Н.Н. Покровский. Старообрядческий рассказ о сталинских репрессиях


Повесть посвящена событиям 1951 года, получивших широкую известность как в урало-сибирских старообрядческих поселениях, так и среди населения сталинских лагерей. По лагерным преданиям они были описаны А. И. Солженицыным1. Нам стало впервые известно о них в 1965 г. в Москве со слов охотоведа, ставшего свидетелем этих событий. Позднее в археографических экспедициях мне довелось беседовать с одним из крестьян, арестованных во время этих репрессий. Недавно современный старообрядческий писатель Афанасий Герасимов, также пострадавший в 1951г., доставил мне издаваемый текст, а также записал по моей просьбе собственные воспоминания об этих событиях.

В конце издаваемого текста традиционной древнерусской тайнописью, «цифровой литореей», зашифровано имя автора. Тайнопись расшифровывается: «Иерон». Это имя сибирского крестьянина Иерона Алексеевича Потанина, ныне покойного, также арестованного во время репрессий 1951г., но сумевшего совершить побег.

Рассказ Иерона включен в состав первого тома обширнейшего трехтомного произведения, имеющего самоназвание: «История об отцех и пустынножителех, в последнее гонительное время подвизавшихся в северных краях Руския земли, в пределах Уральской и Сибирской пустыни». На л.2 об. приведена дата создания этого произведения: «в лето 7471» (1962/1963). Однако это лишь датировка одной из редакций сочинения. Протограф его был создан еще до событий 1951г., а последние описанные в томе события относятся к концу 1970 -началу 1980 гг.: сочинение продолжало дополняться.

Первый том посвящен подвигам пустынников часовенного согласия старообрядцев, второй — жизнеописаниям пустынниц. Третий том включает описание различных «чудесных событий». Рассказ Иерона Алексеевича, законченный 1 марта 1958 г., составляет 38-ю главу 1-го тома (лл. 90—103 об.).

Трехтомная рукопись является своеобразным патериком пустынножителей Урала и Сибири. Пустынники, составлявшие его, не скрывают, что образцом для них были древние византийские патерики: Египетский (Лимонис) и Азбучный. Несомненно, что они учитывали и традицию старообрядческих писателей Выговского центра и, прежде всего, сочинения Семена Денисова «Виноград Российский» и «История о отцех и страдальцех соловецких». Подобно патерикам и «Винограду», «Урало-Сибирский патерик» строится из отдельных глав, каждая из которых посвящена одному пустыннику или примечательному случаю, происшедшему с ним. Но есть и исключения из этого правила. Рассказ Иерона — одно из них.

В центре внимания авторов первого тома находится истории наиболее известной и значительной из монашеских общин часовенных — Уральского скита, которым в XVIII в. руководили отец Иов и холоп Максим. Укрываясь от властей, скит этот в XVIII—XX вв. неоднократно менял свое местоположение. И каждый раз пустынники осваивали все более глухие места, зачастую являясь там пионерами земледельческой культуры. Чтобы не привлекать внимания, община пустынножителей не раз разбивалась на несколько самостоятельных частей, и пути дальнейших миграций каждой из них могли быть очень различными. Но в главном ядре общины (а подчас и в некоторых периферийных ее частях) столетиями сохранялась традиция создания собственной письменной истории. Нам довелось впервые столкнуться с этой традицией в середине 1960-х гг., когда были начаты полевые исследования новосибирских археографов. В 1966 г. на юге Западной Сибири, в одном из дочерних скитов этой общины, руководимой отцом Палладием, нами был обнаружен и затем введен в научный оборот рукописный сборник, содержащий главное историческое сочинение часовенников. Это было «Родословие часовенного согласия», созданное 1887 г. на Урале тогдашним главой скита отцом Нифонтом на базе исторических и других сочинений общины XVIII в.2 . Урало-Сибирский патерик использует Родословие наряду с многими другими источниками. Среди них сочинения писателя XVIII в. Мирона Галанина, холопа Максима, произведения уральских краеведов XIX — начала XX вв., многочисленные послания и другие сочинения XIX—XX вв., в подавляющем большинстве своем ранее науке не известные. Использованы также дополнения для Родословия, сделанные преемниками отца Нифонта по руководству общиной отцами Саввой и Симеоном Последний был руководителем общины во время ее разгрома в 1951 г. Патерик, подобно древнерусским житиям святых, часто ссылается на устные рассказы свидетелей описываемых событий. Главное ядро общины Нифонта перебралось с Урала в Сибирь, на реку Чулым еще в 1892 г. Когда в 1917г. началось «смятение», часть пустынников перебралась в более глухие места Колыванской тайги, а часть уехала на Дальний Восток. Отец Симеон, ставший в 1928г. вместе с отцом Миной во главе первой из этих частей, вскоре понял необходимость срочной миграции в еще более недоступные места. 3 марта 1929 г. отец Симеон закончил свою редакцию сочинения о конце света начатого еще отцом Саввой. Достойно удивления, с какой точностью крестьянский писатель, комментируя древнехристианские и древнерусские произведения о «последних временах» определяет основное содержание казарменного социализма «года великого перелома» : «все брашно (продовольствие- Н. П.) уже находится так назвать под государственным контролем, и все источники производства продуктов частно запретили, да разве далеко стало, что на торжищи не купиш и не продаш».

