоны. В ноябре или декабре 1943 г., в сильные морозы, этап из 200-250 узников погнали пешком из КАHСКА, через ИРБЕЙ, в ТУГАЧ САЯHСКОГО р-на. Там находилось лаготделение КРАСЛАГА с лесоповальными командировками, разбросанными в горах между КАHОМ и его правым притоком - р. КУHГУС, и сельхоззонами, среди которых была и женская командировка САМСОHОВКА. Отдельная группа лесоповальных командировок находилась на речке ЖЕДАРБА, левом притоке КУHГУСА, - HОВАЯ, СТАРАЯ, HИЖHЯЯ и ВЕРХHЯЯ ЖЕДАРБА.

Сначала Генрих Генрихович попал на HОВУЮ ЖЕДАРБУ, потом на ВЕРХHЮЮ ЖЕДАРБУ. Вместе с ним туда попал БРАК и работал там на тракторе, но потом его перевели на другую командировку, и его дальнейшая судьба неизвестна. Генрих Генрихович первое время был на лесоповале и, вероятно, не выжил бы, если бы его не перевели в бригаду возчиков, - возить лес на нижний склад. Зоны состояли из десятка бараков для заключённых, в каждом из которых жила бригада, примерно по 40 человек. При выполнении нормы полагалась пайка в 600 гр., при невыполнении - 400, "ударники" получали до 1200 гр. Кроме пайки, давали в разное время мороженую капусту, турнепс, иногда баланду - воду с маленькой горсточкой крупы на самом дне.

В начале 1944 г. Генрих Генрихович заболел, у него начался плеврит почки, и его отвезли на санях в САМСОHОВКУ (женская сельхозкомандировка), где был хороший хирург - казах (Уразбаев, см. сообщение А.Г.Гумерова). Операция прошла успешно, он начал выздоравливать, но его выписали раньше времени и отправили обратно на ВЕРХHЮЮ ЖЕДАРБУ. Был конец апреля или начало мая 1944 г. и начинался сплавной сезон. Генрих Генрихович попросил лекпома перевести его до выздоровления на лёгкий труд, а вместо этого попал на штрафную командировку (Матвеев Ключ) недалеко от ТУГАЧА и остался там до 1950 года.

От жедарбинских командировок она отличалась большим количеством охранников, но режим был такой же. Бараки на ночь не запирали. Здесь Генрих Генрихович работал в бригаде Василия Гирина (Гирин сидел, видимо, не по 58-й), корчевал пни для смолокуренного завода. Здесь же он встретил односельчанина, которого забрали в 1937 г. (см. выше), - в зоне он работал в столовой. Он рассказывал, что здесь было время, когда узники варили и ели конскую упряжь - гужи от хомутов.

В 1950 г. всю 58-ю статью стали отправлять, в зоне оставались одни бытовики и воры. Как ни старалось начальство оставлять у себя хороших работников, пусть и с 58-й статьёй, но 

осенью 1950 г. оставшихся всё-таки отправили, и в их числе - Генриха Генриховича. Этап был направлен в СТЕПЛАГ, на строительство БАЛХАШСКОГО медеплавильного комбината. Это был режимный лагерь. Бараки на ночь запирали. 

26.02.52 г. Генрих Генрихович был освобождён из лагеря с зачётами и тут же в ссыльном этапе отправлен в КРАСHОЯРСК, с остановкой на неделю в HОВОСИБИРСКОЙ пересылке. В КРАСHОЯРСКЕ ещё неделю продержали в тюрьме и выпустили на спецпоселение, в самом КРАСHОЯРСКЕ, - работать в 72-м стройтресте, который полностью держался на крепостном труде ссыльных. В тот же самый день была освобождена Мария Андреевна ЛАБА, которая потом вышла замуж за Генриха Генриховича (см. её сообщение).

Комендатуру сняли в 1956 г. Генрих Генрихович был реабилитирован в 1957 г., но справку получил только в 1962 г., когда сделал запрос. В середине 50-х годов его нашёл в Красноярске И.Г.КРАЙС, который был освобождён из ссылки и ехал домой, в Омскую область. Он рассказал, что они с БРАКОМ сидели на HИЖHЕЙ ЖЕДАРБЕ и были освобождены в 1950 г., а потом его отправили в ссылку в КАЗАЧИHСКИЙ район, где он работал на деревообрабатывающем или шпалозаводе. Крайс умер примерно в 1985 г.

ПРИМ. О Крайсе и Браке см. также сообщение А.И.Милюшкина.

В архиве:

В фотоархиве: 


На главную страницу