А. В. Слабуха. Пантеон "отца народов" в Приенисейской Сибири у Полярного круга (историко-градостроительное расследование)


'... футляр, говорит, при всякой вещи принадлежит".
Н. Лесков ("Сказ о тульском  косом Левше и сильной блохе").

Этот поселок на берегу Енисея у самого полярного круга 40 лет назад был "известен каждому человеку в Советском Союзе и очень многим за его границами"1. Теперь же нам потребовалось не мало времени, чтобы попытаться восстановить забытую, а во многом и неизвестную историю создания музейного комплекса в Курейке2.

С утверждением Советской власти и возникновением тоталитарного режима в России начинается осуществление политики увековечивания и возвеличивания вождей. Если в 1920-е гг. по всей стране устанавливались сравнительно скромные по размерам и художественному оформлению бюсты и скульптуры вождей, а мемориальные здания, связанные с их жизнью и деятельностью отмечались простыми мемориальными досками, то с 1930-х гг. начинается возведение более монументальных скульптурных памятников, а затем и музеефицированных мемориальных комплексов.

Особенно ярко эти процессы проявились в Сибири и, в большей степени в Красноярском крае, где отбывали ссылку многие из руководителей Октябрьской ре­волюции.

Во второй половине 1930-х гг. постановлением Красноярского крайкома партии (ВКП(б)) решено было превратить в музей небольшой дом, в котором в 1914—1916 гг. жил И.В. Сталин, отбывая ссылку в станке Курейка Туруханского края.

Село Курейка (ныне Игарского района Красноярского края) расположено на левом берегу Енисея неподалеку от устья р. Курейки, что в 20 км от Северного полярного круга. В XIX в. здесь была организована почтовая станция. Во времена пребывания ссыльных большевиков (Н.М. Свердлов, И.В. Сталин и др.) станок состоял из нескольких "деревянных домишек, стояв­ших далеко друг от друга". Неподалеку располагались "2—3 остяцких юрты"3. Все население станка состояло из 38 мужчин и 29 женщин. Основное занятие — охота и рыбная ловля4. В начале же 1930-х гг. сюда в Курейку ссылали кулаков из европейской части России5.

Расположенный на высоком берегу Енисея и подвергающийся вредным атмосферным влияниям мемориальный дом решили "покрыть деревянным футляром для предохранения от порчи". Организацию работ возложили на Управление Норильскстроя и исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) НКВД, в чьем ведении находились обширные территории Приенисейского Севера. Общее наблюдение осуществляли работники крайкома партии.

По распоряжению начальника Управления Норильскстроя и ИТЛ летом 1937 г, были произведены натурные обследования мемориального дома. Комендант Управления Е.Я. Табачников, производивший осмотр, в отчетном рапорте докладывал: «Домик этот очень ветхий, и чтобы сохранить его на продолжительное время необходимо весь разобрать, заменить нижние венцы, несколько потолочных балок, а также бревен стенных». Обращалось внимание на необходимость укрепления береговой полосы от ежегодных обвалов. Тогда же были даны указания «прорыть канавы возле дома для изоляции от прикосновения воды».

Реставрируемый дом состоял из двух половин: изба с прирубом. Каждая из частей имела отдельную стропильной конструкции двухскатную крышу с покрытием из "долгой драни". На фронтоне прируба был "прикреплен портрет товарища Сталина, а под ним — мемориальная доска, на которой написано, что здесь жил сосланный царским правительством борец за счастье народное товарищ Сталин7.

Проектные материалы были подготовлены к лету 1937 г.8 После того более, чем через год, в конце лета 1938 г., приступили к возведению деревянного павильона9. И в первых числах ноября того же года строительство было окончено10. Интересно отметить, что футляр соорудили лишь над одной из двух частей дома — там, где жил И. И. Сталин; а вторая часть дома оставалась, что называется, "под открытым небом". Небольшая музейная экспозиция была размещена сначала в одной, "укрытой" комнате, немного позже она занимала уже все помещения дома11. Оборудовать музей помогли сотрудники исследовательской экспедиции Морского отделения Арктического института, работавшие неподалеку, в устье р. Курейки12.

Местоположение музея было особенным: находился он в конце улицы, на самом краю высокого яра13 Крупные размеры музейного павильона "с двухэтажный дом" активно выделяли его из общего фона одноэтажной деревянной застройки.