21 мая 1936 г. община начала труднейшее переселение на восток, в бассейн Енисея. Оно заняло 4 года и проходило в 4 этапа, каждый по нескольку сотен километров. В пути старательно обходили населенные места, избегая встречи с отрядами НКВД, которые разыскивали беглых зэков. Двое пустынников погибли в пути от голода.

На новом месте разбились на несколько скитов, постепенно вблизи поселилось несколько десятков крестьян-единоличников, убегавших от коллективизации. Связи с внешним миром поспешили прервать, лишь изредка, как это было описано А. И. Солженицыным и подтверждено мне моими собеседниками, специально выделенный представитель монашеской общины обменивал на одном из сибирских рынков пушнину на необходимые охотничьи припасы.

Где-то осенью 1950г. пустынники были обнаружены с самолета, а весной 1951 г., как это описано Иероном, был прислан отряд карателей, который сжег все скиты, крестьянские заимки и арестовал их обитателей. По рассказам очевидцев, в скитах погибли тогда около полутысячи древних книг. Рукопись «Урало-Сибирского патерика» чудом уцелела: скитские жители, согнанные в холодный амбар, сумели закопать ее там под землю; когда все постройки скита были сожжены, огонь лишь слегка опалил листы закопанной рукописи. Позднее она была найдена и переписана.

5 мая 1951г. 19 мужчин и 41 женщина, захваченные карателями, были вывезены на плотах в «народное место», по дороге с плотов удалось бежать 2-м мужчинам и 4-м женщинам; по бежавшим стреляли из автоматов. Позднее доарестовали еще 14 человек крестьян, затем еще девятерых. Следствие в Красноярске велось немногим более года. По сведениям Иерона, по делу проходило 33 человека, осужденных на разные сроки от 10 до 25 лет. Они содержались в разных лагерях, по нашим сведениям — в Тайшете, на реке Чуне в Иркутской области, в Кожвинском районе Коми АССР; А.И.Солженицын называет Степлаг. Многие старообрядцы-часовенные держали в .заключении голодовку, не признавая казенной пищи. В лагерях умерли отец Симеон и мать Маргарита. Остальные были освобождены в декабре 1954 г. Вскоре скитская община была возобновлена на новом месте.

Текст сочинения Иерона Алексеевича о событиях 1951г. передается нами без изменений и сокращений, лишь в начале этого рассказа опущены две страницы, повествующие о проблемах преемственности руководства общиной после смерти отца Саввы. По просьбе некоторых из арестованных в 1951 г. все географические названия даются в сокращении

Н.Н.Покровский

 

В начале в пределах реки Д... и его притоков в 174? (1938/39) году первым исследователем и основателем сих бысть [...] отец Антоний с некиими из братии, где послед? множество населишася обоего пола старцев и стариц и некии из християн, под покровительством и управлением отца Симеона до раззорения обителей безбожными властьми. Егда в пределах К... выше означенной местности временно проживающим старцем и старицам далее невозможно было пребывать, ввиду притеснения от властей умножения ради стекающагося народа аще и поткнуша себе кущи для временнаго пребывания. Но егда обретеся место в притоках Д..., тогда подвигошася на переселение в сии места, аще и не во едино время вси, ввиду скуднаго питания сей малоплодной местности, более других холодной северный край, оставляху свои колибы и переселяхуся в сию малоплодную холодную страну, отдаленную большим расстоянием от мира, в глубокую тайгу, не боящеся глада и смерти, носяще крест пресладкого Исуса. Преселяхуся водным путем весной по открытию воды. В 7448-м году преселися в сии места отец Симеон с некиими из братии и нецыи из стариц. [..]

