А.Б.Макарова. Использование архивов Красноярского края по истории Норильского комбината


В 1987-1993 гг., работая научным сотрудником, затем старшим научным сотрудником музея истории освоения и развития Норильского промышленного района, я дважды получала 10-дневные командировки в Красноярск для работы в архивах. Здесь я имела возможность убедиться, что в Красноярске хранятся чрезвычайно ценные и важные для изучения истории Норильского промрайона фонды. Это относится, прежде всего, к Красноярскому краевому государственному архиву, где мною впервые исследованы материалы так называемого "норильского восстания" политзаключенных особорежимного Горного лагеря после смерти Сталина в 1953 году. Результатом этой работы явились публикации "Медвежка в июне 1953 года" в "Заполярной правде" в 1992 году, страницы посвященной 40-летию массовой забастовки в Горлаге ("Заполярная правда", 1993 год), статьи "Норильское восстание. Май-август 1953 года" в московском журнале "Воля" № 1 за 1993 год. Во всех этих публикациях широко используются материалы фонда р-2041 (опись 1, дело 2 в четырех томах), дело № 74 по обвинению гр.Френкеля П.А., Касилова И.С., Коваленко И.С., Коваленко Л.В. и Измайлова М.И. по статье 58-10 ч.1 и статье 59-2 ПУК РСФСР. "Начато 26 мая 1953 года, окончено 12 мая 1956 года". Здесь рассказывается о чекистском расследовании "вины" руководителей забастовки в первом лаготделении Горлага на руднике "Медвежий ручей". Эту архивную находку я считаю просто уникальной. Трудно было даже предположить, что дело сохранилось и его можно, прочесть. Один из героев этого "дела", Лев Владимирович Коваленко, приезжавший на Дни памяти в Норильск, плакал, узнав об этом.

Редкий и интересный материал об освоении богатств Норильского промрайона силами Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) в 30-х годах нашего века хранятся в фонде р-1386; типичные примеры "работы" следователей, прокуроров и судей в 1936-1941 гг. дает фонд р-2056 в этом же архиве. Почерпнутые здесь сведения использованы частью при подготовке новой экспозиции двух залов Норильского музея, частью в экскурсиях и лекциях на тему "Норильск и Норильлаг", "Люди, годы, судьбы".

Будучи членом общества "Мемориал", я многократно обращалась с запросами к работникам информационного центра УВД при Красноярском крайисполкоме, где содержатся сведения о репрессированных в норильских лагерях. Работала также с картотекой и фондам бывшего партархива (сейчас центр хранения и изучения документов новейшей истории) в поисках данных реабилитации бывших репрессированных членов и кандидатов ВКП(б). Все эти материалы пригодились для создания в норильском музее картотеки репрессированных, ранее не существовавшей.

На основе картотеки Красноярского общества "Мемориал" нами разработана компьютерная программа для сохранения персональных данных о тех, кто прошел Норильлаг и Горлаг.

Работа в Красноярске для меня была продолжением норильских архивных исследований. Привычка постоянно обращаться к норильским архивным богатствам возникла у меня еще лет 15 назад, во время работы в "Заполярной правде" и "Норильском строителе". Ведь только архивы самого города Норильска могли дать свежему человеку, только приехавшему в этот необычный край, представление о его сложной и многогранной истории, в том числе, - и запрещенной для публикаций в годы застоя. Знания об этой истории помогли мне накопить прежде всего Норильский городской государственный архив, архив НГМК, где хранятся личные дела работников комбината, Таймырский окружной государственный архив, ведомственные архивы норильских строителей, геологов, проектировщиков, металлургов и т.д.

Норильск - действительно необычный город, выросший в Заполярье благодаря труду тысяч заключенных и горстки вольнонаемных работников. Память о людях, отдавших все силы, энергию, талант строительству НГМК, не должна быть похоронена, как их бренные останки - в траншеях на кладбище под горой Шмидта (это кладбище было срыто бульдозерами). Бывшие репрессированные достойны памяти и благодарности потомков, ведь среди них были совершенно замечательные ученые, строители, геологи, горняки, писатели, художники, артисты. Примеры можно приводить тысячами. Сошлюсь всего на один.

Как мозаика, складывается из разрозненных архивных источников увлекательная тема научного исследования. В Норильском городском государственном архиве, в папке Личной переписки начальника комбината и лагеря А.А.Панюкова, я обратила внимание на приказ о готовящемся крупном строительстве Норильского завода черной металлургии. Приказ удивил: как известно, Норильск - город цветных металлов, а месторождений железа здесь нет. В архиве НГМК мне не раз попадались в личных делах записи об участии норильчан в выездных геолого-разведочных экспедициях, самой крупной из них была Нижне-Тунгусская. Это именно она искала и нашла железные руды. А участниками поисков оказались бывшие заключенные Норильлага: известный геофизик П.И.Касаткин - один из авторов и конструкторов аэромагнитометра, геодезист Н.Н.Лазарев - будущий лауреат Ленинской премии в Норильске за свайное фундирование, ленинградец-блокадник, будущий главный геолог НКГРЭ Н.Н.Егоров и даже знаменитый пулковский астроном Н.А.Козырев. Выезжал на Нижнюю Тунгуску и Н.Н.Урванцев, причем архив рассказал об удивительных последствиях этой поездки.

Как раз в разгар моих поисков пришло в Норильский горгосархив письмо живой участницы Нижне-Тунгусской экспедиции В.И.Бучацкой - как выяснилось из нашей с ней дальнейшей переписки, она отлично помнила П.И.Касаткина, Н.Н.Лазарева, Н.А.Козырева и многих еще. И, что меня особенно заинтересовало, она работала в этой экспедиции вместе с Л.Н.Гумилевым.

В архиве НГМК хранится служебная карточка освободившегося 10 марта 1943 года из Норильлага бывшего "врага народа" Льва Николаевича Гумилева (личное дело № Г-2084) - сына двух прекрасных русских поэтов Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Из-за незначительной ошибки в написании фамилии ("Гумелев" вместо Гумилев) его личное дело никем до этого не востребовалось. Мне же оно послужило путеводной нитью, чтобы пройти по следам легендарной Нижне-Тунгусской геолого-разведочной экспедиции, организованной Норильским комбинатом на третий год войны. Помогли в поисках не только живые свидетели, которых удалось найти, но и архивисты ведомственного архива в поселке Купец. Здесь удалось разыскать "Книгу приказаний по геологическому отделу" 40-х годов, а там в нескольких приказах упоминается Л.Н.Гумилев - геотехник, старший геотехник, работавший сперва у Д.Г.Успенского на Хантайском озере, затем - у П.И.Касаткина на Нижней Тунгуске (сохранились геологические отчеты в фондах НКГРЭ) и ушедший отсюда на фронт. Кстати, дату отправки - октябрь 1944 года - будущего великого историка и этнографа Л.Н.Гумилева, вместе с группой из 16 работников Норильского комбината, подтвердил архив Туруханского горвоенкомата, в который я обращалась с запросом (шестеро, в т.ч. Гумилев, уезжали на фронт из Туруханска). Только благодаря архивам Красноярского края мои розыски увенчались успехами и закончились публикацией серии материалов в газете "Горняк", где я сейчас работаю корреспондентом и продолжаю изучение истории в качестве независимого исследователя.

_____

Архивный фонд Красноярского края: вопросы научного и практического использования документов.
Тезисы докладов научно-практической конференции г.Красноярск, 20 октября 1995 г.
Красноярск, 1995 г.


На главную страницу