Ярко выраженная симметрия главного фасада павильона нарушалась с севера непокрытой частью мемориального дома. Для размещения сохраняемой части исторического дома, размеры которой в плане составляла 3x4 м, внутреннее пространство павильона — "каркаса"14 было достаточно просторным, так как в плане оно составляло почти квадрат с размерами сторон около 6 м каждая. Объем павильона завершался простым карнизом большого выноса и двускатной тесовой крышей. Внизу павильон опоясывал невысокий немного выступающий цоколь.

Композиционное решение фасадов определялось структурой деревянного каркаса. Так, линии его элементов расчленяли плоскость главного фасада на десять равных частей-ячеек, расположенных в двух уровнях: но пять ячеек в каждом. Симметрия в композиции главного фасада была подчеркнута осевым расположением входного проема. Двустворчатая филенчатая дверь и размещенное над ней почти под самым карнизом круглое окно небольшого диаметра занимали центральную часть фасада, ограниченную стойками каркаса. В расположенных справа и слева ячейках- проемах (по четыре с каждой стороны) были одинаковые оконные рамы-витрины. Стоит отметить, что горизонтальная линия профилированного пояска-полочки между верхним и нижним рядами окон служила осью симметрии для рисунка членения оконных переплётов. Это определило необычный и редко встречаемый прием использования "перевернутых" рам.

Для обшивки лиственничного каркаса и отделки павильона были использованы тесаные обрезные доски и деревянные, несложного сечения профили (для обрамления окон, дверей и пр.)15

Определенную роль в истории павильона сыграла книга "И.В. Сталин в сибирской ссылке", вышедшая в конце 1942 г. в Красноярске16. Несмотря на полное отсутствие в тексте информации о созданном в Курейке мемориальном музее, в книге тем не менее был помещен снимок деревянного павильона. Думается, что изображенное на фотографии здание музея "отца всех народов" ни внешним видом, ни масштабом, ни качеством исполнения не могло соответствовать требованиям, предъявляемым к подобного рода монументальным сооружениям. Повествуя о революционной деятельности вождя, в том числе и в Туруханском крае, книга содержала некоторые компрометирующие И.В. Сталина факты, и, видимо, вызвала неприятные воспоминания о частной жизни в енисейской ссылке17. Книга, сигнальный экземпляр которой был послан в Москву на "высочайшее" утверждение, вызвала крайнее неудовольствие И.В. Сталина18. В результате основная часть тиража была уничтожена. Подобное случилось и с деревянным "каркасом". Вскоре он был разобран19. Таким образом, мемориальный дом вновь оказался "без крыши" — в естественном состоянии. На этом история строительства музейных павильонов в Курейке не закончилась.

Следующий этап музеефикации мемориального дома был связан с новыми преобразованиями в крае. Здесь строился крупнейший в стране Норильский металлургический комбинат. В ходе осуществления государственной политики совхозного строительства Курейка превратилась в "передовое хозяйство", где развивали т.н. "полярное земледелие". Были использованы также потенциальные возможности идеологического воздействия мемориального места. Все это способствовало превращению Курейки в образцовый поселок "нового социалистического типа".

Идея создания для музея вождя нового величественного здания приобрела к исходу войны вполне конкретные очертания. Зимой 1944—1945 гг. силами архитекторов проектного отдела комбината и "Горпроекта" Норильска был проведен закрытый конкурс на эскизный проект дома-музея И.В. Сталина в Курейке. На рассмотрение было представлено около тридцати проектов высокого качества20. По итогам конкурса был издан Приказ по Норильскому комбинату НКВД СССР от 30 января 1945 г., где говорилось: "1. Объявить благодарность с занесением и трудовые книжки и личные дела и премировать участников конкурса авторов-архитекторов: по в/н (вольнонаемным) — Л.С. Непокойчицкого В.С.,  Миненко Л.В.,   2000руб,  Тороцко Н.Н. - 1000 руб. Хорунжего С.В.- 1000 руб., по  з/к (заключенным) — А.С. Пестова Д.Д.   250 руб., Мазманяна М.Д. —150 руб., Кочара Г.Б. — 150 руб. 2. …вольнонаемным отоварить премии в размере 25%. 3. ...продать указан­ным заключенным продуктов на 100 руб. каждому и пошить по суконному костюму21.

К осуществлению был принят утвержденный в Москве проект норильского архитектора Сергея Владимировича Хорунжего22.