Тако же [...] пребыша мирно до наступления весны 745? года, до опустошения и раззорения и обителей сожжения безбожными суровыми безчеловечными властями. Аще и прежде сего с воздуха многое время назираху, а в сие время по земле шествующе явишася послании отряд безбожных варвар, со оружием и палицами, аки на разбойников, жаждуще во един бы час пожрети и истребити всех, но не имеху на се позволения, и невозможно было им всех скоро яти, яко разсеяни бяху, жили щам сокровенным по разным местам укрывающися и стези не имуще к жительству своему, яко мнозех без вожатых невозможно бе обрести. Егда же Божиим попущением приидоша до близу живущих стариц, бывших во известии от них на речке М.Т..., на пути елико кого обретаху мирян, возмогающих пленяюще, сих емляху с собою в путь, везуще с собою оружие и продукты питания; всех плененых впрягаху аки скота, хотяща и не хотяща, нудяху шествовати с ними, везуще сим потребная и стезю показующе, преди текуще на лыжах, яко зима бе, и уже к концу прихождаше. Сии вельми спешно идуще, в малые дни великое растояние пути проидоша, не чуяху усталости. Богу вмале попустившу пострадати, а врагу сих вооружившу с великим тщанием и скоростию текуще на разорение стада Христова словесных овец.

В нощь на 23 марта 7459 года в среду 4-я недели святаго и великаго поста неожиданно явися християноненавистный полк без6ожных варвар к [...] смиреным старицам, многим уже почивающим, яко нощь бе. Сии варвари по указанию своего предводителя во вся проходы раступишася и окружиша, но никто же сопротивляяся или бежа куда, но вси смирено пребываху во ужасе от незапнаго нашествия дикообразных во множестве варвар, не смеюще рещи какова-либо слова, мало последи несколько приидоша в чувство, начата глаголати. По первому требованию от старших отряда было дать им пищи, накормить всех пришедших близ 40-ти человек. Сие сотвориша смиреннии старицы, всех накормиша и напоиша. А место для отдыха они, зверонравнии богохульницы, избраша часовню, где по прибыли сразу же сия красоту обнажиша, святыя книги и иконы попираху и сожигаху; аще и не вси первее, но егда по отъезде вся сожгоша, келии и книги и иконы — разве аще негде Божиим благоволением осташа или сокровени быша негде. Зде явная мерзость запустения творяшеся от них на месте святе, скверными своими руками всю святыню истребляюще, богохульными повесы и скверными неизглаголанными сквернословии насмехающеся и табачным дымом всюду обдыхающе, аки пси ненасытнии сего сосуще никогда же насытишася и аки мотыло смердяще. И прочая наругания и посмеяния неизчетная творяху над всеми обычаи християнскими и утварями церковными. Како стерпе милосердый Господь, за таковое беззаконие не казни их, не повеле земли пожрети сих живых! Великое милосердие Божие долготерпит о всем. Стражу поставиша и день и ночь стерегуще, еже бы никто никуда возмог убежати. Зде на Т... сотвориша главное место пребывания. Всех отвсюду кого смляху, сюда привождаху.

Во утрий день 23 марта зело рано пришедше к соседствующим старицам Флине, отстоящим 4 поприща, и сим объявлено было от старших отряда выселиться на Т... При помощи мирян старицы вместе с животными своими были выведены и переведены человеческою силою вси в главный штаб, а кельи чрез несколько дней все были сожжены. Старицы собрани во едино место под стражу. Главный отряд состоял из 22-х человек, а остальные собрани были люди по дороге. Кои были взяты дальнаго разстояния пути, всех пустиша домой, а близуживущих крепко надзираху, да не убегнут возвестить прочим тамо живущим и скрыются и не обрящут кого из старцев. Сие всльми было для них печальным и недопустимым.

Посему крепко всех испытавше и истезавше, ово ласканием, ово страхом, не возмогоша обрести человека, самохотно ведущаго их ко старцем. Тогда сами поидоша и всех пленных с собою ведущи, оставльше некую стражу для охраны стариц. Hе путь не ведяху, направления не можаху пойти. Сего ради среди пути избираху таковых, кто мог бы их довести. И обретеся таковый человек, глагола им: «Аще и вем ко старцем путь, но не поведу вас, да не буду предателем церкве Христове». В таковем исповедании гнаху его пред собою, биюще без милости палицами, пременяющеся.Прейдоша дне путь, обночеваша.

Во утрии 27 марта в понедельник 5 неделю поста, аще и не хотяще, обретшеся близ стариц Валентины, направления пути ко старцем изменьше, сих миновахом, а ко старицам Валентины внезапно заидохом. Зде зверонравный отряд безбожных варваров много лютости показа, озлобленый неудачным походом к старцем, многих стариц напугаша, порядки свои поставиша, много наругавшеся над святынею, красоту церковную обнажиша, яко же в начале сотвориша у стариц на Т..., зде больше показаше озлобления.

Оставльше стражу над старицами 28 марта во вторник, поидохом в поиски старцев; вышепомянутый исповедник, пребывая непоколебим во своем исповедании, глаголаше: «Не иду предавать церковь Христову с вами», они ж бияху его палицами без милости, яко взирающе и кричаще, убити глаголюще и всех нас, яко не ведем их, дающе направление на юг итьти и сами следующе сим направлением. Но аще со слезами и не хотяще быти предателями, Богу попустившу обретохомся близ старцев сим направлением.

Егда ж видеша обитания старцев безбожнии, тогда аки зверие дивии устремишася на них, един другаго погоняюще, со оружием на безоружных смиренных старцев наскочиша, ничто же таково чающих; елико обретше, всех взяша под стражу, допытывались старейших: отца Симеона, отца Антония и Александра, личности сих не ведуще. И егда по многом истязании нецыи из братии назвашася сими имены, каковы они требоваху, дабы избежать поисков сих старцев: зане имена сих старцев у них записаны, а личности не знают. Но не возмогоша сих укрыти. Отец Антоний обретеся сам зде взятым (глаголемо на старине), а о отце Симеоне и Александре уведано бысть от некоих стар.

И снова поиски открылись. Обретеся таков человек, страха ради приведе их к дверем келии и не ведеху, что зде есть жилище, понеже в земли вкопавшеся и незримо бысть отнюд. Но по указанию ведущаго сие укрытие ничто же возбрани, ни поможе укрытися таковое многотрудное созидание и стези не вмущее. 1-го апреля в суботу акафистову в вечернее время приидоша зверонравнии во обитель отца Симеона, обнощеваша, по утрии всех с собою поведоша ко старцем на старину во едино место, где находилось главное их начальство. А келии и всю святыню елико бысть древних святых книг и икон великое множество, все огню предаша (точию непрестольное Евангелие древней крупной печати и бисерныя ризы со святых икон содраша, с собою взяша), тако же и хлеб и овощи и все продукты питания, ничто же пощадеша.

Прежде сего времени многое нечто было сокрыто в снегу, даже и сами старцы сокрывахуся, а на сие время все изнесше наверх к жилищу принесоша и сами приидоша, аще и боящеся предположительно ожидаху таковаго нашествия, но уже тепло бе и вода нача являтися, но сами старцы еще хотеша воскресение пребыти и посем паки бежати по лесам укрыватися, но не успеша: в сие время приидоша к ним безбожнии и взяша их, Богу тако попустившу. Точию два человека сокрышася из старцев: отец Тимофей и Макарий, не яты быша, а прочие вси из старцев яты быша и выведены на Т... в главное местопребывание безбожнаго отряда, где были весьма радостни безбожницы, яко обретше того настоящаго отца Симеона и всех прочих. Тако же и стариц по мале времяни всех во едино место собравше и стрежаху крепко. А келии и всю святыню, книги, иконы и продукты и вещи все огню предаша, надругавшеся над священным местом и святынею. А еще многое безчинные воины женское празнечное одеяние емляху, во своя влагалища наложиша. Животных всех по оскудении снега тоже сюда на Т... во едино место собраша.