В декабре 1949 г., в дни празднования семидесятилетнего юбилея Генералиссимуса было решено начать ближайшим летом работы по постройке нового мемориального комплекса. Строительство осуществлять силами и средствами Норильского горно-металлурги­ческого комбината НКВД.

Была создана специальная контора по строительству. Ее деятельность курировали начальник Управления строительства Комбината Н.П. Епишев и бывший заключенный инженер И.А. Шамис23. К лету 1950 г. из Норильска прислали бригаду опытных строителей, — заключенных с небольшими сроками лишения свободы, — всего около двухсот человек.

Возведенный павильон представляет объем простой формы размером в плане 21x21 м. Отметка верхней точки фасада равняется 13 м. В плане композиционная "ось здания закреплена двумя входными тамбурами небольших размеров, включенными во внутреннее пространство павильона24.

Конструктивные особенности здания были предопределены особенностями природы приполярного района. Основа сооружения — металлический каркас. Заполнение стен — из толстых лиственничных пластин (распиленных вдоль лиственничных бревен). Под железобетонным фундаментом забиты двести лиственничных свай, не поддающихся гниению в течение двухсотлетнего срока. Покрытие здания выполнено по однопролетному каркасу без промежуточных опор.

В архитектурно-художественном образе просматривается поиск новых решений внешних классических форм путем использования возможностей передовых технологий и современных строительных материалов (большепролетные металлические конструкции, монолитный железобетон).

Внешний вид павильона подчинен главному назначению здания — достойной демонстрации мемо­риального объекта. В решении симметричных фасадов использован прием рамки. Вместе с этим форму зда­ния павильона с большой степенью вероятности можно прочитать как огромную арку (триумфальную арку). Здесь характерно преобладание стены; антаблемент, несмотря на тектоническую четкость, лишь немного выделен тонким пояском и почти сливается с боковыми фланкирующими участками стен. Карниз здания увенчан ступенчатым фронтоном. Ритмический ряд в плоскости огромного проема создают восемь тонких деревянных колонок, стилизованные капители которых имеют растительные формы, с включением элементов советской символики — небольших пятиконечных звезд. В центральных пролетах колоннада западного и восточного фасадов устроены прямоугольные порталы, подчеркивающие ось симметрии фасадов. Скромная декоративная отделка порталов представлена профилированными наличниками, обрамляющими двупольные филенчатые остекленные двери. Кроме того, восточный портал имеет плоский фронтон и своеобразный картуш в виде стилизованного развернутого свитка, как бы "вытекающего" из дверного проема. Завершение западного портала решено в иных формах. Это — аттик квадратной формы, увенчанный карнизом с зубчиками. Снизу по углам аттик отделен двумя отрезками несложного профилированного карниза импоста. В Центре аттика расположено круглое окно, украшенное лиственной гирляндой и фестонами.

Монументальность архитектурного образа здания поддержана выразительностью использованных приемов и материалов художественной отделки фасадов. Стены оштукатурены и рустованы "под красный гранит", невысокий цоколь облицован природным гранитом.

В интерьере созданы все условия для лучшего визуального восприятия мемориального дома, размещенного в центральной части зала. Большие оконные проемы обеспечивали проникновение внутрь павильона в течение всего дня солнечных лучей, которые последовательно освещали каждый фасад исторического дома. Линейная чистота периметра стен павильона изнутри нарушена постановкой двух прямоугольных объемов входных тамбуров. Выполненные по подобию классических портиков, они во многом повторяют формы и используют архитектурные детали входных порталов павильона. Особое значение придавалось формам и отделке плафона. "Плоский" (т.е. невысокий и большого диаметра) купол вознесся на высоту один­надцати метров. Его основание по кругу украшает обшитый лентой лиственный венок. За "золотым точеным бордюром" по нижней границе плафона скрыты электрические лампы; их яркие лучи, отражаясь от криволинейной поверхности купола, в вечернее время заливали мягким светом огромное пространство павильона.

/ Развитие (изменение) архитектурных форм музея И В Сталина в Курейке

В одном из путеводителей по Енисею25 так описывалась внутренняя обстановка музея: "Дубовый паркетный пол устлан пушистыми коврами. По сторонам стоят никелированные вешалки для одежды, глубокие мягкие кресла. В посредине павильона, на толстом слое желтоватого песка, стоит обнесенный толстым малиновым бархатным шнуром маленький ветхий домик..."