Главари безбожнаго отряда были по фамилии Щербин и Валов и обыскатель народа и вещей лютый безбожный тиран Сафронов и словоиспытатель Соколов.

Впоследствии была объявлена от некиих мать Тавифа с сестрами, скрывшимися негде. Поход в поиски сих был немногими из отряда солдат с предводителем Софроновым и Нсчаевым. Сей последний поход в поиски сих стариц совершался без нас, точию со старцами: миряне в то время находились на работе плотов по реке Д... Но слышахом от неких, како звероронравный безбожный тиран Софронов, кия козни не умыслял над смиреными старцы, дабы сказали пребывание стариц и путь к ним и да ведут на место. Старцы не хотяще быти предателями, не хотяху показывати путь к ним, аще нецыи и ведяху путь. Един из старцев дерзновенно изрече: «Аз вем сих стариц, и не иду предати стадо Христово». Сей зверонравный (Софронов. — Н. П.) в ярости бияше первее толстыми палками, потом тонкими прутьями бияше без милости, потом вервию оцепив за тайныя уды влечаше без милости, дабы вел ко старицам (это был отец Израиль) и прочия многа истязания и томления новым исповедником содела, богохульная наругания и срамословия воздух оскверни скверноглаголанием. Сии терпяху о Господе вся находящая на них напасти. Нецыи из старцев не были тако истязуеми, яко ж друзии, несколько усумнешася, видящи тако истязуемых, начаша соглашатися искати, аще точно не все видяху сих стариц, но хождаху семо и овамо, разсмотряюще ради страха, аще и чрез велию скорбь бе обаче хождаху божиим попущением наидоша на стариц. Старцы просили канвой, чтобы внезапным нашествием не устрашить стариц и молиша Софронова не оказывать суроваго обращения. И так тихо помалу-помалу приидаша к келиям и вшедше в ня спокойно .Таковым приходом старицы мало устрашени быша.

По обыскании было объявлено всем собираться и выходить на Т..., где вси собрани уже быша старцы и старицы во едино место. И собравшеся поидоша, не могущих же идти старцы на нартах повезоша. По выходе из келий стариц обычно бысть все предано огню, разве что где возмогоша сокрыти, а на себя мало что возмогоша понести, оставшее все нещадно предавша огню.

И старицы Евгения и Маргарита в сие же время взяты быша и выведены, яко близ живущии со старицей Тавифой. Приход был властей к сим старицам 12 апреля в страстную среду. Четверток отдыхали, в пяток пошли с места, дорогой начевали две ночи, пришли на Т... в Христов день.

И тако вси воедино место собрани быша под стражу, потом избраша некиих и отправиша на реку Д... к мирянам на построение плотов, большая часть людей оставлени быша на месте. Могущии строили плоты и здесь на Т... Приспе праздник Пасхи, всех изгоняху на работу и неволею творяху озлобление. По открытии воды соделаша плоты зде на Т... и на Д... и собравше мало точию не всех, как старцев и стариц. Из старцев осташася два человека: вышепомянутые отец Тимофей и брат Макарий, а из стариц мать Анатолия с пятию послушницами, Божиим изволением покрываеми осташася, в некоей сокровенной келие близ старицы Валентины пребывающих. А прочии вси волею или неволею объявлени быша и изведени из келий 60 человек, из них мужеска пола 19 человек и женска 41 человек. Но потом с пути плавания из того числа убегше мужских два человека и женских четыре. Оставшияся 54 человека были вывезены на плотах на Енисей в народное место. Половина из них были отпущены на свободу как менее значительных по определению безбожных, а другую половину: 13 человек мужских, из них 8 черноризцев и женских 14 человек, из них 12 черноризиц, были под строгой стражей отправлени в Красноярскую внутренную режимную тюрму, за которыми более имелось подозрение от властей, яко предводящии людьми и для них неблагонадежными.

Здесь начались допросы и разcледование от рождения и до cего времяни, кто каков и откуда бысть и что имя ему и чесо ради последова на пустынное житие. И из мирян христолюбцев были вывезены, кроме скрывшихся, три семьи и одиночки, всего 14 человек, из них триех удержаша, а оставшии пущены быша на волю. И еще из християн трие из других мест взяты быша в сие же время, и во едино место собрани и вси отправлени быша в тюрму. Христолюбцев 6 человек — сим объявиша вину яко помоществоваху старцем и старицам.
И по многом разследовании и содержании в тюрме один год и несколько дней сих 33 человека осудиша невинных непраздным судом, всех к лишению свободы и на работы сроком на 25 лет, инии же на 15 и на 10 осуждени быша.

И потом вси быша отправлени по лагерям на работы, нецыи и в дальныя края, кого куда по имени властели определиша. Отец Симеон, отец Антоний и Александр, и еще нецыи из старцев и мирян и мнози из стариц были отправлены в Иркутскую область. В мае месяце 7460 года. А уже 5 августа 7461 года преставися отец Симеон, пребыв в заключении от начала взятия два года и четыре месяца, мало пищи приимаше, в воздержании пребывая. В тюрме варево не приимаше, и в лагере тоже варево не приимаше, разве когда даваху крупу сам варише. Оскуде здравием, яко и прежде сего здравием некрепок был, изнеможе телом и впаде в недуг, объят его опухоль, и помал предаде дух свой Господеви и прият могила неизвесная для нас многострадальное тело его в недра своя, погребен бысть там сущими погребатели на указанном месте. Сие мы слышахо чрез писменное сообщение с ним бывшаго некоего сострадальца по лагерю, по имени Ивана, сообщившаго о его кончим сюда родственникам.

С великою слезною скорбию было слушать таковое печальное известие, что мы вси лишихомся таковаго светильника сияющаго всему миру и всем нам делом и словом, могущаго научити и утешити во всех напастех. Вельми бо разумен и в писании наказан и мудр во всем бяше, и в духовном и в телесном разсуждении несть сему подобнаго.Всех на пути спасения наставляше и поучаше словом и житием. И в сие время невозможно утешитися о лишении возлюбленнаго нашего наставника и учителя, даже солнце светит немило и свет помрачися в очах, не видя и не слыша сладкия глаголы отца Симеона. Но се все не от нас бысть, Богу тако благоизволивши и восхотевшу пояти его к себе в место покойно от скорби на радость, от молвы в тишину, от труда в покой. А нас оставиша сиротствовать в юдоли плачевном сего мира безбожнаго. Яко брань бе велика на нас от видимых и невидимых враг наших всегда находимся во иступлении и желаем спастися, но враг запинает ны и в погибель низводит, и дел добрых не творим, в лености пребываем. Едина чаша всем предстоит, испити ей смерть, никто же ея не минует, но грешным горька она, и не имущи конца мучение ожидает мя грешнаго. Но молю тя, отц святый, помолися о нас грешных к милостивому создателю Богу нашему, да избавит нас вечнаго мучения. Мы веруем, что ты жив о Господе и слышишь наш лепет, все твои труды и потове незабвены пред Богом. Желаем мощи твои имети зде но не возмогаем, жестокосердечнии власти не дают. Безбожие водворилось и царствует, и видится весма близко и конец всему этому видимому миру. Все события по писанию предсказывают, и не знаем где укрыться от насилия врагов креста Христова. Помолися о нас, отче святый, дабы Господь еще дал нам место тихо и безмолвно, во еже укрытися.
IIo раззорении и по освобождении бывшие люди, чада твоя, в сие время разсеяни по лицу земли, а еще нецыи и широким путем поидоша, в погибель ведущим. Но мнози ревнующе благому житию ищут престанища, аще бы хотя не во едином месте обрести возмогли. Благоволи и не забуди о сих.

Еще обратимся на прежереченная. Весть о кончине отца Симеона, егда бысть пропущена, тогда по нем пропето было и погребение. А еще при отъезде с Д... и выселению властьми всех весной 7459 года 5 мая, выезде на плотах, прежде сего отец Симеон, чрез единаго брата преподаде благословение на исполнение духовных нужд и управление над братиею отцу Тимофею, кроме еже не приимати на исповедь женский пол. И тако малое стадо христово словесных овец осташася в пределах Д... в велицей скорби и плачи и сетовании о лишении своих сподвижников и разрушения пустыннаго пребывания и сожжения до основания всего монастырского стяжания, паче жс духовнаго, святых икон и книг. И себе не имуще пристанища, одержими боязнию, бегающе аки елени (зверие — на полях) от места на место, едва помалу в себе пришедше, собрашася вкупе вси, и посудивше о сотворшемся событии весьма печальном и реша: яко не без Божия промысла сицевое сотворися дело, исполнено великаго ужаса и смятения. И аще по Божию изволению се бысть, что нам много скорбети о сем: бысть искушение избранным его, яко злато в горниле, кто каков явится.