Ограниченность цветовой палитры фасадов в полной мере компенсирована богатством красок в убранстве интерьера: небесно-голубой свод, белые стены, "золоченые" лепные детали, бордовые матерчатые панели.

Тщательно продумано инженерное обеспечение сооружения. Была выстроена специальная электростанция для круглосуточного отопления и освещения павильона26. Конструкция высоких оконных проемов сделана так, чтобы поверхность стекол даже в самую суровую зиму не могли покрываться льдом или снегом. Для этого и промежутках трехслойных оконных рам непрерывно циркулировал подогреваемой воздух. Сооружены особой конструкцией вентиляционные шахты, которые до настоящего времени надежно защищаю здание от вредных разрушающих воздействий вечной мерзлоты27.

Главный вход павильона, поставленного у берега Енисея, на северо-восточной окраине Курейки, сориентировали  на восток — к реке.

Организация окружающего пространства соответствует сильно выраженному осевому построению объему павильона, симметричной композиции его главного фасада. Торжественную эспланаду, соединяющую главный вход и причал на берегу Енисея, создают ряды сибирских и голубых елей, строй нарядных светильников, цветники и газоны, скамьи, малые архитектурные формы. Естественный подъем рельефа от берега художественно оформлен лестничными маршами с балюстрадой. Центральное место в партере эспланады по оси главного фасада павильона занимает десятиметровая статуя вождя на высоком бетонном постаменте 28.

Для столь величественного сооружения достойным фоном стал новый регулярно спланированный поселок29.  Его композиционная организация, органичная природному окружению, представляет "Т"-образный» план  с двумя планировочными осями, где луч главной улицы,  проходящей с севера на юг параллельно берегу Енисея, замыкается зданием музея.

Воспринимаемый туристами с борта теплохода поселок должен был производить впечатление цветущего на фоне зелени которого выделялось монументальное здание музейного павильона.

После открытия нового павильона в 1952 г. Каждый теплоход в обязательном порядке причаливал в Курейке для посещения туристами и пассажирами дома-музея. Состояние торжественности и парадности зримо передается в стихах красноярского поэта Казимира Лисовского:

"Видишь: над заветною избушкой
Мраморный поднялся павильон

Делая мечту народа былью.
 Всю любовь, весь жар своих сердец
Архитектор, каменщик вложили
В этот строгий и простой дворец.

Мы идем по скверу. Мы — у цели.
 Величав и мужественно прост.
Руку заложив за борт шинели,
Вождь стоит у входа в полный рост…30

Так случилось, что музей просуществовал не долго. Вскоре после смерти И.В. Сталина музейный павильон для посещений был закрыт. В связи с решением XX съезда КПСС и известными изменениями в идеологической направленности внутри страны со стороны Министерства культуры на имя директора дома- музея в Курейке Н.С. Лукьянова поступило письмо, где указывалось на необходимость перестройки экспозиции и создания новой выставки, «отражающей пребывание и деятельность большевиков в Туруханском крае» 31. Но несколько последующих лет первоначальная экспозиция оставалась без изменений и значит была «не актуальна". Новая выставка, очевидно, так и не была сформирована. Позже основную часть музейных экспонатов передали Ачинскому музею32. Что-то из мемориальных вещей оказалось в Красноярске33. Пытаясь избавиться от внешних "именных атрибутов" мемориала статую вождя демон тировали и сбросили под лёд на середине Енисея рядом с поселком34. Позже разобрали и основной музейный экспонат — деревянный дом, что покоился внутри павильона. Теперь о былом присутствии и габаритах мемориального дома напоминает оставшийся кирпичный фундамент, выложенный в 1951 г.

В настоящее время состояние полной заброшенности свидетельствует о том, что здание музейного па­вильона уже долгие годы находится без присмотра. Отсутствует большая часть оконных рам. Почти полностью разобран дубовый паркет. Разрушается штукатурка. Многие фрагменты гипсового декора утрачены, и лишь немногие сохранившиеся, элементы малой архитектурной пластики свидетельствуют о былом великолепие интерьера. На территории вокруг павильона строй полуразрушенных мачт уличных светильников и ряды сильно разросшихся елей напоминают о некогда существовавшем благоустроенном зеленом партере. Береговая полоса вновь приобрела свои естественные природные очертания.

Многие десятилетия Курейский павильон оставался вне реестра "возможных" достопримечательностей на туристических маршрутах по Енисею. Поэтому и не удивительно, что оказался почти забытым. В последние годы известный интерес возродился в связи с расследованиями событий 1930—1950-х гг.