И мало утешение обретше, поткнуша себе кущи для пребывания, аще и немалое время ради опасности от воздушных надзирателей преходяще от места на место, носяще крест пресладкого Исуса, вся с радостию терпяху, под наставлением и управлением отца Тимофея и матери Анатолии, пребываху в теплых молитвах и мольбах к Богу со слезами о себе и о страждущих отцех и братии, матерей и сестр. Труждающеся в телесных работах, кормящеся от трудов своих, всю печаль свою на Бога возложше, аще той попусти на ны бурю велию сию и скорбь, той же паки силен и укротити ю, и печаль в радость пременити, еже и бысть, по скорби радость велия явися.

По прехождении трех лет и 9 месяц, отнележе взяти быша старцы и старицы и христолюбцы безбожными, излияся милосердие Божие за молитвы всех укрывавшихся и страждущих за веру Христову. Идеже быша слезы, тамо радость велия явися в 7463-м году, зимой в декабре месяце вси отпущены быша на свободу восвояси, кто куда изволит поехать невозбранно, вины не имущи на себе некоеяже, и аки никогда же осужден быша именоватися. Отец Симеон и мать Маргарита, сии почиша о Господе в заключении и в злострадании душа своя npидавше, яко мученицы венцем победным от Бога венчани будут в день праведнаго суда Божия. А прочии вси оставшиися в живых старцы и старицы и христолюбцы возвратишася. Аще и не вси на первое житие обратишася, но мнози нецыи изволиши пространное житие и широким путем пойдоша, ведущим на погубление. А инии, ревнующе по Бозе, евангельским путем изволиша ходити и на преднее житие сташа, аще и в разсеяни бяху, под наставлением елико возможно отца Антония, яко имущаго на сие благословение прежде от отца Симеона, еже управляти братиею и все духовные нужды исполняти старцев и стариц. И по раззорении невозможно всем пребывати во едином месте, ради предостережения для пред идущаго проживания более безопаснее, изволиша разделитися.

И тако с Божиею помощию пояснихом мало нечто о старцах, и сих другопредатном благословении, начиная от преставления отца Савы, еще в Колыванской тайге жительствовавших с 7438 года, и кончая настоящим временем, 7465 и 66 годов. Какия произошли события и перемены за сие время, гонения и опустошения от безбожных властей, и всех крыющихся — уму не постижно. Но Божиим смотрением и строением еще остаются и пребывают, согласно святаго писания: Не имут бо скончатися грады Израилевы до втораго пришествия Христова.
Аще кто уведати хощет родословие и другопредатное соблагословение старцев начиная от Иосифа патриарха, да чтит книгу «Родословную», а сие токмо дополнение ко оной, вкратце пояснихом. Самое нужное уяснить о другопредатном благословении отец наших, како оное и в настоящее время простирается и по сие время не пресякло — поясняется выше приведеном описанием настоящаго сочинения.

По сем прошу прощения от отец и братии наших за все мои грубыя ошибки, недоразумения и забвения. Истиннолюбие прошу исправить, что излишнее оставить и сократить, и недостаточное восполнить, ибо забвение и недоразумение надо всеми нами хвалится. Да воздадим благодарение о всем и да речется от нас: Слава отцу и сыну и святому духу и ныне и присно и во веки веком. Аминь.

Написася сие дополнение к книзе «Родословной» в 7466 году, закончена 1 марта. Написано многогрешным и недостойным имени и звания, слагаемо численностию является: десятичное число и пятичное и сотое с седмидесятим и пятьдесятое последи

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 3// М., 1990. С. 266.
2 Покровский Н. Н. Новые сведения о крестьянской старообрядческой литературе Урала и Сибири XVIII в. // Труды Отдела древнерусской литералы. Т. 30. Л., 1976. С. 165—180.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАМЯТИ
ИСТОРИКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ
СИБИРСКИЙ ХРОНОГРАФ
1994


На главную страницу