Нам же была интересна жизнь исследуемого объекта с точки зрения эволюции его форм в контексте исторических событий. Так дом, где жил И.В. Сталин, был первоначально отмечен скромной доской, затем становится музеем, заключается в деревянный "футляр" и постепенно превращается в мемориальный комплекс с грандиозным павильоном, десятиметровой скульптурой вождя, торжественной эспланадой с парадным лестничным спуском к причалу на Енисее. Но этот комплекс, созданный по идеологическим и политическим мотивам подневольным трудом сотен заключенных, просуществовал не долго и с развенчанием культа личности вождя потерял свое значение.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Енисей. Путеводитель-справочник: от пристани Мину­синск до пристани Дудинка / Сост. К. Лыжин. — Красноярск, 1953. - С. 148.

2.Рабочим материалом для написания данной статьи послужили: архивные документы, издания ранее запрещенные и совсем редкие книги, периодическая печать последних лет и времен функционирования музейного комплекса, устные свидетельства современников событий, а также результаты натур­ных обследований объекта.

3. Швейцер В.Л. Сталин в Туруханской ссылке. (Воспоминания подпольщика). — М., 1 940. — С. 21, 29.

4.Москалев М.А. И.Н. Сталин в сибирской ссылке. — Красноярск, 1942. — С. 138 — 139.

5. Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г. Сборник документов. — Новосибирск, 1992. — С. 196—197.

6^ Документы хранятся в Архиве Норильского горно-металлургического комбината (далее АНГМК): оп. 98, д. 7, л. 12. (Данные любезно предоставлены В.И. Козловым).

7. Из текста под фотоснимком Б. Толчинского // Красноярский рабочий. — 1939. — 20 дек. (№ 290). — С. 3.

8. АНГМК: оп. 89, д. 7, л. 12.

9. О начале работ не ранее конца лета можно судить по фотоснимку, выполненному летом 1938 г., где мемориальный дом запечатлен в естественном открытом состоянии, т.е., без футляра. См.: Красноярский рабочий. — 1939. — 20 дек. (№ 290). — С. 3.

10. Несколько противоречивые сведения существуют по поводу точной даты открытия музея. См.: Белоусов С. Музей И.В. Сталина // Большевик Заполярья. — 1939. — 1 янв. (№ 1). — С. Г, Антонов И.С. В низовьях Енисея. Опыт Усть- Курейской ледоисследовагельской станции. — M.-JI., I 940. — С. 34.

Очевидно, что строительство павильона было закончено к ноябрьским праздникам 1938 г., а музейную экспозицию подготовили лишь во второй половине февраля 1939 г., т.е. к началу открывающейся 22 февраля III Краевой партийной конференции.

11. Белоусов С. Музей И.В. Сталина // Большевик Заполярья. — 1939. — 1 янв. (№ 1). — С. 1; Штейнберг А. Курейка //'Сибирские огни. — 1940. — № 2. — С. 129.

12. Антонов B.C. Указ. соч. — С. 34. Строительство осуществлялось, видимо, без конвоированных заключенных, т.к. лагерная зона в Курейке была организована позже, — в 1942 г.

13. Белоусов С. Указ. статья.

1 4. "Каркас" — неофициальное название первого музейного павильона, основой которого была деревянная каркасная конструкция; название бытовало в местной периодике. См.: Штейнберг А. Указ. статья. — С. 127-^132.

15. Возможно для строительства был использован материал, который принадлежал ВЦСПС и был предназначен для строительства в Курейке лечебницы, столовой и яслей. АНГМК: оп. 98, д. 7, л. 12.

16.Москалев М.А. И.В. Сталин в сибирской ссылке/ Отв. ред. К.У. Черненко. — Красноярск, 1942. — 211с.

17. Аллилуева С. Только один год. — Нью-Йорк, 1969— С. 330; Такер Р. Сталин: Путь к власти, 1879—1929. История и личность / Пер. с англ. — М., 1991. — С. 151, 170 (прим. 29).

18.Чебуркин П. Пантеон Генералиссимуса // Полярные горизонты. — Красноярск, 1990. — Вып. 3. — С. 116 (см. прим.); Ярославцев В. Курейский след // Красноярский ком­сомолец. —- 1989. — 21 дек.

19. В книге стихов известного красноярского поэта Казимира Лисовского "Курейка, станок рыбацкий", вышедшей в Красноярске осенью 1 945 г., «В одной из графических заставок (худ. В. Федотов) изображен мемориальный дом без павильона (С. 19).

20. АНГМК: оп. 95, д. 4.

21. АНГМК: оп. 95, д. 4.

Среди премированных были Витольд Станиславович Непокойчицкий — главный архитектор проекта генерального плана Норильска, впоследствии кандидат архитектуры (1967 г.), лауреат Ленинской премии СССР, и его супруга архитектор Лидия Владимировна Миненко. В Норильск они приехали летом 1939 г. из Ленинграда по приглашению начальника строительства Норильского комбината легендарного Авраамия Павловича Завенягина (Лебединский В.Н., Мельни­ков П.И. Звезда Заполярья. — М., 1971. — С. 39, 51, 54).

Геворг Барсегович Кочар в 1957 г., после политической реабилитации, был восстановлен в состав членов-корреспон­дентов Академии строительства и архитектуры СССР, по специальности "Архитектура". (Архитектура СССР. — 1957- — № 5. — С. 2); Г.Б. Кочар и М.Д. Мазманян были арестованы в 1937 г. в Ереване и провели в ГУЛАГЕ по 17 лет.

22. Чебуркин П. Указ. статья. — С. 114.

23.Там же.

24.Архитектурные обмеры павильона выполнены под руководством автора статьи группой студентом-архитекторов Красноярского инженерно-строительного института в 1990 г в ходе комплексной экспедиции Архитектурного Регионального Колледжа (науч. рук. В.А. Шляхин). а также в 1991 г. (2—14 авг.) во время Международного семинара по Енисею, организованного Мастерской Архитектурных Процессов (рук. арх. Л.Д. Мякота; г. Красноярск). Об этом см.: Мержанов С.(И.) Проблемы архитектуры Приенисейского края: |Сообщ. о на­уч. -практ. семинаре-экспедиции по Енисею с 25 июня по 15 июля 1990 г.) // Архитектура и градостроительство. Отече­ственный опыт / ВНИИТАГ. — М., 1991. — Nil 1. — С. 53; Ар­хитектура, идеология, образование: Материалы к научно-проектному семинару-экспедиции по Енисею 25 июня — 15 июля 1990 г. / Сост., науч. рук. В.А. Шляхин. — Красноярск, 1990. — 67 с.

25.Енисей. Путеводитель-справочник: от пристани Минусинск до пристани Дудинка / Сост. К. Лыжин. — Красно­ярск, 1953. —С. 150.

26. Ярославцев В. Курейский след // Красноярский рабочий. — 1989. — 21 дек.

27. Чебуркин И. Указ. статья. — С. 115, 120.

28.Скульптура И.В. Сталина была поставлена видимо ранее начала строительства второго павильона. Об этом свидетельствует С. Бессонов в своих наблюдениях летом 1949 г. См.: Бессонов С. В далекой Курейке // Сибирские опт. — 1949. — № 6. — С. 136—138.

29.Квасов Н. Новая Курейка. Заметки директора дома- музея И.В. Сталина // Красноярский рабочий. — 1952. — 2авг. (№ 100).

30.Красноярский рабочий. — 1952. — 6 июля (№ 159). — С. I,

31.Фонды Ачинского краеведческого музея. Красноярский край. "Письмо И. Игнатьевой, заместителя начальника Отдела музеев и охраны памятников Министерства культуры РСФСР, от 23 мая 1958 г. Директорам историко-революционных и домов-музеев".

32.С 1940 по 1956 гг. в Ачинске существовал дом-музей И.В. Сталина; в этом городе вождь отбывал окончание срока ссылки. — |Марьясов О.Ю. (Ачинск:) Дом, в котором жил И.В. Сталин... // Памятники истории и культуры Красноярского края. — Красноярск, 1989. — Вып. 1. — С. 16].

33.В Красноярске в 1944 г. были музеефицированы дом и флигель, где останавливался И.В. Сталин по возвращении из Туруханской ссылки. — (Музеи и памятники Красноярска / Сост. З.К. Глусская. — Красноярск, 1950. — С. 7--Х, 10|.

34.Сапожников В.К. Распятие с бриллиантами. — Новосибирск, 1990. -С. 151.

 

Архитектура Мира-4. Запад - Восток: личность в истории архитектуры / ВНИИТАГ; МАрхИ.1995

 


На главную страницу